ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Дети мои
Чужая война
Фаворитка Тёмного Короля
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
Шаг над пропастью
Ты есть у меня
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
A
A

Мы их проверяем. У нас есть четыре человека. Ребята, за которых мы платим, но их никто не знает.

Они периодически ходят и проверяют девочек, предлагают за секс много денег. Недавно как раз уволили девушку. Хотя она с первого раза не согласилась, но когда он стал ее постоянным, она согласилась.

Как вы ее наказали?

Уволили без зарплаты. Мы постоянно проверяем их в салонах без интима. Когда получаются такие вещи, мы собираем всех и говорим: «Масса салонов с интим-услугами. Везде требуются девушки. Почему вы идете работать сюда?» Нет, они хитрые. Тут они могут с кем хотят и тут им «необязаловка». Плюс они все чаевые себе забирают и еще получают зарплату.

Никто из девушек не пытался повторить ваш бизнес?

Очень многие массажистки хотели открыть свой салон. Все прогорели.

Почему?

Массажистки на все смотрят глазами массажисток.

Им кажется, что дал рекламу, собрал девочек, и к тебе все побежали. Нет, смотреть нужно глазами администратора.

В свое время я так начала бизнес. Клиенту нужно, чтобы было уютно, чтобы он расслабился именно морально. Это заслуга девочек. Но это и называется исполнитель, а не организатор. Все тонкости знает только администратор, если это хороший администратор.

А массажистки все немного безмозглые.

Клиентная база – самое главное.

Естественно. Она нарабатывается годами.

Почему вы не занимаетесь лесбиянками, гомосексуалистами?

У нас есть такая дополнительная услуга – «лесбис».

Они занимаются этим на глазах у клиента?

Да, вместе с ним.

Много у вас девушек, которые пластические операции себе делают: грудь увеличивают?

Нет, у них все в порядке.

Сколько лет они работают, года два-три и уходят?

Да нет. Они работают до тридцати лет практически все.

А психологическая мотивация какая? Приходят подработать на время или понимают, что это надолго.

Мы стараемся им внушить, что это просто заработок.

А те девочки, которые давно работают проститутками, там с психологией… все сломано уже.

Наркотики

Наркомания – проблема серьезная?

Очень серьезная. Увольняем сразу. У нас две наркоманки появились, сразу уволили, как только заметили, что зрачки узкие. Одна новенькая пришла, сутки отработала, диспетчер звонит: «Узкие зрачки, тянущаяся речь». Я говорю: «Вжик». В другом салоне, я знаю, охрана сразу бьет, если наркотики находит.

А если милиция? Она в сторону отойдет, а кто будет за эти наркотики отвечать? Всех предупреждаем сразу: «Наркотики в салоне не присутствуют».

Вы говорите до тридцати лет, но я знаю, что есть любители на женщин в возрасте.

Да, нам звонили и спрашивали, есть ли сорока– пятьдесятилетние женщины. Еще мы предлагаем эскортуслуги.

А что это такое?

Это когда звонят дорогие клиенты. У нас ведь VIP– салон, есть красивые девочки, которые красиво одеваются.

Мы их продаем по каталогу.

Сами фотографируете?

Возим в студию.

Книги в салоне есть?

Да, целая библиотека. Про эротические, тайские массажи. Очень много литературы. Девочки книги приносят. По этим книгам учатся, точки какие-то выискивают.

У нас девочка одна была, она знала теорию – нажимает где-то на спине и клиент расслабляется, эрогенные зоны знала, нажмет и мужчина сразу получает оргазм. Да, мастер.

Много таких, которых вы называете мастерами?

Есть одна девчонка, которая очень любит свою работу.

Она недавно мне сказала: «Я порой боюсь при папе сказать, как я люблю свою работу».

Много вкладывают в косметические дела девчонки?

Вы их заставляете заниматься собой?

Это «обязаловка».

Они должны кремами пользоваться?

Обязательно.

Духами?

Нет, духами ни в коем случае. Представьте, клиент придет домой к жене, а от него будет пахнуть духами.

Даже гель для душа без запаха.

Мне одна профессиональная очень дорогая проститутка сказала, что на себя тратит две-три тысячи в месяц: массажи, вакуумные процедуры, антицел– люлитная программа, кремы.

