ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы обнаружили еще целый ряд аномалий — угловатые темные объекты, вращающиеся совсем близко к этой плотной древней звезде. Массивные структуры, настолько большие, что отбрасывают плотную тень, когда проходят мимо диска. Что они делают очень часто. Их много, прижатых так близко, что каждый оборот совершается за минуту.

Вскоре мы убедились, что это артефакты, находящиеся глубоко внутри гравитационного колодца.

Конечно, эта знакомая концепция, она напомнила мне о Фрактальном Мире у маленького красного солнца — этого убежища отставников. Действительно, у этого места много общего с тем огромным обиталищем. Только здесь масштаб расстояний в сотни раз меньше. Невероятное количество материи затолкано в этот колодец, в плотный туннель сжатого пространства-времени.

Тот, кто там живет, должен очень ценить свободное пространство.

Это существа другого порядка жизни, живущие в другом типе измерений. В тесноте, которую старейшие расы интерпретируют как любящее спасение.

Присоединившись к остальным в ситуационном помещении, я смотрела, как эта новая вариация старой темы постепенно вырастает перед нами.

— В каждой галактике существует несколько миллиардов белых карликов, — заметил Акеакемаи. — Если даже небольшая их часть так населена, количество трансцендентных существ невероятно. А с Земли до контакта ничего обнаружить нельзя.

Сара держала за руку Эмерсона, который смотрел на корабли конвоя, может быть, опасаясь того, что они сделают, когда мы прибудем. Я сочувствовала ему. Мы все ждем этого.

Замедление продолжалось в нормальном пространстве, как доложила материализовавшаяся машина Нисс. Она закончила исследовать символ у нас на носу — широкую полосу, означающую наше незаконное пребывание в высшем порядке разума.

— Позволь высказать предположение, — сказала я, прежде чем вертящаяся голограмма начала объяснять. — Эмблема означает союз кислородных и водородных существ, наконец-то встретившихся.

Одно из моих немногих оставшихся удовольствий — удивлять высокомерную машину.

Откуда… откуда вам это известно? — спросила она.

Я пожала плечами — беспечный жест, скрывающий, что я просто угадала.

— Два сегмента, встречающихся под углом в сто четыре градуса. Это может символизировать только связи молекулы воды. Водород плюс кислород, соединяясь, создают самый фундаментальный ингредиент химизма жизни. Ничего загадочного.

Вращающиеся линии как будто качнулись..

Может быть, для вас, ответил Нисс. Предубеждения землян, наверно, не настолько фиксированные. Но для меня это было настоящим шоком. После всех предупреждений, после бесконечных рассказов о том, как опасны занги… какие они нелогичные, раздражительные и ненадежные…

Я пожала плечами.

— Маленькие мальчики обзывают маленьких девочек, и наоборот. Часто они не выносят общества друг друга. Но когда вырастают, начинают нуждаться друг в друге.

Аналогия поверхностная. Тем не менее сравнение имеет смысл!

Я часто размышляла об антагонизме кислородной и водородной жизни. Если они такие фундаментально различные, такие враждебные и несовместимые, как занги и их собратья умудряются сохранять мир с цивилизацией Пяти Галактик так долго? Почему одна сторона не уничтожит другую, вместо того чтобы неохотно сотрудничать в сложном порядке миграции и экоуправления, разделив спиральные рукава и космические линии с относительным минимумом насилия?

Действительно — как? Это казалось невероятным.

Если, конечно, все это не было разработано на более высоком уровне! На уровне, на котором оба вида жизни достигают наконец зрелости и способны найти общую почву.

Завершение, когда каждая сторона поставляет то, чего не хватает другой.

Итак.

Вот мы и здесь, в месте слияния и консолидации. В союзе, созданном среди сильных гравитационных течений, глубоко в Объятиях Приливов.

Кажется, нас пригласили. Остается только один вопрос. Почему?

ГАРРИ

Он ждал, что дома его встретят с поздравлениями; может быть, сам Вер'Кв'квинн или по крайней мере старшие помощники старого моллюска с нетерпением получат данные Гарри и послушают рассказ о его успешной миссии.

