ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пошли, потащила его Линг за руку. Я хочу кое-что показать тебе.

Ларку потребовалось немного времени, чтобы привыкнуть к передвижениям в новой среде. По большей части это были движения, похожие на плавание, хотя в некоторых местах среда становилась настолько плотной, что ноги их касались пола, позволяя использовать более присущий человеку способ — ходьбу. Но между берегом и морем не было четкой границы. Все смешивалось, как мысли, которые у него с Линг стали общими.

Ведя его за собой, Линг наконец указала на пучок щупалец, исходящий от одной точки. Щупальца извивались и переплетались. Многие были соединены с дергающимися фигурами — Ларк видел еще одну личинку квуэна, несколько колец треки… и фигуру, похожую на кентавроподобного ура, свернувшегося в позе зародыша и окруженного чем-то вроде зародышевого мешка. Эту фигуру он не узнал, хотя помнил, что «образцы» уров были захвачены джофурами на Джиджо. Бока ура равномерно вздымались, он спокойно дышал, и Ларк увидел в его трех глазах сознание.

Были и другие кислородные существа. Некоторых он узнавал по рисункам из бумажных книг, которые просматривал когда-то дома в архивах Библоса, другие были ему незнакомы. Все были облеплены симбионтами и связаны с шарами зангами и другими. Самое странное заключалось в том, что никто как будто против этого не возражал.

Здесь мать подключается к информационной сети, объяснила Линг, показывая то место, из которого исходили щупальца. Всмотревшись в полутьму, Линг узнал панель одного из главных компьютеров «Полкджи».

Линг взяла три щупальца и протянула одно из них Ларку, второе — зангу.

Посмотрим, что происходит снаружи.

Необычный способ получения информации. Отчасти невральный, отчасти визуальный, он также подключал части мозга, с которыми у Ларка связано воображение; при этом возникающие картины создавали то же впечатление, какое бывает у мечтаний.

Это имело смысл. Для всех водородных существ мышление — это процесс моделирования, они заставляют меньшие части своих тел играть определенные роли и разрабатывать сценарий, доводя его до логического завершения. С помощью Занга, у которого уже был в этом опыт, Ларк вскоре научился воспринимать мир так, словно он и есть объект внимания.

Я «Полкджи»… прежде гордый боевой корабль высокомерного племени джофуров.

Теперь я разделен на множество частей. Мой джофурский экипаж, доблестный, но смятенный, изолирован в районах, которые считает самыми важными… в машинном отделении, в оружейных помещениях и в системе жизнеобеспечения.

Под руководством целеустремленных мастер-колец джофуры готовятся дать последний бой ненавистным захватчикам… и в то же время продолжают преследовать добычу. Гонятся за земным кораблем, даже если это преследование приведет их в ад или в рай.

Ларк испытал прилив необычных чувств — невольное уважение к неустрашимым джофурам. Способность выжить в катастрофах, одной за другой, показывала, почему их племя приобрело такое влияние среди энергичных и воинственных звездных кислородных кланов. То, что они хотя бы ненадолго могли сопротивляться силам, гораздо более древним и мудрым, чем они сами, было впечатляющим достижением.

Тем не менее Ларк надеялся, что они вскоре потерпят поражение.

Линг руководила им, осторожно обратив внимание на то, что происходит за измятым корпусом.

Ларк на мгновение содрогнулся от неожиданных впечатлений, он словно попал в центр гигантского торнадо!

Их окружал колоссальный циклон, вертящийся рой массивных объектов; сверкая и взрываясь, эти объекты спускались в воронку, ведущую к тусклому белому пламени маленькой звезды.

Ларк вскоре обнаружил, что база его знаний больше не ограничена сведениями, полученными примитивным образованием джиджоанского сунера, захолустного биолога, выросшего на бумажных книгах. Требовалось лишь легкое усилие воли, чтобы проникнуть в сознание Линг и уловить факты, корреляции, гипотезы, которые позволяют объяснить увиденное. А помимо Линг, в его распоряжении и другие архивы, менее знакомые, но столь же доступные.

