ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дорс выругалась и выключила голопроектор, размышляя над тем, зачем она вообще вызвала древнего сима. Просто сейчас Жанна была ее единственной спутницей, а Дорс очень хотелось с кем-нибудь поговорить. Услышать совет.

Но, как видно, это создание умело только одно: задавать неприятные вопросы.

Дорс все еще не знала, что она будет делать, когда достигнет пункта назначения.

О нет, она не собиралась противоречить Бессмертному Слуге. Дэниел обязательно переспорит ее. Логика Оливо всегда была безупречной — с тех давно прошедших времен, когда Земля была зеленой, а люди худо-бедно, но еще управляли собственной жизнью.

По всей вероятности, даже сейчас Дэниел лучше всех знал, в чем заключается благо человечества. Опровергнуть его доводы было невозможно.

Но одно Дорс знала наверняка. «Я больше не буду работать на него».

У нее появилось неотложное дело, самое главное на свете. Дорс необходимо было увидеть Гэри Селдона.

Глава 9

— Что там? Говорите же! — крикнул он Хорису, который стоял на пороге и хлопал глазами.

Впервые за последнее время Гэри ощущал свой возраст. Он доковылял до Антика и заглянул внутрь.

Стол, на котором прежде красовались древние архивы, ничуть не потускневшие за века пребывания в космосе, был завален тлеющими осколками, а корабельные кондиционеры жадно всасывали в себя струи черного дыма.

Должно быть, вопль издала Сибил, перед тем как рухнуть на пол рядом с остатками своего клада. Неподалеку сидел привалившийся к стене Горнон Влимт, то ли спавший, то ли потерявший сознание. За столом ничком лежал один из членов команды Морса Планша, протянувший безжизненную руку к бластеру.

Сам Планш находился между столом и дверью и изо всех сил пытался сохранить равновесие. Его дрожащий палец указывал на Керса Кантуна — единственного, кто твердо стоял на ногах и взирать на расплавившиеся реликвии.

— Он…

Удивленные и огорченные Бирон Мейсерд и Хорис Антик следили за этим противостоянием. Никто из них не сдвинулся с места, когда Морс Планш медленно протянул правую руку к кобуре. На его шее и лбу проступили жилы, говорившие об отчаянной борьбе с самим собой. Тихонько постанывая, капитан пиратского корабля сжал пальцы и начал вынимать бластер…

Затем Планш рухнул, присоединившись к своим коллегам, лежавшим на полу.

— Что это… что это… что это… — раз за разом повторял Хорис Антик, сунув в рот сразу две таблетки успокоительного. В отличие от него Бирон Мейсерд сохранил выдержку, присущую его касте, и коротким кивком указал на невозмутимого Керса:

— Он один из них, Селдон?

Гэри посмотрел на своего слугу, а затем снова на Мейсерда.

— Блестящая догадка, милорд. Вы уверены, что никогда не страдали мозговой горячкой?

Глаза вельможи стали стальными, напомнив о другой специфической черте аристократов — всегдашней готовности к кровной мести.

— Не заговаривайте мне зубы, академик. Я задал самый обычный вопрос. Ваш помощник… робот?

Гэри не дал прямого ответа. Он посмотрел на Керса, больше года бывшего его нянькой-телохранителем, и тяжело вздохнул.

— Значит, Дэниел все-таки оставил одного из своих собратьев, чтобы приглядывать за мной. По старой дружбе? Или потому что я еще важен для его планов?

Керс ответил бесстрастным тоном, который Гэри хорошо знал:

— И то и другое, профессор. Мне пришлось разоблачить себя, потому что выбора не было. Я надеялся, что вы сможете самостоятельно убедить ктлинцев отказаться от своего намерения. Но они были слишком упрямы и несговорчивы. Времени уже не оставалось. Если катастрофы нельзя избежать, мы вынуждены действовать.

Хорис застонал:

— Ро… робот? Вы хотите сказать, что это один из тиктаков, которые бесчинствовали на Тренторе? Я слышал рассказы…

— Нет, уверяю вас… — начал Гэри.

— Хорис, — прервал его Мейсерд, — кажется, вы слишком увлеклись. Сколько пилюль вы приняли?

— Да, я тоже считаю, что вы можете повредить себе, — сказал Керс Кантун.

