ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мадам, я запомнил бы вас, если бы видел в подобном обличье. Однако поскольку ни с чем подобным сталкиваться мне не приходилось, вам придется напомнить, где и когда мы познакомились.

Сибил опустила веки, но Гэри успел заметить, что ее глаза на мгновение вспыхнули, словно голографические экраны.

— Всему свое время, академик. Сначала позвольте представить вам моего спутника, Горнона Влимта.

Она лениво махнула рукой в сторону двери, из которой вышел мужчина, более гибкий и жилистый, чем Мейсерд, но едва ли менее сильный: тесная одежда обтягивала его бугрящиеся мускулы. Его наряд не двигался и не переливался, как наряд Сибил, но колеблющийся узор ткани был таким сложным, что Гэри невольно вспомнил псевдолишайники Императорских Садов. Это сходство заставило напрячься его математический мозг.

— Я — Бирон Мейсерд, — ответил капитан. — Раз уж вы знаете название моего корабля, то знаете и то, что он безоружен. Мы совершаем мирную научную экспедицию. Я требую ответить, почему вы убили полицейских и задержали нас.

Женщина по имени Сибил смерила Мейсерда взглядом.

— Почему, надутый аристократический индюк? И это благодарность за то, что мы избавили вас от ареста? Как ты смеешь называть убийством честный бой, в ходе которого вооруженные силы свободной республики уничтожают своих заклятых врагов?

Услышав в ответ гробовое молчание, она насмешливо фыркнула.

— Хотите сказать, будто не имеете представления о случившемся? Вы что, не слышали о войне?

Мейсерд уставился на Гэри. Тот пожал плечами и посмотрел на Хориса. Никто не понимал, о чем она толкует.

— О войне, которую вся проклятая Галактическая Империя ведет против планеты Ктлина! — выкрикнул человек в костюме, состоявшем из отдельных сегментов. Видя, что его не понимают, Горнон Влимт разозлился еще сильнее. — Сибил, клянусь бородой Бейли, дело обстоит хуже, чем мы думали. Они держат эту новость в полном секрете!

— Ох! — воскликнула Джени Кьюсет. — Я слышала о Ктлине. Это самый последний хаотический мир!

Гэри заморгал глазами, начиная понимать происходящее.

— Кажется… что-то такое было в одном из последних отчетов Гааля Дорника…

— Да! — щелкнул пальцами Хорис Антик. — Было закрытое сообщение для служащих звездного ранга и выше. Наложено эмбарго: кажется, где-то в секторе Деметра.

Мейсерд лишь коротко кивнул и что-то невнятно проворчал. Галактика велика. Кого волнуют мелкие события планетарного масштаба?

Горнон Влимт злобно чертыхнулся.

— Теперь понимаешь, Сибил? Даже такие важные шишки, как они, что-то слышали, но это их ничуть не заинтересовало! Они слишком великие, чтобы обращать внимание на голос какой-то планеты, требующей восстановления справедливости!

Женщина вздохнула.

— Надежда была, но слабая. Конечно, если мы выиграем войну, то будем вынуждены применить другие меры. Галактика будет переделана. Однако придется немного подождать.

Джени сделала шаг вперед, глядя на эту пару как зачарованная.

— Кое-кто из моих друзей слышал, как о Ктлине говорили пассажиры лифта Орион. Вы действительно прорвались сквозь блокаду? Как это было?

Горнон Влимт улыбнулся.

— Было бы правильнее сказать, что мы прорубились сквозь строй имперских патрульных кораблей. Уничтожили все, кроме самых лучших, а остальные превратили в ионизированное облако. Потом зигзагом прошили космос, связались с нашими разведчиками и…

Джени покачала головой.

— Нет, я спрашиваю о том, как все было на Ктлине. Расскажите мне… о ренессансе.

Гэри поморщился. Опять это слово. Обновление! Термин, которым жертвы опустошительной общественной чумы часто называют ужасную болезнь, тяга к которой внезапно поражает мир, охваченный возбуждением и лихорадочной активностью… а вслед за тем наступает смерть. Если не что-то похуже.

Горнон Влимт хмыкнул, явно довольный ее вопросом.

— У меня не хватит времени, чтобы описать это чудо! Милая девушка, это невозможно себе представить. Подумай о заскорузлых старых правилах, плене традиций, застывших ритуалах, которые мы уничтожили! Внезапно люди получают возможность открыто говорить и мыслить обо всем на свете. Становятся свободными!

