ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я слышал, большинство уцелевших пунктов перехода захвачены местными союзами, которые налагают незаконные налоги на всякий прилетающий и улетающий корабль. В результате застряло очень много купцов, студентов, пилигримов и туристов, которые не могут вернуться домой.

К удивлению Гарри, два молодых человека не впали в панику и не испугались толпы. Рети счастливо улыбалась, поглаживая шею своего маленького урского «мужа», а Двер рассматривал многообразие форм жизни, время от времени наклонялся к девушке и шептал, указывая на чужака, которого узнал — возможно, по легендам, рассказываемым у лагерного костра в его родном племени. Гарри не ожидал такого космополитического отношения. Тем не менее Двер выдавал себя, сжимая в руке лук и стрелы. Он все-таки нервничал.

Гарри подумывал о необходимости конфисковать это примитивное оружие. Теоретически пленники не должны быть вооружены. Но он сомневался в том, что самый отъявленный галактический бюрократ узнает оружие в этом наборе прутьев, нитей и кусков обтесанного камня.

Кстати о галактических бюрократах, подумал он, подойдя к последней стойке. Этот мрачный хунский чиновник был на дежурстве в последний раз и оставался все таким же несносным. Несмотря на объявленное чрезвычайное состояние, Твафу-ануф хлопал своим богато раскрашенным горловым мешком на всякого, у кого обнаруживалась хоть малейшая неправильность в документах, и, не обращая внимания на протесты, возвращал посетителей в хвост очереди. Когда Гарри подошел к нему, хун казался уставшим и измотанным от работы.

Приготовься к сюрпризу, ты, мрачный старый бюрократ, подумал Гарри, представляя себе, как его новый цвет шерсти и хвост потрясут Твафу-ануфа.

К его разочарованию, хун едва взглянул на Гарри и снова повернулся к главному монитору. Очевидно, изменение цвета шерсти не сказывается на официальном статусе земного шимпанзе.

— А, хр-р-р-рм. Итак, наблюдатель Хармс снова навязывает свою нежеланную обезьянью внешность моим уставшим органам чувств, — заметил Твафу-ануф на галшесть с сильным акцентом. — Но только на этот раз — и это так же отвратительно — он привел с собой двух своих оборванных земных хозяев. Они наконец заберут вас домой, как непослушного ребенка?

Гарри почувствовал, как напряглись Двер и Рети. И поторопился ответить решительней и тверже, чем намеревался сначала.

— Твафу-ануф, вы превышаете свои полномочия, в которые не входит оскорбление сотрудника Великого Института. Однако если вы нас немедленно пропустите, я воздержусь от выражения формального протеста.

Возможно, усталость после долгой успешной миссии придала голосу Гарри больше властности. К его удивлению, рослый хун, по-видимому, не собирался продолжать свои традиционные насмешки. Твафу-ануф поднял одну гигантскую руку.

— Хр-р-р. Покажите мне въездные идентификационные ярлычки людей. Пожалуйста.

Гарри покачал головой.

— Это образцы, предназначенные для исследований в Институте Навигации, и прибывают на Каззкарк под мою ответственность и по моим полномочиям. Можете провести биосканирование обоих человек, прежде чем пропустить нас. На это потребуется тридцать дуров. Правила не разрешают более длительную отсрочку. Или мне доложить непосредственно Вер'Кв'квинну?

Их взгляды встретились. Горловой мешок Твафу-ануфа раздулся, оттуда послышался низкий гулкий звук. Гарри знал, что его отругали на полутайном расовом диалекте. Но формально оскорбление не было нанесено, поскольку не использовался официальный галактический язык; тем не менее несколько присутствующих, по-видимому, поняли язвительное замечание, переглянулись и стали выражать одобрение или неодобрение. С катастрофы на колонии НюДаун, столетие назад, всем было известно, что хуны терпеть не могут членов осажденного земного клана.

Двер Кулхан неожиданно расхохотался, и этот звук перекрыл низкий гул Твафу-ануфа, заставив того споткнуться и едва не упасть. Хун бросил удивленный взгляд на молодого человека, который сказал на англике — тоже неофициальном языке, который в эти дни понимают многие разумные:

— Ну, здорово сказано! Подождите с дур, пока я объясню этому бедному шимпу, как вы отозвались о его фигуре, предках и тому подобном!

