ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы тоже думали об этом, невесело рассуждала Джиллиан. Но я, должно быть, что-то сделала неверно, потому что ротены сумели последовать за нами и выдали местоположение наше и шести рас.

Она заметила, что лейтенант Тш'т смотрит на нее. Упрекает в том, что привела «Стремительный» в такое трудное положение? Дельфин долго и пристально смотрел на нее, потом отвернулся, а Сара продолжила:

— Согласно этому обучающему устройству, звезды, подобные Измунути, производят в своей разбухшей атмосфере огромное количество тяжелых атомов. Особенно много углерода, который покрывает все оказавшиеся поблизости твердые предметы. Корабли наших предков прибыли на Джиджо, черные от этого вещества. «Стремительный», вероятно, единственный корабль, попытавшийся проделать это дважды: на пути туда и обратно. Ручаюсь, это вещество создало вам проблемы.

— Еще бы! — прогремел усиленный голос Суэсси. Ханнес постоянно боролся с растущим слоем углерода. — Это существо тяжелое, у него необычные свойства, и оно забивает все гребни вероятности.

Сара кивнула:

— Но подумайте: что, если кто-нибудь использует такое покрытие? Разве это не лучший способ собрать его?

Она снова погладила черный куб, передавая данные с него на большой дисплей. Хотя Сара провела на борту всего несколько дней, она начинала привыкать к удобству современных орудий и инструментов.

Перед советом появился похожий на зеркало прямоугольник, отражающий яркое свечение плоской поверхности под ним.

— Возможно, я невежественная туземка, — заметила Сара. — Но мне кажется, что можно собирать атомы звездного ветра с помощью чего-то, обладающего обширной поверхностью и малой начальной массой. Такое устройство может даже не тратить энергию на отлет, оно просто движется под действием световых волн.

Лейтенант Тш'т прошептала:

— Сссолнечный парус!

— Так это называется? — кивнула Сара. — Представьте себе машины, прибывающие через пункт перехода в виде компактных объектов, спускающиеся к Измунути, затем разворачивающие такие паруса, чтобы на энергии звезды вернуться назад к пункту перехода, набирая по пути слои одномолекулярного углерода и другие элементы. Расход энергии на тонну вещества будет минимальным!

Вращающаяся голограмма Нисса продвинулась вперед.

Ваша гипотеза предполагает наличие экономичной техники для сбора ресурсов, причем механоидам понадобится всего лишь один пункт перехода для прилета и отлета. В индустриальных районах Пяти Галактик имеются дешевые альтернативы, но здесь, в Четвертой Галактике, в данное время промышленность ничтожна или вообще не существует вследствие недавней миграции и объявления галактики невозделанной…

Нисс сделал короткую паузу.

Механоиды идеально подходят для такой работы по сбору Урожая, они способны быстро и легко создавать специальные версии для подобной работы. И с минимальной массой. Это объясняет, почему их двигатели и щиты кажутся хрупкими перед такой бурей. У них нет запаса прочности для неизведанного.

Джиллиан видела, что осталась только половина оранжевых точек, пытающихся уйти от тяготения Измунути, прежде чем их захватит плазма. Три пурпурные точки уже легко и грациозно поднялись к конвою механоидов.

— А как же занги? — спросила она.

Я предполагаю, что они и есть наниматели механоидов. Наша Библиотека утверждает, что группы зангов иногда нанимают представителей порядка машин для специальных услуг. Время от времени то же самое делают великие кланы кислорододышащих.

Что ж, похоже, их планы нарушены, — заметил Суэсси. — На этот раз немного груза доберется домой.

Дельфин в туннеле, наполненном водой, испустил задумчивое щелканье. Это не тринари, а звуки, которые дельфины издают, когда глубоко задумаются. Джиллиан по-прежнему чувствовала себя виноватой в том, что попросила Каа участвовать в этом полете: ведь это означало для него оставить возлюбленную в опасности на Джиджо. Но для ее отчаянного плана «Стремительный» нуждается в первоклассном пилоте.