Неожиданно Ларк рванулся вперед, к этому гигантскому циклону спускающихся космических кораблей, и отождествил себя с ними.

Я рой кандидатов, миграция избранных, отобранных из отставников обеих цивилизаций — кислородо— и водорододышащей.

Отобранных, чтобы наконец объединиться.

Уставших от бесцельной борьбы и трудностей плоского пространства и реального времени.

Завлеченных и соблазненных обманчивым очарованием Объятия Приливов.

Вполне осознающих катастрофические разрывы, происходящие в Пяти Галактиках.

Понимающих, какие опасности ждут впереди.

Тем не менее я устремляюсь внутрь. Соединяюсь со множеством подъединиц. Создаю уникальное единство из того, что было только перспективным сырьем. Интегрирую то лучшее, что есть у кислородных и водородных существ.

Надеюсь на то, что ждет впереди, и гадаю о нем…

Теперь Ларк видел весь контекст, в который был включен «Полкджи». Это часть гораздо более обширного процесса. Такое же слияние жизненных форм должно происходить в миллионах кораблей… только, может быть, более мирно, с меньшим сопротивлением со стороны экипажа, который гораздо лучше подготовлен к этому, чем бедные джофуры.

И тем не менее невольно Ларк улавливал оттенки отчаяния и тревоги. Это величественное собрание кандидатов в трансцендентность должно быть спокойным и упорядоченным. А вместо этого с каждым проходящим дуром становилось все более тревожным и разорванным. Искры, которые раньше казались такими веселыми, на самом деле ужасные взрывы. Среди кораблей все быстрее распространяется насильственная смерть.

И снова Линг показала, и сознание Ларка последовало этому указанию. Их объединенное внимание устремилось вниз, к источнику тяготения и света, где вокруг плотной звезды вращались бесчисленные изящные обиталища.

По видимости, эти жилища-иглы тоже испытывали сильное напряжение. На глазах у Ларка и Линг отламывались куски, больше горы, и растворялись под давлением притяжения.

И все же Ларк не испытывал боли, тревоги или ощущения опасности.

Неудивительно! — сообразил он. Эти иглы совсем не жилища. Это врата в другое место!

Линг кивнула.

Если подумать, то это было вполне предсказуемо.

Ларк устремил свое сознание, словно нападающего ястреба, к одному из растворяющихся сооружений, длинному и узкому, похожему на копье. Хотя от него отламывались куски внешней оболочки, сорванные гиперволнами хаотичных колебаний, Ларк откуда-то знал, что эти части не имеют значения. Всего лишь временные жилища и поддерживающие структуры. И когда они отрывались, обнажалось центральное ядро, сверкающее так, что больно смотреть.

Его воображение-сознание появилось как раз в тот момент, когда один из «кандидатов» — полностью преобразованное соединение угловатого корабля и корабля-шара — закончил свой длинный спуск по спирали и быстро приближался к игле, минуя языки плазменного пламени от белой звезды. Огромный гибридный корабль, в котором теперь полностью слились водородная и кислородная цивилизации, падал в раскрытые врата, все более ускоряясь, словно захваченный каким-то сильным полем тяготения.

Неожиданно корабль как будто скользнул в сторону, в узкий разрез в пространстве-времени.

Этот разрез оставался открытым всего несколько мгновений. Но Ларку этого было достаточно, чтобы заглянуть внутрь.

Первым впечатлением внутри была плотная вращающаяся тьма. Темный шар, на поверхности которого мелькали отдельные крошечные вспышки. Ларк каким-то образом ощущал, как сворачивается вакуум, как пространство оборачивается вокруг этого шара, как искажаются созвездия, лежащие за ним.

Это нейтронная звезда, заметила Линг. Она давно уже истратила все свое горючее. И теперь сжалась до размеров гораздо меньше белого карлика — меньше десяти километров в диаметре! Гравитационное притяжение под ее поверхностью так велико, что атомные ядра смешиваются с окружающими их облаками электронов, образуя «дегенеративную материю».

96
{"b":"4729","o":1}