ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После нескольких лет, проведенных вместе на Тренторе, даже их манера изъясняться приобрела еле заметные следы тенденции, которую предсказывали уравнения. Тенденции к созданию идиоматических выражений, которые через сотню лет назовут терминусским диалектом, ответвлением стандартного галактического языка, более скептическим и оптимистичным, отвергающим устаревшие синтаксические ограничения. Вообще-то многие из новых шуток и сленговых выражений были придуманы Пятьюдесятью в ходе продолжительного процесса подготовки ссыльных к их новой роли. Но чувствительное ухо Дорс уловило фразы, не предусмотренные программой. Несомненно, они были творчеством самих изгнанников.

«Что ж, ничего удивительного. Они — лучшие из всех, кого мы смогли найти на двадцати пяти миллионах миров. Самые умные, психически здоровые, бодрые и… склонные к неуемному любопытству. Идеальный генофонд для ростков нового. Если бы человечество действительно было способно самостоятельно открыть чудесное лекарство для собственного исцеления, то эти люди и их потомки смогли бы справиться с такой задачей… при помощи уравнений Селдона. Но, увы, это была только мечта».

Дорс покачала головой. Какой смысл бередить старые раны? Если бы она это сделала — и если бы была человеком, — это могло кончиться слезами.

Она сломя голову ринулась в Трентор с одной-единственной целью. Найти Гэри.

— То есть как это «потерял след»? Разве ты не установил датчик на его корабле?

Робот, стоявший напротив Дорс, сохранял непроницаемое выражение. Не потому что лицевая мимика позитронным собратьям Дэниела не требовалась. Просто именно так вел бы себя человек, допустивший непростительный промах и потерявший одного из самых важных людей в Галактике.

— Передатчик замолчал меньше недели назад, — ответил Р. Пос Хелш. — Нам хорошо известен курс, который взяла космическая яхта после вылета с Демархии. Наши контакты с Комитетом Общественного Спасения позволили выяснить, что недавно в районе облака Тумартин был уничтожен крейсер Тайной Полиции.

— Плохая новость. Ты отправил роботов на место происшествия?

— Собирался. Но от Дэниела поступил приказ не делать этого.

— Почему? Он сообщил причину?

Робот послал ей микроволновый эквивалент пожатия плечами.

— Нас на Тренторе слишком мало, — объяснил он. — Из-за отсутствия надежных роботов-агентов пришлось поручить это дело полиции. Кроме того… — Робот-мужчина сделал паузу, а затем сухо продолжил:

— Я почти уверен, что все случилось с подачи самого Дэниела.

Дорс погрузилась в размышления:

«Вполне возможно. Он вполне способен использовать Гэри даже в преклонном возрасте, когда можно было бы позволить пожилому человеку почивать на лаврах. Но если Гэри еще мог сыграть свою роль в долгосрочных планах Дэниела, Бессмертный Слуга не стал бы колебаться ни секунды».

И все же здесь крылась какая-то тайна.

«Какую помощь Гэри мог оказать Дэниелу, отправившись в глубокий космос?"

Дорс была в цейтноте. Скоро агенты Дэниела сообщат ему, что она самовольно покинула свой пост на Смашелле и прибыла сюда. Она понятия не имела, что после этого предпримет Оливо. Он очень терпимо отнесся к измене Лодовика Тремы. В прежние времена Дэниел приказывал казнить роботов, поведение которых не соответствовало его представлениям о благе человечества. А совсем давно, когда шла гражданская война, он был неудержимой силой, способной на большую жестокость — опять же ради конечного блага людей. Дорс решила покинуть Трентор и отправиться к облаку Тумартин. Но сначала нужно было закончить еще одно дело.

Она посетила библиотеку Стрилингского Университета, забралась в ее самый дальний угол и подключилась к скрытой фиброоптической панели. С помощью секретной длины волны Дорс вошла в систему, избежав ловушки, которая защищала самое драгоценное хранилище данных группы Селдона — Главный Радиант, — и в конце концов добралась до самой последней версии Плана Селдона. А вдруг там найдется намек на то, что задумал Гэри? С какой стати старому калеке понадобилось удирать в компании темного бюрократа и дилетанта-аристократа, поверив сказкам о каких-то окаменелостях и пыли?

