ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гек права. Олвин и Ур-ронн с каждым разом задерживаются все дольше. Клешня так долго не продержится.

— Прости, — сказал Каа. — Мы не можем рисковать всем ради небольшого шанса…

— Наплевать на риск и на то, большой шанс или нет! Это не важно!

Ее глазные стебельки раскачивались и переплетались в яростном гневе. Она продолжала ругать Каа, но он знал, что должен быть тверд — ради нее даже больше, чем ради себя самого. Теперь всем г'кекам на Джиджо грозит геноцид, намеренное уничтожение разгневанными джофурами, продолжающими древнюю вендетту, и эта маленькая самка может быть единственной надеждой целой расы. В холодильнике корабля хранится пробирка с семенной плазмой, и Гек где-нибудь в укрытии, под защитой надежных опекунов, может еще иметь потомство и возродить свой вид.

Конечно, сама Гек не о таких приключениях мечтала, но она клялась, что понимает важность своей роли. Понимала до сих пор, пока не обнаружила, что ради нее нужно отказаться и от дружбы.

Личная верность. Любовь. Эти качества должны перевешивать все другие соображения, горестно думал Каа, а Гек продолжала наскакивать на него, снова и снова требуя, чтобы он открыл дверь.

Воспитанная на земных романах, она испытывает те же чувства, что и я. Только самая плохая личность поставит прагматизм выше личной привязанности, оставит того, кто ему небезразличен, на смерть… или на нечто еще худшее… даже если с точки зрения логики это «правильно».

Так мысленно бранил себя Каа, а Гек делала это вслух, так что маленькая контрольная рубка заполнилась звуками ее воплей.

Но он не сдастся.

Так или иначе, но вскоре спорить было не о чем. Несколько дуров спустя Клешня умер.

Гек не хватало ни сил, ни воли, чтобы избавиться от тела. Пришлось этим заниматься Каа. С помощью свой установки для ходьбы он перетащил квуэна к рециклеру. Гек отвернула три глаза от этой ужасной сцены, но последний стебелек продолжал дрожа смотреть, словно оцепеневший.

Как это могло произойти? — тревожился Каа, посылая приказы через невральный клапан и заставляя установку действовать как продолжение тела. Может, кто-то напал на корабль? Или это вызвано болезнью, о которой мы слышали… той самой, что погубила множество квуэнов на Джиджо?

Но если это так, как мог заразиться Клешня?

Неожиданно Гек удивленно вскрикнула. Ее свистящий крик заставил Каа повернуться, оторвавшись от своего тяжелого занятия. Он посмотрел, куда она показывает, на то место палубы, где лежал Клешня.

Тут они оба увидели своего рода рисунок, отчасти закрытый ужасными выделениями. Рисунок был вырезан в металлическом полу.

— Он… он… — Гек запиналась. — Он вырезал это зубами, когда умирал! Бедный Клешня не мог ни ходить, ни говорить, но мог еще двигать ртом, когда лежал на полу!

Каа смотрел, пораженный отчасти силой челюстей квуэна, отчасти тем мастерством, которое видно было в этом последнем действии умиравшего.

На рисунке было изображено существо, гуманоидное, но свирепое, с худыми впавшими щеками и маленьким ртом. Каа сразу узнал эту фигуру.

— Ротен!

Раса коварных преступников и притворщиков, создавших среди людей культ, заставивших верить, что они и были патронами земного клана и богами, которым должны поклоняться земляне.

И тут он вспомнил. Такое существо было на борту «Стремительного»! Пленник, которого тайно посадили на корабль в порту Вуфон. Повелитель ротен по имени Ро-кенн, источник множества несчастий шести рас Джиджо.

— Он спрятался где-то здесь на борту! — кричала Гек. — Оставался в укрытии, пока мы не сели, а потом вышел и убил бедного Клешню, чтобы добраться до шлюза!

Каа сразу подумал о катастрофических последствиях. Как бы он ни был умен. Ро-кенн не мог совершить такой побег в одиночку. Ему должен был помочь кто-то на «Стремительном». Больше того, если этот ротен сейчас на Каззкарке, все их планы в опасности.

