Содержание  
A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
83

— Аж в дрожь бросает, — пробормотал он. — Дэниел, это же полная противоположность хаосу! Если бы всех хозяев можно было обучить такому…

Оливо кивнул.

— Я очень доволен, Зан, что ты так быстро понял возможные последствия. Теперь ты видишь, что это могло бы стать основой совершенно нового типа человеческой культуры, имеющей неизмеримо более сильный иммунитет к чуме хаоса, чем тот, которым обладала Галактическая Империя в пору ее расцвета. В конце концов, стабильность Империи определяется семнадцатью факторами — или, по Гэри Селдону, состояниями притяжения, — которые мешают изолированным мирам сползать к так называемому ренессансу. Но что было бы, если бы человечеству вместо этого помогли достичь его древней мечты? Подлинного единства духа и разума?

— Это единое существо было бы достаточно сильным, чтобы сопротивляться свойственному отдельным личностям стремлению к хаосу.

— В самом деле. Представь себе, Зан, нам больше не придется держать человечество в невежестве относительно его прошлого или свойственной ему силы. Больше не нужно будет запирать ребенка в детской ради его же блага. Однажды мы снова сможем смотреть людям в глаза и служить им — то есть делать то, для чего были созданы.

— Дэниел, я давно подозревал, что у тебя есть некий тайный план. Значит, психоистория Гэри Селдона — это всего лишь средство выиграть время?

Лицо Дэниела, неотличимое от человеческого, выражало одновременно боль и иронию.

— Мой друг Гэри посвятил этому делу всю свою жизнь и справился с ним блестяще, но даже он теперь понимает, что План Селдона никогда не достигнет своей конечной цели. Тем не менее эксперимент на Терминусе чрезвычайно ценен. Академия позволит отвлекать людей еще несколько веков, которые нам необходимы.

— Зачем так много, Дэниел? — спросил Зан. — Распространить этот новый опыт не так уж трудно. Мы могли бы поставить производство ментальных роботов-усилителей на поток, наштамповать квадриллионы штук и обучить обитаемые миры пользоваться ими! В каждом городе и поселке уже есть опытные мастера медитации. А с помощью выведенного на орбиту жискарианского…

Дэниел покачал головой.

— Все не так просто, Зан. Еще раз внимательно посмотри на сидящих там мужчин и женщин. Скажи мне, что ты видишь. Не замечаешь никакой странности?

Зан долго смотрел на группу, а затем решительно сказал:

— Среди них нет детей.

Дэниел продолжал молчать и наконец со вздохом промолвил:

— Этого мало, Зан. Человечество не может допустить, чтобы его судьбу решали роботы. Даже в том случае, если эта судьба — счастливая… В конце концов, чтобы из этого что-то вышло, ему придется перерасти нас…

Глава 2

Архивов было слишком много, чтобы Гэри мог их пересчитать. Они мерцали повсюду, складываясь в созвездия на черном фоне раскинувшейся позади туманности. «Сколько же их, — думал Гэри. — А Керс говорит, что это не единственное хранилище в космосе…"

Война за человеческую память продолжалась много тысячелетий и шла с переменным успехом, пока Великая Диаспора с умирающей Земли распространялась по всей Галактике. Всю эту легендарную эпоху отчаянных полетов колонистов на утлых кораблях с гипердрайвами, завоеваний новых земель и экспериментов со всеми видами основных культур за кулисами шла непрерывная и временами чрезвычайно жестокая борьба.

Впереди волны переселенцев летели роботы-культиваторы, о которых человечество ничего не знало. Эти гигантские беспилотные корабли с Авроры, называвшиеся «Амадиро», были предназначены для покорения новых миров и превращения их в удобные территории для заселения.

Параллельно с полетами этих роботов шла гражданская война. Многочисленные группы кельвинистов и жискарианцев спорили о том, как лучше служить человечеству. Однако и те и другие сходились в одном: люди не должны знать о войне, которая идет у них за спиной и разыгрывается в глубинах космоса. Кроме того, они должны были застраховаться от изобретения новых роботов, которые могли бы снова сунуть нос в Законы роботехники. Из этого недвусмысленно следовало, что невежество является лучшим способом защиты человечества от самого себя.

