ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Таких водных миров очень много, — сказал Антик. — Жизнь зарождается здесь легко: это объясняют классические законы коллоидно-органической химии. Потом наступает следующий этап, связанный с фотосинтезом и атмосферой, которая частично содержит кислород. Но затем эволюция заходит в тупик. Бесчисленное множество миров застывает на этой стадии, не в состоянии совершить качественный скачок, необходимый для создания многоклеточных организмов и более сложных форм жизни. Кое-кто из биологов считает, что для дальнейшего прогресса требуется высокая скорость мутаций, которые способны изменить генетический фонд. Без подобных изменений обитаемый мир так и останется населенным бактериями и амебами.

— Но вы говорили, что окаменелости встречаются во многих мирах, — возразил Гэри.

— Да, профессор! Видите ли, существует много способов добиться высокой скорости мутаций. Один из них — наличие большого спутника, который вызывает радиоактивное излучение в коре планеты. Второй — сильное ультрафиолетовое излучение местного солнца. Третий — прохождение орбиты мимо осколка сверхновой звезды. Есть зоны, где мощные вспышки космических лучей связывают между собой магнитные поля, и… ну, принцип вы поняли. Где бы ни возникло одно из этих условий, впоследствии можно обнаружить ископаемые остатки миров, ныне заселенных людьми.

Хорис сменил изображение. На экране появились многочисленные образцы камней из личной коллекции Антика, любовно собранной на десятках планет. Каждый камень лежал так, что был виден срез, обнажавший жутковатые отпечатки. Симметричные бороздки или правильные выпуклости. На одном рябом камне было запечатлено нечто напоминавшее позвоночник. На других — ноги с суставами, изогнутый хвост или костистый лоб. Капитан Мейсерд подошел к экрану, задумчиво пожевал, снова вернулся к дальней стене комнаты и сел у двери, чтобы видеть всю сцену.

— И вы подумали, что в этом есть система, — подсказал Гэри. — Что существует галактическое распределение, позволяющее предсказывать появление подобных окаменелостей.

Антик возразил.

— Я стремился не столько объяснить, где возникают такие окаменелости, сколько понять, почему намного позже возникает эффект пахотных земель, до тех пор таившийся под…

Внезапно за спиной Гэри послышались крики. Он обернулся и замигал, ослепленный темнотой, в которой смутно виднелись две фигуры, сцепившиеся в отчаянной схватке. Затем раздался жалобный вопль и низкий голос, несомненно, принадлежавший Мейсерду.

— Свет! — приказал капитан.

Гэри снова мигнул, когда внезапно зажглось освещение и озарило пару, сцепившуюся в неравной борьбе. Мейсерд держал за руку человека поменьше — как видно, члена команды. Тот сыпал проклятиями и тщетно пытался вырваться.

— Так-так, — пробормотал аристократ. — Ну-ка, посмотрим…

Бирон откинул серебристый форменный капюшон, и оказалось, что пленник не имеет никакого отношения к команде Мейсерда. Гэри увидел юное лицо, обрамленное платиновыми волосами.

Хорис ахнул.

— Это носильщица! Та самая болтушка с лифта Орион! Но… что она здесь делает?

Вперед шагнул Керс Кантун, гневно сжавший кулаки.

— Шпионка, — буркнул он. — Если не что-нибудь похуже. Гэри сделал движение к недовольному слуге, который считал потенциальным убийцей Селдона каждого незнакомца, пока ему не доказывали обратное.

— Скорее «заяц», — откликнулся Мейсерд, осмотрев девушку с головы до ног.

Тут она сдалась и пристыжено кивнула. Тогда капитан отпустил ее.

— Ну что, малышка? Верно? Ты пыталась куда-то удрать? Она вспыхнула и наконец еле слышно пробормотала:

— Точнее, откуда-то…

— Интересно, — задумчиво промолвил Гэри. — У тебя была завидная работа на планете-столице человеческой Вселенной. Мы, геликонские подростки, мечтали в один прекрасный день побывать на Тренторе. Мало кто надеялся получить там вид на жительство и разрешение на работу. А ты решилась сбежать оттуда?

— Мне нравится Трентор! — огрызнулась девушка. Непокорные волосы падали ей на глаза. — Просто мне надо было избавиться от одного человека!