Спокойней, сказал он себе. Ро-кенн не может обратиться к властям. Преступления, которые он совершил на Джиджо, хуже всего, что сделали сунеры.

Да, но он может обратиться к одному из больших фанатичных кланов или союзов и попытаться продать им информацию о «Стремительном» и Джиджо. В крайнем случае сообщит другим ротенам.

— Нам нужно побыстрее связаться с Олвином и Ур-ронн, — сказал Каа. И увидел, что на этот раз Гек с ним согласна.

Но сделать это не так-то легко. Казалось, все линии связи забиты. Положение стало еще хуже, когда обрушилась вторая волна подпространственных колебаний, заставив планетоид раскачиваться, резонируя, как большой пустой колокол.

ИЗ ДНЕВНИКА ДЖИЛЛИАН БАСКИН

Вселенная охвачена трагедией. Только сейчас, когда она начала распадаться, я наконец увидела ироническую и ужасающую красоту ее космического рисунка.

Как и во Фрактальном Мире, мы окружены неожиданной катастрофой, намного грандиозней, чем я могла себе представить.

Далеко под нами, вблизи плотного ядра массивной древней звезды, мы видим огромные вращающиеся обиталища в форме игол, каждое из них больше луны; они сделаны из сверхпрочного божественного вещества, способного противостоять мощным приливным напряжениям. Однако теперь мы видим, что напряжения стали слишком велики и сооружения трансцендентов сбрасывают внешние оболочки, как хрупкую кожуру, и дрожат под ударами волн; пространственные конвульсии сотрясают эту часть Четвертой Галактики.

По словам Сары и машины Нисс, это симптомы гигантского разрыва, подобного которому не было уже четверть миллиарда лет.

Разрыв еще сильнее подействовал на армаду «кораблей-кандидатов», сопровождающих «Стремительный» и по спирали устремляющихся вниз, к домам-иглам. То, что было упорядоченной процессией, в которой в великом и замечательном союзе торжественно соединялись два порядка жизни — кислородный и водородный, — быстро распадается в хаосе и взрывах.

Так близко расположены друг к другу угловатые корабли и шары, они двигаются такими плотными упорядоченными рядами, что каждая волна гипергеометрического разрыва бросает один ряд на другой. Столкновения вызывают ослепительные взрывы, убивая бесчисленные миллионы и сбивая все новые корабли с курса.

И однако, несмотря на эти ужасные события, лишь несколько кораблей присоединились к «Стремительному» в попытке уйти, начали с трудом подниматься к выходу из лабиринта, ища относительной безопасности в глубоком космосе. Кажется, притяжение приливов не так-то легко преодолеть, когда разумные ощутили это глубочайшее наслаждение. Как звери в гонке, неудержимо стремящиеся к территории, на которой происходит спаривание и которая теперь охвачена огнем, большинство кораблей продолжает идти по курсу, все более ускоряясь в воронке, навстречу Объятию, к которому они так страстно стремятся.

Неужели такова конечная цель разумной жизни? Веками добиваясь того, чтобы стать разумными, способными размышлять, мудрыми (и все такое), неужели все расы кончают тем, что поддаются неумолимому инстинкту? Желанию такому сильному, что они продолжают двигаться к цели, видя, как она распадается у них на глазах?

Наконец, впервые за эти три долгих года, я начинаю понимать те преследования, которые выдержал «Стремительный» — да и вся Земля тоже. Ибо наше открытие в Призрачном Флоте действительно представляет собой вызов, шокирующую ересь, которая поражает в самое сердце систему галактических верований.

Большинство галактов — и водорододышащих тоже — считают, что подлинная трансцендентность есть окончательная судьба тех, кто соединяется в Объятиях Приливов. Что-то должно ждать за этим порогом… так они считают бесчисленные века. Иначе зачем вселенной было создавать такой элегантный способ фокусирования, собирания и очищения самого лучшего в обоих порядках жизни?

Конечно, это и есть великая тропа, о которой говорили Прародители, когда уходили два миллиарда лет назад.

93
{"b":"4729","o":1}