Он потянулся к коротышке, заставив того с криком отпрянуть и рассыпать голубые таблетки. Антик обратился в бегство, но не успел сделать несколько шагов, как потерял сознание.

— Что с ним? — спросил искренне взволнованный Гэри. Мейсерд проверил пульс Антика и кивнул.

— Похоже, уснул. — Затем аристократ поднялся на ноги и спросил:

— Кто следующий? Я?

Гэри покачал головой.

— Нет… если мое мнение что-то значит. Ну что, Керс? Наш лорд-капитан заслуживает доверия?

Робот и глазом не моргнул, продемонстрировав привычную для Кантуна невозмутимость.

— Профессор, я не такой сильный менталик, как Дэниел Оливо. Мои возможности ограничены, и читать мысли я не умею. Но могу сказать вам, что Бирон Мейсерд является вашим горячим поклонником и преклоняется перед психоисторией. Для него важнее всего благосостояние его планеты и его народа. Этому благосостоянию грозит хаос. Да, я верю, что он наш союзник.

— В любом случае нам понадобится его помощь, если мы будем вынуждены действовать до того, как…

С пола донесся стон. Гэри опустил глаза и с удивлением увидел, что Морс Планш перекатился на спину и снова потянулся к кобуре. Керс шагнул к нему и снова сконцентрировал свою ментальную мощь.

Космонавт вскрикнул. Бластер выпал из его руки и отлетел в угол.

Но, как ни странно, с Планшем еще не было покончено. Гнев заставил его собраться с силами и встать на колени. Гэри и Мейсерд смотрели на него со священным ужасом. Остаток пути капитан пиратов прошел шатаясь и сжал кулак.

— Мэддер Лосе! — крикнул он и нанес удар, который Керс Кантун легко парировал. Планш тут же потерял сознание и рухнул в объятия робота.

Керс взял мужчину на руки и с ощутимой болью в голосе сказал:

— Человек ранен, и в этом есть часть моей вины.

— Нулевой Закон… — начал Гэри.

— Это мое единственное оправдание, профессор. Но чтобы заставить Морса Планша потерять сознание, понадобилось больше усилий, чем у меня ушло на всех остальных, вместе взятых. Я не причинил им вреда. Они всего лишь спят. Однако состояние этого человека внушает мне опасения. Я должен немедленно позаботиться о нем. Еще до того, как мы приступим к делу галактической важности.

Когда Керс понес Планша по коридору, Гэри захромал следом и настойчиво спросил:

— Как он это сделал? Как он смог сопротивляться тебе? Может быть, Планш — скрытый менталик?

Керс Кантун не замедлил шага. Но ответ робота эхом отдался от переборок и стен:

— Нет. Морс Планш представляет собой нечто куда более опасное, чем менталик. Он нормальный.

ЧАСТЬ 4

ВЕЛИЧЕСТВЕННЫЙ ЗАМЫСЕЛ

Правитель Родии: Похоже, ты нервничаешь, юноша. Думаешь, наше восстание против угнетателей с Тиранна закончится поражением?

Бирон Фаррилл: Ваш план хорош, сэр. Мы сможем выстоять на поле боя. Но как быть с этим роковым документом? Тем самым, за которым отец отправил меня на Старую Землю? Он был украден еще до моего прибытия!

Правитель: Ты боишься, что его могут использовать против нас?

Фаррилл: Именно так, сэр. Я уверен, что он у тираннцев.

Правитель: Конечно, нет. Он у меня. Уже двадцать лет. Именно с него началась подготовка к восстанию. Когда он попал ко мне, я понял, что мы сумеем удержать наши завоевания, если одержим победу.

Фаррилл: Значит, это оружие?

Правитель: Самое сильное оружие во Вселенной. Оно уничтожит тираннцев и нас самих, но спасет Туманные Королевства. Без него мы разбили бы тираннцев, но только сменили бы одну феодальную деспотию на другую. Сейчас устраивают заговоры против тираннцев, потом их будут устраивать против нас. И нас,. и их нужно выкинуть в мусорную корзину обветшалых политических систем. Наступило время зрелости. Такое же, какое однажды наступило на планете Земля. Теперь появится новая форма правления, форма, которой в Галактике еще не было. Не будет ни ханов, ни королей, ни императоров, ни правящей элиты.

40
{"b":"4734","o":1}