ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сегодня мы видим, как сильные пытаются скрыть правду и соперничают за право уничтожить Благословенную Землю. Почему? Потому что их тревожит Большая Ошибка.

Так называемая «ересь» была подавлена давным-давно. Но правду можно только скрыть, ее нельзя уничтожить.

И теперь они боятся, что все разумные наконец поймут…

Миссионер сделал драматичную паузу.

…что хваленое Объятие Приливов — это объятие лжи!

Толпа, должно быть, уже знала суть послания. Но когда это было произнесено вслух, по собравшимся пронесся стон.

Это дало Гарри возможность еще немного помучить бедного чиновника.

— А как насчет этого, старина? — спросил он. — Поколение за поколением трудятся, испытывают мучения, никогда не веселятся лишь для того, чтобы их отдаленные потомки могли прыгнуть в черную дыру и оказаться в раю. Но что, если там, по другую сторону сингулярности, ничего нет? Если все эти труды ни к чему?

Твафу-ануф жалобно обвис, а его дочь наклонилась вперед, возбужденно вглядываясь туда, где в свете прожекторов взад и вперед расхаживал скиано.

…но есть другой путь спасения! Который не требует жизни на дальних горизонтах пространства и времени. Который приходит к каждому из нас, если только мы откроем…

Дочь Твафу-ануфа повернулась к своему спутнику, сильному на вид молодому самцу хуну, руку которого она с явной привязанностью сжимала. На ее плече сидел маленький роузит и смотрел на черное, похожее на хорька существо на спине у молодого хуна. Еще одно необъяснимое и ироничное явление: животные любят хунов, чего не скажешь о разумных.

Молодые хуны явно в периоде ухаживания — это выглядело бы трогательно, если бы не неизбежный исход: еще одно поколение мрачных угнетателей.

Зачем вообще хуны пришли на это странное собрание? Это противоречит самой их сути!

Гарри рефлекторно среагировал на толчок своего спутника.

— Посмотри туда! — указала Кивеи Ха'аоулин. — Это не один из тех землян, что ты ищешь?

Гарри всмотрелся в конец освещенной сцены, где стояли помощники скиано в развевающихся синих и золотых одеяниях. Среди них видна была невысокая человеческая фигуpa, одетая так же; она распоряжалась, посылая прислужников в толпу с тарелками для сбора пожертвований.

Гарри удивленно замигал.

Рети!

Ванна сама по себе преобразила бы девушку-сунера. Великолепная одежда сделала еще больше. Но Гарри видел, что и лицо ее изменилось. Там, где раньше по щеке и челюсти проходил шрам, теперь блестела гладкая розовая кожа.

Значит, посетителем мастерской по изменению тел был совсем не Двер. Мне следовало догадаться,

Рети, должно быть, бродила по Каззкарку, пока не нашла группу, которая сочла ее ценной, культ, иконой которого стала голубая планета волчат. Судя по внешности, она теперь занимает какое-то важное положение. Если Гарри и встречался с тем, кто способен выжить в любой обстановке, так это именно Рети.

— А теперь, — сказала Кивеи Ха'аоулин, — мы завершили круг. Теперь вы воссоединитесь, а я могу уйти.

Гарри собрался задержать синтианца… когда заметил, что аудитория снова волнуется. Толпа расступается, как Красное море. По проходу, между расходящимися, расползающими, отпрыгивающими существами, двигалась стройная фигура в серовато-коричневой одежде, которая словно расплывалась перед глазами. И когда фигура откинула капюшон из домотканой материи, показались взъерошенные волосы Двера Кулхана, блестящие, словно его. темные глаза.

Что ж, он, должно быть, кое-что истратил из своих семидесяти монет, подумал Гарри, заметив в руке молодого человека небольшое электронное приспособление. Двер держал его так, как туземцы Хорста держат лозу, когда ищут воду. На руке у Двера самодельный прибор из согнутых металлических трубок и гибких полосок кожи. Ни один галакт не распознает в этом устройстве оружие, но Гарри узнал очень опасную ручную катапульту, которая в близком бою опасней лука и стрел. А на поясе у молодого человека висел длинный нож в ножнах.