У нас молодежь работает. У них все в порядке.

Двадцать лет, чего там.

Не все же двадцать. Вы же говорите до тридцати.

Есть мулатка, ей двадцать восемь лет. Но у нее, видно, генетически тело упругое, кожа такая натянутая.

Хорошо зарабатывает?

Она могла бы хорошо зарабатывать, но она сейчас учится и приходит подрабатывать. Очень красивая девочка, да, и взрослая уже.

МЕНЕДЖЕР ПОЦЕЛУЕВ

В этом самом большом мужском клубе Москвы собираются любители и почитатели женской красоты.

Они платят тысячи долларов только за невинные эротические удовольствия с самыми красивыми девушками Москвы. В этом клубе девушка может заработать тысячу долларов только за один поцелуй.

Но мужчина не может претендовать в этом клубе на секс. А вы в это верите?

Проституция в России. Репортаж со дна Москвы Константина Борового - pic_5.jpg

Я начинал медбратом в городской клинической больнице и перетрахал всех медсестер. Мне было девятнадцать лет. Потом был солистом академического коллектива, перетрахал весь балет и хор. До двадцати пяти лет там работал.

Это был период гиперсексуальности, в двадцать пять лет он у мужчин заканчивается. Потом мужчина начинает ко всему критически относиться, в том числе и к женщинам. По теории владельца клуба заниматься здесь делом может только человек, который получает от этого удовольствие.

Я эротоман, в хорошем смысле этого слова.

Какова ваша основная функция?

Отбор девушек – танцовщицы, официантки, хостес и постановка программы.

Купаться в шоколаде.

Шоколад иногда горьким бывает.

Почему?

Потому что это все живые люди. Я для них не герой-любовник. Нельзя сказать, что мы все развратники.

Я с девушками не сплю. Это бы мешало работе.

То есть появились бы любимчики?

Это во-первых, а во-вторых, появилась бы зависть со стороны других.

Текучка кадров большая?

Двадцать процентов в год.

Ваши девушки работают в секс-эротической индустрии.

Скорее в шоу-бизнесе. К сексу обнаженное тело имеет такое же опосредованное отношение, как и в Мулен Руж.

Сколько у вас звезд стриптиза?

Десять человек. Они танцуют в так называемом нон-стопе.

А это правда, что они намазываются льдом, чтобы соски стояли?

Это не так. Сами по себе такие.

Это параметр, важный при отборе?

Большая грудь?

Соски. Или это все в комплексе?

Все в комплексе. Я занимаюсь этим уже пять лет, через меня прошел не один десяток тысяч девушек.

В день приходят пятнадцать-двадцать человек на кастинг. Кастинги проходят пять дней в неделю. Вот и посчитайте, сколько за пять лет. Я-то их не запоминаю, а они меня запоминают, потому что я один там мужчина.

Говорят, что большое количество обнаженных тел сказывается на потенции. Некоторые даже голубыми становятся, меняют ориентацию.

Не замечал.

Ориентацию не меняли?

Надо уметь как-то абстрагироваться. Есть работа, и есть жизнь.

Вы женаты?

Нет. И не разу не был.

А есть личная жизнь какая-то?

В жизни у меня совсем другие девушки. Они к стриптизу не имеют отношения. У меня два высших образования, и я предпочитаю рядом с собой видеть такую же девушку.

Вас, наверное, раздражает этот стандарт, длинные ноги?

Нет. Красота не может раздражать.

Вы считаете, что это красота? Ведь кому-то нравятся худые, кому-то толстые.

О вкусах не спорят. Я отбираю девушек не только за длинные ноги и хорошую грудь. Если у нее пустота В глазах или тупая физиономия, могу не взять ее, потому что у нее не получится ничего.

Основная цель девушки – заработать деньги, или это многие воспринимают как некую эстетическую категорию работы?

Восемьдесят процентов – это деньги, десять процентов – эксгибиционистки. Работая в этой индустрии, они все становятся эксгибиционистками. Раздеться догола на городском пляже ничего не стоит. Мы ездили на фотосессию в Египет, их было двенадцать человек.

8
{"b":"473","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Холокост. Новая история
Палачи и герои
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Сантехник с пылу и с жаром
В плену
Циник
Отель
Авантюра леди Олстон
Серафина и расколотое сердце