— В самом деле? И кто же тебя так напугал, чтобы броситься от него наутек? Скажи, малышка, что он сделал? Я пользуюсь кое-каким влиянием и постараюсь тебе помочь.

Девушка ответила на щедрое предложение Гэри яростным взглядом.

— Хотите знать, кто мой враг? Это вы, великий профессор Селдон. Я бежала от вас!

Глава 3

Ее звали Джени Кьюсет. Гэри понадобилось лишь несколько секунд, чтобы понять причину ее ненависти.

— Мои родители работают в вашей великой Академии, составляя «Галактическую Энциклопедию». — От ее прежнего простонародного говора не осталось и следа. — Мы счастливо жили на планете Виллемина. Мама возглавляла Академию Физики, а папа был знаменитым ученым. Но мы могли ходить в походы, кататься на лыжах и веселиться.

— И ты лишилась всего этого, когда ваша буколическая жизнь подошла к концу?

— Не совсем. Я не эгоистка. Я знала, что все это кончится, когда мы переедем на Трентор. Родители не могли не откликнуться на ваше приглашение. Это было для них возможностью, которая представляется только раз! Кроме того, я думала, что в жизни на Тренторе есть свои преимущества. И оказалась права. Год-другой все шло хорошо. — Тут она нахмурилась. — А затем опять изменилось. Гэри вздохнул:

— Понимаю. Ссылка.

— Вы правы, проф. Какое-то время мы были частью чего-то важного, жили в самом центре известной Вселенной. А затем вам зачем-то понадобилось оскорблять Линь Чена и всю эту проклятую Империю! Распространять дурацкие слухи и нагнетать панику своими предсказаниями конца света. Внезапно все мы оказались под подозрением, потому что работали у чокнутого изменника! Но это только полдела. Кого они наказали за все? Вас и ваших дружков, занимавшихся этой психической историей? Ничего подобного! Вместо этого тайная полиция Линь Чена велела Энциклопедистам и их семьям — сотне тысяч достойных людей — садиться на корабли для перевозки скота, лететь к черту на рога и до конца жизни оставаться на крошечной песчинке, настолько далекой от цивилизации, что там наверняка и о гравитации-то никто не слыхивал!

Хорис Антик нервно хихикнул. Керс Кантун тревожно оглянулся на Гэри, когда будто хрупкий подросток мог убить профессора гневным взглядом. Но капитан Мейсерд казался искренне тронутым.

— Клянусь великим космосом, я не ругаю тебя за то, что ты решила удрать! Вдали от Трентора можно найти уйму приключений. Думаю, в таких условиях я бы и сам задал стрекача!

Внезапно его глаза сузились.

— К несчастью, остается еще один вопрос. Почему ты решила лететь именно с нами? У тебя как у носильщицы, обслуживающей звездные челноки, наверняка были и другие возможности. Но ты выбрала корабль, на котором летел твой злейший враг. Ты понимаешь, что это подозрительно?

Керс что-то проворчал, но жест Гэри заставил его замолчать. Джени пожала плечами.

— Сама не знаю. У меня были другие планы, но, когда мимо носильщиков прошел сам великий Гэри Селдон, меня как будто муха укусила. У вас был такой вид, словно вы тайно бежите из города! Наверно, я подумала, что вы не сдадите меня ищейкам, если у вас самих рыло в пуху.

На сей раз хихикнул Мейсерд, явно оценивший ее логику и предприимчивость.

— Как бы то ни было, — продолжила Джени, — я осталась на Демархии и присоединилась к толпе рабочих, ждавших у гостиницы. Сумела попасть в число людей, которые грузили оборудование, а потом нашла удобный шкафчик и спряталась в нем.

Она бросила на Гэри вызывающий взгляд. — Может быть, я все это сделала только для того, чтобы посмотреть вам в лицо и сказать, как вы обошлись со многими хорошими людьми! В ответ Селдон покачал головой.

— Милое дитя, я знаю, что я сделал… Знаю, но никогда не смогу объяснить тебе — зачем.

По древней традиции, «зайцу», который больше ни в чем не провинился, предстояло работать на борту. К чести Джени, девушка отнеслась к этому совершенно спокойно.

18
{"b":"4734","o":1}