Наклонившись к Гарри, Двер подмигнул и прошептал:

— Улыбайся и делай вид, что ты говоришь мне что-то для передачи этому придурку.

Гарри мигнул.

— Что такое ты пытаешься…

Двер снова выпрямился, громко расхохотался и показал на Гарри. Он как будто что-то хотел сказать Твауф-ануфу, но не мог сдержать хохот.

— Он говорит… этот шимп говорит…

Рети с кислым выражением закатила глаза. Но Гарри мог лишь в немом изумлении смотреть, когда Двер глубоко вдохнул, посмотрел прямо на Твауф-ануфа… и начал подражать низкому хунскому ворчанию!

В глазах Двера даже появилось свирепое выражение, он продолжал издавать звуки, похожие на отрыжку, а инспектор в изумлении и отчаянии хлопал своим горловым мешком.

Наступила неожиданная тишина. Двер перевел дыхание и снова перешел на англик.

— Ну разве не здорово? Там, откуда я, любой шимп, который сказал бы такое, считался бы настоящим…

Гарри схватил Двера за руку и стиснул. Парень силен для человека, но ему, конечно, по силе не тягаться с шимпом. Двер послушно смолк, дружелюбно улыбаясь толпе. Никогда никто не слышал, чтобы землянин ворчал по-хунски. А уж тем более Гарри!

И тут вдобавок маленький «муж» Рети высунул из сумки свою урскую голову и презрительно зашипел на высокого хуна, вызвав еще большее изумление в толпе.

— Хватит! — воскликнул Твауф-ануф, ударив тяжелым кулаком по стойке, отчего открылась дверца. — Люди, говорящие по-хунски? Хуны, говорящие, как земляне? Неужели весь космос спятил! Убирайтесь отсюда! Идите!

Чиновник закрыл массивную голову руками, а Гарри, продолжая сжимать руку Двера, потащил его за собой. Они благополучно миновали контроль Каззкарка, и Гарри выпустил руку Двера, только когда входной Атриум остался позади.

Отступив на шаг, он, словно впервые, посмотрел на молодого человека.

После долгой паузы Гарри хмыкнул и коротко кивнул.

— У меня к тебе только один вопрос.

— Какой? — отозвался Двер.

— Ты можешь меня научить делать так, как сделал там?

Всегда можно так рассказать о событии, чтобы сделать его самым обычным.

Ожидая в приемной Вер'Кв'квинна встречи с боссом, Гарри мысленно пересматривал свой краткий отчет о встрече с Двером и Рети в пространстве Е, удаляя все намеки на то, что они с сунерской планеты. Нет необходимости скрывать факты. Кто еще, кроме подлинных землян, способен понять, что у Двера домотканая одежда и неолитическое оружие?

Гарри мог даже доказать, что не нарушает свою клятву. Как бы не нарушает.

— Ваш корабль вышел из строя и вы утратили все свои личные вещи до того, как вас подобрало машинное существо, — твердил он паре. — Вы также испытали травму мозга, вызвавшую временную амнезию. Это согласно Традиции Помощи Путникам дает вам право на получение помощи. Возможно, этого хватит, чтобы оплатить воздух, воду и протеин, пока вы не найдете возможность зарабатывать сами. Поняли?

Двер серьезно кивнул, а Рети прошептала маленькому самцу-уру:

— Слышал, йии? Травма мозга. Да у Двера она постоянная.

«Муж» отозвался, попытавшись укусить ее левую руку, которую Рети вовремя отдернула. Гарри немедленно решил, что маленькое существо ему нравится.

— Я знаю кое-кого в Нижнем Городе, — сказал он. — Может, там найдут для вас подходящую работу. А пока вот вам чип со стандартной информацией о Каззкарке и прилегающем секторе, — продолжал он, передавая стерженек, который Рети тут же сунула в свое самое драгоценное имущество — потрепанный обучающий компьютер земной конструкции. — Пока я внутри, старательно все изучите. Покончив с делами, я отведу вас в безопасное место. Но в обмен мне нужна ваша история — вся история, поняли? О вашем доме и обо всем.

Оба человека кивнули, и Гарри решил, что они его поняли.

77
{"b":"4729","o":1}