— Больше не нужно ждать полжизни, пока бесконечные комиссии одобрят твои эксперименты, — добавила Сибил. — Отменяются все перечни запрещенных тем и предметов для исследования.

— Повсюду расцветает оригинальное искусство, — продолжил ее спутник. — Запреты разлетаются вдребезги. Кажется, что до истины подать рукой. Люди следуют своим интересам, меняют профессии и даже принадлежность к социальной касте. Стоит только пожелать!

— Правда? — прошептал Хорис Антик.

Гэри бросил на «Серого» короткий взгляд, заставивший того попятиться.

Тут вмешался в разговор Бирон Мейсерд, помешав захватчикам расписывать прелести своего нового общества.

— Что вы там говорили о войне? Не может быть, чтобы вы сражались с Имперской Службой Обеззараживания!

— Не может быть? — Сибил и Влимт поглядели друг на друга и рассмеялись. — Корабли ИСО не рискуют подходить к нашей планете ближе, чем на два миллиона километров. Мы уже сбили четырнадцать. Так же, как ищеек, которые только что хотели арестовать вас.

— Четырнадцать! — ахнул Хорис. — Сбили? Вы хотите сказать, уничтожили? Только потому, что они защищали закон?

Сибил шагнула к Гэри.

— Ты хочешь сказать, Закон Селдона. Отвратительный акт узаконенного подавления, принятый тогда, когда наш добрый профессор стал премьер-министром Империи, и требующий, чтобы каждый так называемый хаотический мир подвергался строгому карантину. Торговой блокаде. И самое главное, спасающий остальное человечество от распространения этой чумы!

Гэри кивнул.

— Верно, я выступал за ужесточение запретов и ограничений. Но эта традиция насчитывает десять тысяч лет. Ни одна система управления не одобряет открытый мятеж, а некоторые виды безумия заразны. Это известно каждому школьнику.

— Скажите лучше, школьнику, которому система промыла мозги! Школьнику, который как попугай повторяет то, чему учат в каждой имперской школе! — Она саркастически фыркнула. — Перестаньте, профессор! Речь идет не о мятеже, а о сохранении статус-кво! Мы уже не раз видели это. Внезапно на какой-то планете начинает происходить что-то новое и необычное. Например, на Мэддер Лоссе или Сантанни. Или на Сарке. А то и в квартале Юнин, на самом Тренторе! Где бы ни начинался ренессанс, его подавляют реакционные силы из страха и стремления к порабощению, а потом скрывают правду с помощью злобной пропаганды!

При упоминании об этих планетах и особенно о квартале Юнин в мозгу Гэри что-то шевельнулось. Эта женщина действительно была ему знакома…

— Но на этот раз мы подготовились заранее, — продолжила она. — Создали галактическую тайную сеть людей, избежавших прежних репрессий. Составили планы и, когда на Ктлине стали проявляться первые признаки бодрости и оздоровления, передали туда все лучшие изобретения и технологии, которые сумели сберечь в других местах, переживших ренессанс. Убедили народ Ктлины хранить тайну как можно дольше, пока не будет накоплен достаточный запас товаров и создана система самообороны. Долго молчать о ренессансе вам не удастся! Люди пользуются предоставленной им свободой слова. В этом-то все и дело! На сей раз мы подготовились еще до того, как прибыли патрульные корабли. Мы сожгли всех, кто спустился достаточно низко, чтобы сбросить на планету смертельный яд!

Капитан Мейсерд покачал головой, видимо, смущенный внезапностью этого заявления, переворачивавшего вверх дном его привычные представления о Вселенной.

— Яд? Но ИСО была создана для того, чтобы помогать планетам, страдающим от…

— Что?! Помогать?! — возопил Горнон Влимт. — Тогда почему каждый ренессанс заканчивается одинаково? Оргиями безумия и уничтожения? Потому что все это огромный заговор, вот почему! На планету тайно высаживаются агенты-провокаторы, начинают сеять ненависть, превращать группы, объединенные общими интересами, в секты фанатиков и натравливать их друг на друга! Они проникают в города и используют психотропные лучи, возбуждающие ненависть и провоцирующие бунт!

26
{"b":"4734","o":1}