Необыкновенно трудной миссии, если говорить правду. Эпического путешествия в одно из самых трудных мест пространства Е, где он преодолел ужасные препятствия и даже привез с собой пару людей-сунеров вдобавок!

Предвкушая все это, он обнаружил, что Каззкарк охвачен хаосом.

На северном полюсе все причальные площадки были заполнены, кроме нескольких, предназначенных для официального использования. Приближаясь к одной из таких площадок, Гарри должен был прокричать свой код и добавить угрозы, прежде чем мрачный робот Института Миграции наконец указал ему щель, отведенную для кораблей Института Навигации.

За освещенными звездами приемными устройствами Гарри разглядел мириады судов беженцев, занимающих всю поверхность планетоида от одного конца до другого, создавая плотную, сбивающую с толку путаницу теневых форм и стробоскопического света.

— Разве это не здорово, Двер? — прошептала девушка с обезображенным лицом — Рети, у которой при этом зрелище загорелись глаза. — Разве я тебе не обещала? Держись меня, и я приведу тебя к цивилизации! Так я сказала. Прощай, вонючая старая Джиджо, привет, галактика! Мы. больше никогда не будем грязными, голодными, бедными и никогда не будем скучать.

Гарри обменялся взглядом с другим человеком, высоким мужчиной. Оба человека явно ничего не понимают. Но в отличие от Рети Двер, по-видимому, знает это. В глазах его выражение страха и благоговения.

Примерно так же и я себя чувствовал, подумал Гарри. Звездные корабли расположены тесно, как разбитые стволы мурввы после сильной бури на Хорсте. Нарушения стали, должно быть, значительно серьезней с моего отлета… если народ выбирает старый пыльный Каззкарк, чтобы здесь спасаться!

Магнитные якоря притянули избитую разведочную станцию, которая с облегченным стоном наконец опустилась. Гарри тоже впервые с момента отлета почувствовал, как его оставляет напряжение, и свободно передохнул.

Снова дома… каким бы он ни был.

Переместив данные для Вер'Кв'квинна в портативное переносное устройство, он повернулся и подтолкнул гостей к шлюзу. В нормальное время, если бы он возвращался из разведывательного полета, эта пара стала бы настоящей сенсацией на сонной базе. Новость быстро бы разнеслась повсюду, и офицер, арестовавший сунеров, стал бы знаменит.

Остатки верности преследовали Гарри. В конце концов люди — патроны его собственной расы. Конечно, по закону они теперь должны быть ему безразличны. Но привычки изменяются с трудом.

К тому же Двер и Рети спасли мне жизнь.

И поэтому, когда они проходили по короткому туннелю в глубину планетоида, противоречие заставило Гарри сомневаться, а не испытывать торжество.

Все в таком хаосе. Может, мое сообщение о них останется незамеченным.

Он решил, что сможет с этим смириться.

Входной Атриум был полон шума и смятения, здесь толпились представители множества рас, не обращая внимания на ритуал расового старшинства и интерклановый протокол, добиваясь принятия и надеясь найти убежище в становящемся все более опасным и непредсказуемым космосе. Институтский пропуск позволил Гарри миновать несколько преград, двигаясь впереди большой очереди с двумя людьми за собой. Тем не менее ему потребовалась большая часть мидура, чтобы добраться до последнего барьера с надписью ИММИГРАЦИЯ И КАРАНТИН. По пути он услышал кое-какие разговоры о том, что приводит в панику цивилизацию Пяти Галактик.

…три или четыре пункта перехода в секторе Ланингуш проявляют непоследовательность или катастрофическую пространственную рекомбинацию, — шипел на галсемь торговец тинуктгуппит, обмениваясь слухами с круглым п'орт'лом, глаза которого, расположенные на груди, тревожно блестели.

П'орт'л в ответ фыркнул — богатый, гармонично насыщенный звук.

76
{"b":"4729","o":1}