Университет Стрилинг был одним из немногих мест на Тренторе, расположенных под открытым небом. Покинув библиотеку, Дорс пробралась мимо стоявшего в нескольких метрах здания без окон, где собирались пятьдесят психоисториков, совершенствуя План Селдона и готовясь руководить судьбой человечества на протяжении грядущих веков. Лишь двое из них обладали ментальной силой. Остальные были математиками — вроде Гааля Дорника. Однако скоро они должны были скреститься с теми, кто обладал психическим даром, объединить оба таланта и создать новый могущественный класс подлинных правителей Галактики. Вторую Академию, тайно управляющую Первой.

Гэри попытался воспользоваться этим. В конце концов, ментальная сила была отличной дубинкой для выбивания клиньев, которые могли затормозить развитие истории. И все же это решение было грубым, насильственным добавлением к уравнениям. Ему никогда не нравилась концепция создания правящей элиты, состоящей из полубогов.

Эта мысль постоянно грызла Гэри изнутри.

«Но поэтому ли он так рано состарился? А может быть, потому что тосковал по мне?» Как бы там ни было, Дорс чувствовала себя виноватой за то, что так долго отсутствовала. Давно нужно было наплевать на приказы Дэниела! Дорс быстро шла по широкому внутреннему двору Университета и вдруг ощутила знакомый холодок во внутренних слоях мозга. Она посмотрела на север и заметила группу академиков в пурпурных мантиях — меритократов седьмого и восьмого ранга, — которая направлялась к корпусу имени Амариля. Одна из них, маленькая женщина, внезапно споткнулась и обернулась к Дорс.

Это была Ванда.

Понимая, что любое необычное движение привлечет к ней внимание, Дорс притворилась рассеянной бюрократкой, скучной и никому не интересной, и пошла вперед. Лицо Ванды приобрело растерянное выражение. Проходя мимо внучки, Дорс ощутила, что ее ментально прощупывают. Но талант Ванды был недостаточно сильным, Чтобы проникнуть сквозь маску тренированного робота. Дорс, общавшаяся на Смашелле с куда более мощными менталиками, без труда отбила ее попытки.

И все же момент был тяжелый. Какая-то часть Дорс, привыкшая действовать и чувствовать как человек, требовала раскрыть объятия той, кого она знала и любила.

«Нет, Ванда не должна встречаться со своей покойной бабушкой! Она счастлива, удовлетворена своей ролью и уверена, что Вторая Академия даст толчок новому пробуждению человечества, которое наступит через тысячу лет… Я не имею права лишать ее этой уверенности, пусть иллюзорной».

Поэтому Дорс продолжила путь. Ее манеры и выражение лица настолько изменились, что в конце концов Ванда покачала головой, отгоняя от себя неуловимое ощущение чего-то знакомого.

Отойдя на безопасное расстояние, Дорс Венабили судорожно вздохнула.

Глава 5

Сибил приняла новости в штыки. Едва придя в себя, она напустилась на Гэри и Мейсерда.

— Вы уничтожили надежду десяти квадриллионов человек на избавление от тирании!

В отличие от нее Морс Планш отнесся к поражению более спокойно, чем думал Гэри. Высокий и смуглый капитан пиратов стремился понять случившееся и то, что несет им будущее.

— Итак, давайте поставим все точки над i, — сказал Планш. — Нас использовала одна группа роботов, стремившаяся найти место хранения архивов и уничтожить записи с благословения Селдона. — Планш указал рукой на Гэри. — Но затем нас похитила другая группа проклятых тиктаков!

Гэри, пытавшийся читать, с досадой оторвался от копии «Детской энциклопедии».

— Капитан Планш, человеческие желания часто оказываются более тщетными, чем представляется нам, эготистам. Свобода воли — это детская болезнь, которая вырастает как сорняк. Но большинство людей с возрастом преодолевают эту концепцию… Смысл зрелости, — со вздохом закончил он, — состоит в понимании того, что сил одного человека недостаточно, чтобы решать судьбу Галактики.

47
{"b":"4734","o":1}