ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сад бабочек
Питерская Зона. Темный адреналин
Смотрящая со стороны
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Непобежденный
Синдром Е
Ложь во спасение
Октябрь
Лавка забытых иллюзий (сборник)
A
A

Лотта, а у вас есть фамилия, имя, отчество?

Лотта – мой бренд, мне вполне достаточно.

Как назвать вашу специальность?

Я – госпожа Лотта.

Вы сразу родились госпожой Лоттой или все-таки чем-то другим занимались раньше?

Конечно, да! Но это не существенно. И я не хочу, чтобы меня использовали, как случилось, когда я последний раз была на телевидении. Они мне задавали такие вопросы, которые ставили меня в разряд клоуна, который сейчас выйдет и будет их веселить.

Кем были ваши родители?

Так, никто – интеллигенция. Бабушки у меня были.

Я очень люблю своих бабушек. Очень хорошие бабушки.

Уникальные. Ну, это уже интимное. Бабушки – это святое. Как вы думаете: закрытый я человек или открытый?

Вы не закрытый человек. Но вы напуганный человек.

Закрытый – это зажатый человек, который не умеет расслабляться. Вы умеете, но вы опасаетесь внешнего мира. Вы замужем были?

Да, но сейчас я свободный человек. У меня еще в браке была огромная потребность перехода в жизнь госпожи Лотты, утвердиться, выразиться. Тогда же на меня свалилась вся эта эротика, мазохисты, садисты.

Но как вы совершили первый шаг?

Я хотела сделать театр, который бы взял на себя функции лечения сексуальных дисфункций. Я училась у сексопатолога Жаркого Юрия Николаевича, читала Мастерс и Джонсона. Это американские сексопатологи. В наш клуб «Черное – красное» в основном приходили мужчины, женщины очень редко. Было человек пять девушек-женщин, которые явные госпожи. И единицы рабыни.

А это не было похоже на бордель?

Нет. Вначале это был медицинский центр. Я там преподавала лечение сексопатологических расстройств.

У нас был курс, где мы уделяли место девиациям. Там театр был, как методика.

Заманчиво было превратить это в бордель?

Хозяин медицинского центра, Дима, приходит однажды и говорит: «Сейчас модно оказывать интим– услуги. Купим кровати, типа арабских, и будем это делать». А у нас пик интеллектуальности, мы театр – режиссеры, актеры, интересные люди, все со своими методиками, все что-то там изучают. Это были вечеринки, основанные на энтузиазме.

А вам предложили стать проституткой?

Нет кассиром и бухгалтером. И еще девушек интеллектуально наставлять. Я, конечно же, ушла от Димы. И организовала клуб. Если бы меня интересовали только деньги, не было бы ничего. Все приходят как друзья. Кто-то принес одно, кто-то – другое. Люди разного круга. От банкиров до простых сотрудников.

Клуб либо существует как бизнес, либо быстро рассыпается.

Девятый год нашему клубу «Черное – красное».

А вы сами ходите на вечеринки какие-нибудь эротические здесь, в России?

Нет. Для меня эротические вечеринки – это консерватория.

Это театр Васильева.

А садо-мазо? Как же вы раскрепощаетесь, снимаете напряжение?

Мне не надо.

Как вы меня воспринимаете?

Вы такая пионерка в прошлом, которая и сегодня улучшает мир.

Ваш клуб чем-то отличается от клубов коммерческих?

Все коммерческие клубы – это бордели грязные.

У вас очень упрощенное представление о том, как работают коммерческие клубы. Основные деньги, мне кажется, они получают не с девушек или с мальчиков, а с представлений, билетов, консумации.

В женских клубах развлекаются только женщины средней прослойки. Там мальчиков мужчины заказывают.

Потому что мужчина в состоянии за мальчика заплатить в два раза дороже, ведь мальчики не только для девочек. Мальчишки, которые танцуют, отчасти имеют женскую психологию и идеологию.

Они ведут себя как проститутки?

Они проститутки и есть, они же продаются. Вы «крейзи-меню» читали? Такие клубы не хотят участвовать в фестивалях. Зачем им? Светиться?

А как с этим обстоит в провинции?

Знаете, сколько писем мне приходит? Из разных деревень. Пишут: «Низкий вам поклон!», а в конце «Целую ваши ножки!». И даже мужчины-господа пишут.

