ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, ну, — сказал он, стараясь подражать речи собеседника. — Может, я и преувеличил. Признаю, что сумел сохранить одну-две вещи после кораблекрушения. Несколько особых вещей.

— Несомненно, сокровищ, — откликнулся синтианец, и по его горбатой спине пробежала заметная дрожь. — Что ж. Среди своих я известна любовью к ранним земным вещам. Я могла бы помочь тебе сбыть эти вещи. А это? Это поможет тебе из бедняка, потерпевшего крушение, превратиться в богатого звездного путешественника! Ты мог бы купить билет и улететь куда-нибудь из этого жалкого места.

Не дожидаясь ответа, синтианец схватил Двера за руку.

— Ну, ну! Поговорим еще? Кивеи Ха'аоулин знает поблизости очень хорошее место, где можно поесть. Хорошая пища! Там хорошо говорить о сокровищах и о новостях со звезд! Пойдем?

Двер правой рукой потер лоб. На Джиджо лук — несомненная ценность. За глуповатым поведением Кивеи Ха'аоулин скрывается острый взгляд и способность понять истинную ценность вещи. Кто знает, сколько способен заплатить любитель за подлинную примитивную вещь с Земли?

Не хочется с ним расставаться, но это поможет мне больше узнать и, может быть, найти Рети.

Подгоняемый не только голодом, но и любопытством, Двер кивнул.

— Принимаю твое гостеприимство, Кивеи Ха'аоулин. Пойдем поговорим о многом.

И не обращая внимания на враждебные взгляды и ропот со всех сторон, он пошел за своим новым другом, надеясь на лучшее.

ЭМЕРСОН

Из своего тайного прозрачного убежища он видел, как мимо проносятся бесчисленные звезды… а также и другие огоньки, которые на самом деле были огромными кораблями. Пространство по соседству настолько заполнилось, что один невооруженный взгляд открывал сотни сверкающих снежинок или жидко переливающихся пузырей. Во все уплотняющейся толпе мимо кораблей из Фрактального Мира пролетали шары зангов, и все по спирали устремлялись к единой цели — горячему белому диску, окруженному роем гигантских игл, которые едва не задевали его поверхность.

Эмерсон решил туда не смотреть. Одна только мысль об этой цели так же нестерпима, как ее яркий блеск.

Он знал, что должно произойти вскоре, еще до прибытия «Стремительного». Он напряженно работал, чтобы подготовиться к этому.

Лишенный речи, Эмерсон лишь смутно представлял себе, почему «Стремительный» оказался здесь, почему корабли зангов так дружелюбно смешиваются с кислородными существами, которых всегда сторонились… а иногда с которыми и сражались. Глядя на то, как разговаривают Джиллиан и Сара, видя их наморщенные в сосредоточенности лбы, Эмерсон пытался уловить в звуках «ва-ва» какой-нибудь смысл. Но многие из постоянно повторяемых ими фраз типа «Объятия Приливов» не вызывали в его поврежденном мозгу никакой реакции. Наверно, это имеет какое-то отношение к постоянной тенденции тела растягиваться в определенном направлении, когда ноги нацелены в сторону белого карлика.

Но отдельные слова казались понятными — хотя бы отчасти.

— Объятие, — шептал он, наслаждаясь чувственным ощущением.

Несколько часов назад Эмерсон сидел рядом с Сарой, она прижималась головой к его плечу, и они вместе наслаждались моментом спокойствия. Он гладил ее волосы — это стало привычным способом помочь ей сбросить напряжение дня, постоянных стремлений с помощью математики вырвать у вселенной ее тайны. Это приятный долг. Он с радостью дал бы ей все, в чем она нуждается.

За исключением того, чего она захотела сейчас.

С помощью мягких намеков Сара стыдливо дала ему понять о своей готовности к новой близости… но он вынужден был отвергнуть это предложение. Высвобождаясь из ее теплых объятий, Эмерсон видел в ее взгляде вопрос. Тревогу, что он не находит ее привлекательной. Тревогу, что раны лишили его мужских желаний. Тревогу из-за того, что осталось так мало времени, чтобы двое слились в одно.