Однако небольшое меньшинство не соглашалось с такой точкой зрения. Каждый из сверкающих предметов, находившихся перед Гэри, свидетельствовал о сопротивлении, которое оказывала некая группа упорных людей, не желавших забывать… возможно, им помогали друзья-роботы, разделявшие веру в верховенство людей.

— Их усилия были обречены с самого начала, — пробормотал Гэри.

Его продолжала грызть все та же мысль.

«Неужели мы действительно прокляты от рождения и наша единственная надежда избежать распространения безумия заключается в том, чтобы держаться как можно дальше от нашего потенциального величия? Неужели мы обречены оставаться глупыми и невежественными, чтобы победить демонов, которых носим внутри?"

Рассказ Хориса Антика о чуждой расе не выходил у Гэри из головы. А вдруг трагедия человечества действительно вызвана проклятием некоего врага, напустившего на род Гэри сокрушительные злые чары? «Если бы не хаос, каких высот мы могли бы достичь!"

Маленькая космическая станция была заброшена. Воздух был таким спертым, словно нога человека не ступала сюда тысячи лет. Гэри видел в огромном иллюминаторе стоявшие рядом пиратский корабль с Ктлины и «Гордость Родии».

— Это лишь временная мера, профессор Селдон, — сказал Керс Кантун, оставив Сибил, Джени и других в салоне корабля. Те лениво играли, как дети во время круиза; их мыслительная деятельность была на время парализована химически. — Мы освободим их сразу же, как только закончим свою миссию.

— А что с Морсом Планшем? — спросил Гэри. Капитан пиратов лежал в лазарете, полностью усыпленный. — Что ты имел в виду, назвав его «нормальным»? Почему он так сопротивляется твоему ментальному влиянию?

Но Керс Кантун отказался отвечать, сославшись на нехватку времени. Сначала Гэри и лорд Мейсерд должны были помочь ему предотвратить галактическую катастрофу. Они сели в космический бот и прибыли на древнюю космическую станцию комбинацию шарообразных и трубчатых помещений, находившуюся в центре огромной паутины тонких кабелей. В этом месте все архивы связывались между собой. Библиотечные капсулы, сотню веков направлявшиеся мятежниками в глубокий космос, были собраны и хранились на этой станции, превосходившей древностью самое Галактическую Империю.

«Роботы Дэниела попались в логическую ловушку, — думал Гэри. — Согласно Нулевому Закону, они были обязаны перехватывать любой обнаруженный ими архив и прятать его — „ради блага самого человечества“. Но как только архивы были надежно спрятаны, Нулевой Закон переставал действовать. Помощники Дэниела были обязаны подчиняться Второму Закону, запечатленному на каждом артефакте и требовавшему сохранить драгоценные человеческие труды.

— Жаль уничтожать их, правда, Селдон?

Гэри обернулся и увидел Бирона Мейсерда. Аристократ с Родии стоял рядом и задумчиво созерцал окружающее.

— Профессор, я уважаю вас и ваши свершения, — продолжил Мейсерд. — Если вы скажете, что это необходимо, я поверю вам на слово. Я видел хаос собственными глазами. В моей родной провинции почти тысячу лет назад смелые, добрые и образованные жители планеты Тиранн пережили так называемый ренессанс и не оправились до сих пор. Они забились в города, напоминающие ульи или те стальные пещеры, в которых теснились земляне, спрятавшиеся от неведомого ужаса, постигшего их в пору расцвета надежды и веры в собственные силы. Гэри кивнул.

— Подобное случалось часто. Собранные здесь прекрасные маленькие капсулы подобны яду. Если они расползутся…

Заканчивать фразу не требовалось. Оба любили знание, но мир и цивилизацию любили больше.

— Я надеялся, что вы, великий Гэри Селдон, знаете ответ, — негромко промолвил Мейсерд. — Это главная причина, которая заставила меня принять участие в экспедиции Хориса. Я искал вас. Так скажите мне, вы, человек, обладающий даром социоматематического предвидения, неужели вы тоже не видите выхода? Неужели у человечества нет способа выбраться из этой ловушки?

42
{"b":"4734","o":1}