Для любого существа, не землянина, Двер выглядел совершенно спокойным, не обращающим внимания на толпу. Но Гарри видел напряжение в плечах Двера, который продолжал идти к помосту по проходу в расступающейся толпе. Кивеи снова начала отодвигаться, но любопытство победило осторожность, и синтианец остался и смотрел на приближающегося человека.

— Ну, ну… — снова и снова повторяла Кивеи, нервно облизывая усы.

Двер коротким кивком приветствовал Кивеи, он не казался рассерженным тем, что его обманули — к явному облегчению синтианца.

Подойдя к Гарри, он выключил маленький прибор.

— Вы очень разумно поступаете, капитан Гарри, нося при себе личный маяк. Я заплатил за несколько уроков, как нацеливать прибор на ваш сигнал. Дома мы с такой целью используем жуков-нюхальщиков.

Гарри пожал плечами. Он не думал, что это подействует. Но, очевидно, сунеры умеют приспосабливаться.

— Рад, что вы оба здесь, — сказал он, кивком указывая на Рети.

Двер посмотрел на сцену, где видна была Рети с попугаем скиано на плече; толпа в это время запела необычно привлекательный гимн на смеси полудесятка галактических диалектов с медлительным звучным англиком. Хотя зрачки у него слегка расширились, на лице Двера не видно было удивления.

— Следовало бы догадаться, — сказал он, покачав головой. — И как же вы собираетесь вытащить ее оттуда, не начав мятеж этих…

Молодой человек неожиданно смолк. Челюсть у него отвисла… потом он снова закрыл рот.

— Не могу поверить, — прошептал он. Потом с выражением мрачной решительности сказал: — Прошу прощения, капитан Хармс. Мне нужно кое-что сделать немедленно.

Гарри мигнул.

— Но… что…

Двер миновал его, молча и ловко сбросив верхнюю одежду. Быстрыми проворными движениями связал рукава и капюшон, получился импровизированный мешок, который молодой человек держал в руке. Протискиваясь к первому ряду почетных гостей, он не обращал внимания на протесты сидевших сзади. Пение толпы заглушало все жалобы. Двер миновал Твафу-ануфа и его дочь и направился к третьему хуну — молодому самцу. Похожее на выдру животное наконец что-то почувствовало. Хотя смотрело оно в другую сторону, из черной шерсти на шее поднялась острая щетина. Животное начало поворачиваться, чтобы посмотреть назад блестящими черными глазами. В глазах появилось удивленное выражение узнавания, и в этот момент Двер прыгнул.

Чтоб меня побрили! — подумал Гарри, глядя, как извивается это животное в руках Двера, щелкает зубами и бессильно шипит. Двер сунул его в мешок, но видно было, что внутри животное продолжает дергаться, пытаясь освободиться.

Это титлал! — Гарри показалось, что проворное гибкое существо ему знакомо, но размер кажется неподходящим. Миниатюрный титлал… на плече у хуна!

Неудивительно, что он не узнал сразу. По размерам титлал примерно с шимпанзе. Они совсем не домашние животные. Это разумные, владеющие речью звездные путники, которых на Земле хорошо знают и которыми восхищаются. К тому же, подобно своим патронам тимбрими, они терпеть не могут хунов!

В голову Гарри пришло возможное объяснение. Неужели Двер спасает детеныша титлала из плена?

Теория тут же рассыпалась, когда третий хун повернулся, увидел Двера и громко заворчал — радостно и удивленно. Мешок продолжал дергаться, а зрители тем временем стали свидетелями беспрецедентного в анналах цивилизации Пяти Галактик зрелища — человек и хун радостно обнялись, словно давно не встречавшиеся братья из одного дома-города.

Они нашли место, чтобы поговорить, за решеткой, поддерживающей платформу для почетных гостей. Гарри пораженно слушал, как рослый друг Двера превосходно говорит на разговорном англике, хотя и с древним акцентом.

Олвин излучал энтузиазм, радость жизни, и это казалось для него совершенно естественным, хотя Гарри раньше никогда не видел, чтобы хун вел себя таким образом.

— Хр-р-р. Когда я видел тебя в последний раз, Двер, ты висел под воздушным шаром с горячим воздухом, готовясь в одиночку сразить боевой корабль джофуров. А как ты оказался здесь?

91
{"b":"4729","o":1}