Это реакция на наши статьи в газетах, в журналах.

В Интернете у нас сайт, сейчас делаем его более профессиональным.

Скажите, у вас были спонсоры, богатые организации?

Да, был банк один, который оплачивал все, очень известный банк.

Среди банкиров много садомазохистов?

У меня много друзей банкиров. Они пользовались услугами моего салона. Там был кабинет для лечения сексопатологических расстройств, массажный кабинет, кабинет для релаксации, клуб СМ был уже тогда.

Как вы поняли, что вы – госпожа?

Еще во время занятий в клинике, когда все робко и себе что-то искали. Мы обсуждали некрофилию, она вызвала безумный интерес. Одна девушка в группе оказалась некрофилкой. Она ночами работала в морге и рассказала, что это такое, как это сладострастно, как это интересно. В ее рассказе так много было романтизма, поэзии. И тут я почувствовала в себе желание услышать другого, и помочь ему. Я поняла, что СМ стержень, все девиации нанизываются, как игрушечки на эту «елочку».

Как, по-вашему, проституция соотносится с садомазохизмом?

Многие люди обращаются к услугам проститутки для того, чтобы получить эмоции садомазохизма.

Сильную конкуренцию вам составляют проститутки, которые практикуют в СМ?

Один член клуба, который СМ-ом владеет, говорит: «Увидел объявление „Даша-Госпожа“, приезжаю к ней, а я у нее был месяц назад, как у проститутки, поворачиваюсь и уезжаю потому, что это не госпожа». Да, культура СМ упала, как и общая культура в обществе.

Как вы себя чувствуете в роли госпожи?

Когда я узнала садомазохизм, когда я поняла его, когда я вошла в этот мир, мне сразу стало комфортно, я встала на свое место. Я для себя сделала открытие.

У меня было только безумное желание – открывать, открывать, открывать!

Но это же еще и бизнес?

Я вас выпорю плеткой за то, что перебиваете мое настроение.

Проституция в России. Репортаж со дна Москвы Константина Борового - pic_21.jpg

Простите, но меня интересует аспект именно бизнеса.

Как появился рынок на ваши услуги?

Где– то в тысяча девятьсот девяностом году произошла сексуальная революция, в России народ потянулся к госпоже.

А как раньше люди реализовывали эту потребность?

Они пользовались услугами проституток, обращались в службу знакомств. Объявления частные искали и писали. Если бы я хотела сделать это бизнесом, я бы могла это сделать. Интересно другое. Зажатое общество.

Происходит демократическая революция. У людей отняли привычную жизнь. В Бога верить не научились, партии больше нет. Что делать? Тут новые русские, там стреляют бандиты, основы потеряны.

И тогда все бегут, куда? Ко МНЕ!

Приложиться к теплой груди госпожи Лотты.

Никакого секса, никакой груди. Это только игры, ролевые. Деньги мы брали за консультацию, за сеанс ролевой игры.

Но это дороже, чем проститутка?

Цены в два раза выше, чем у проституток, я сама поставила.

И свободно дала объявление именно на строгую госпожу. Они приходили в центр и получали то, что им нужно было. У человека разные девиации. Надо человека почувствовать, понять. Почему дают объявление: «без опыта подчинения не приходить», это говорит о том, что это не госпожи. Это девчонки занимаются проституцией и заодно практикуют СМ.

Платили они за час, за ночь?

Извините, ночью госпожа должна спать.

Объясните мне, как это происходит. Вы ему говорите: «Плохой мальчик!», и плеткой ему по заду.

Это так банально. Это нельзя рассказать потому, что у каждого своя игра, у каждого своя причина.

Как вы определяете, что ему нужно? Вы сразу задаете вопрос: «А что бы вы хотели?»

Это тоже не госпожа.

Вы их больно бьете?

Опять же, я вам говорю, это зависит от человека.

Как определяется цена? Пятьдесят долларов, сто, сто пятьдесят, двести.

У нас уже давно нет такого, мы это прошли и бросили.

У меня только клуб сейчас, мы делаем вечеринки.

Это же тоже форма извращения – бояться говорить об этом как о бизнесе?

23
{"b":"473","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Самый желанный мужчина
Книга Балтиморов
Украденная служанка
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Вердикт
Шум пройденного (сборник)
Очарованная мраком
Просто гениально! Что великие компании делают не как все