Как ей объяснить? Требуются слова, фразы, целые тома, чтобы оправдать отказ от такого естественного желания, от стремления тел проделать то же, что уже сделали сердца. Раздраженно он искал песню, которая подошла бы, но ничего не нашел. И только смог, прежде чем сбежать в свое звездное убежище, коснуться щеки Сары и взглядом выразить всю искренность своей любви.

С сексуальностью у Эмерсона все было в порядке. Он очень хотел доказать ей это. Но не сейчас. Предстоит столкновение, и ему потребуются все силы. Сильное животное стремление может помочь ему в предстоящих испытаниях, напомнив о приоритетах, о которых забыл поврежденный мозг.

План его был неизбежно груб, поскольку без слов ему трудно было мыслить. Зрительно представляя себе определенные действия, телесные движения, чувства и образы, он получал общее представление о том, чего следует ожидать и как реагировать, когда наступит время.

Оно должно наступить скоро. Эмерсон понимал пространственные диаграммы, и по мере того как «Стремительный» углублялся в гравитационную воронку белого карлика, ему становилась ясна одна истина. Точка, от которой нет возврата, будет достигнута тогда, когда корабли станут настолько близки друг к другу, что ни один не сможет отойти на нормально работающих двигателях. Джиллиан нужно вырваться до этого момента или навсегда расстаться с внешним космосом — царством открытого вакуума, где живут молодые расы. Где заполненное звездами небо пересекают сверкающие корабли.

Та же самая логика применима и к тайным фракциям Древних.

Им нужно действовать быстро, или они будут захвачены…

Эмерсон резко остановился — потом осторожно продолжил мысль.

…или… быть… пойманными… вместе с нами, внизу, в этом обиталище трансцендентных существ, и быть не в состоянии больше вмешиваться в дела Пяти Галактик.

Из его горла вырвался низкий звук. Несмотря на то что он этого ждал, неожиданное возвращение речи заполнило его смесью печали, радости и страха.

Слова… слова снова вернулись!

Но на этот раз Эмерсон был лучше подготовлен. Много дней он запасал воспоминания, старательно улавливал обрывки сказанного другими в надежде все сопоставить, когда наступит момент.

Попробую предположить. Эмблема означает единство водородной и кислородной жизни, которые наконец встретились…

…брошенные корабли, которые мы нашли в Мелком скоплении, должно быть, пришли из нашего прошлого… когда связано было больше пяти галактик.

…предположим, более древние и разумные существа обнаруживали свое присутствие после каждого разрыва… контролируя Великую Библиотеку… стирая сведения в архивах, изменяя их… или указывая «виновных»…

…вот в чем трансцендентность. Всякий вид, который был возвышен и выжил во время взрослой фазы… оказывается здесь, в этом месте…

Те, что снабдили «Стремительный» оболочкой, не только спасли нам жизнь… они позаботились, чтобы мы оставались в конвое до самого дна колодца…

…чтобы мы не могли высвободиться…

Так много мыслей возникло одновременно! Словно слепому удалили с обоих глаз катаракту, и все закрывающий вечный туман сменила предельная ясность. Однако многие концепции казались странно знакомыми! Как будто уже какое-то время толпились у самого порога понимания, их готовили неповрежденные части мозга, массировали, и нужно было только появление предложений, чтобы все встало на свои места.

Эмерсон с радостью провел бы часы, просто стоя здесь, позволяя гравитационным приливам направлять голову к небу, а в это время в его сознании гремели и объединялись мысли, как накопленная кровь. Но ему не дали такой возможности.

Послышался голос — одновременно отчужденный и насмешливый. Далекий, но издевательский.

МЫ ЗАМЕТИЛИ, ЧТО ТЫ НЕ ВЫЗЫВАЛ НАС, ХОТЯ МЫ СНАБДИЛИ ТЕБЯ КОДОМ ВЫЗОВА, ЧТОБЫ ТЫ СМОГ ПОЗВАТЬ НАС, КОГДА БУДЕШЬ ГОТОВ СОГЛАСИТЬСЯ С НАШИМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ.

Эмерсон не стал всматриваться в пространство снаружи между блестящих огоньков. Темный корабль, должно быть, подошел незаметно, и тщетно было бы пытаться увидеть его. Напротив, он сразу начал действовать, вытолкнул свое тело из узкого прозрачного убежища, скользнул вниз по ступеням, предназначенным для другой расы в другое время.

84
{"b":"4729","o":1}