Согласен, заключила вращающаяся голограмма Нисса. Занги будут в дурном настроении после этой неудачи.

— Из-за экономических потерь? — спросила Тш'т. Из-за этого, но не только. Согласно Библиотеке, водорододышащие плохо реагируют на сюрпризы. У них более медленный метаболизм, чем у кислородной жизни. Все непредвиденное для них внутренне неприятно.

Конечно, для создания, которое, подобно мне, запрограммировано на поиски нового, такое отношение кажется странным. Как без сюрпризов быть уверенным, что объективный мир существует? Можно предположить, что вселенная всего лишь один большой…

— Минутку, — прервала Джиллиан, прежде чем Нисс углубился в философские рассуждения. — Нас всех учили избегать опасных встреч с зангами, предоставив контакт с ними специалистам их великих Институтов.

Совершенно верно.

— Но теперь ты говоришь, что они могут быть особенно сердиты? Может быть, раздражены?

Голограмма Нисса напряженно свернулась.

Доктор Баскин, после трех лет знакомства с вами, знакомства с тоном вашего голоса и образом мыслей, ваш последний вопрос вызывает тревожное ощущение.

Справедливо ли я опасаюсь? Вам кажется раздражительность загнов… привлекательной?

Джиллиан молчала, но позволила себе мрачно и загадочно улыбнуться.

ГАРРИ

На часах его личного времени прошло пять лет с тех пор, как он сделал невозвратный шаг, стоя среди добровольцев из пятидесяти чуждых рас и тщательно выговаривая слова выученной наизусть клятвы, написанной много веков назад какой-то давно исчезнувшей расой. После вступления в корпус наблюдателей жизнь Гарри не просто изменилась — она ушла от его генетического наследия, и теперь его верность принадлежит не родной планете, а возвышенному чиновничеству, которое уже было древним, когда его отдаленные предки все еще прятались в земных джунглях от динозавров.

Однако во время обучения его поражало, как часто другие студенты расспрашивали его о земном клане, чья история стала самой популярной межзвездной драмой. Сможет ли племя незащищенных, лишенных спонсоров волчат догнать звездную цивилизацию и не повторить обычной судьбы выскочек? Вопреки незначительности Земли этот вопрос вызывал многочисленные споры и рассуждения.

Каково это, спрашивали его другие новички, иметь патронами людей, которые сами себя научили таким фундаментальным умениям, как речь, космические полеты и евгеника? Как неошимп, Гарри по своему статусу был ниже любого Другого клиента на базе, но он почти стал знаменитостью: одни относились к нему враждебно, другие восторженно, но почти все — с любопытством.

В сущности, он немного мог рассказать своим соученикам о террагентской цивилизации, потому что всего лишь год провел среди неошимпанзе, обладающих речью, прежде чем ушел из университета и записался в Институт Навигации. На самом деле он вел жизнь изгнанника.

Родился он в космосе, на борту террагентского разведывательного корабля. Смутные воспоминания о корабле «Пеленор» говорили Гарри об утраченном рае, полном высокотехнологических удобств, о теплом месте, где так приятно играть. Члены экипажа казались ему богами: офицеры-люди, рядовые-неошимы и неодельфины… а также веселый, похожий на дерево советник-кантен; все они были постоянно заняты своими делами и отвлекались от них, только когда ему хотелось приласкаться или быть подброшенным в воздух.

Но вот в один ужасный день его родители решили высадиться, чтобы изучать странное человеческое племя на отдаленной колониальной планете Хорсте. На этом кончилось участие Гарри в эпохальном полете «Пеленора» и началась та часть его жизни, которая вызывала у него жгучее раздражение.

Воспоминания о космических просторах и гудящих двигателях делались туманными и идеализированными. Во время детства на этой пыльной планете представление о космических полетах становилось все более волшебным. И когда Гарри наконец покинул Хорст, его поразила подлинная стерильная чернота между редкими звездными оазисами.

8
{"b":"4729","o":1}