ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«ГАЛАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ», 117-е издание, 1054 г. Академической Эры

Глава 1

Р. Зан Ларрин наконец понял пугающий размах долгосрочного проекта Дэниела, направленного на спасение человечества.

— Ты хочешь помочь им объединиться. Создать телепатическую сеть, в которой каждый человек будет связан со всеми остальными.

Бессмертный Слуга кивнул, глядя на шестьдесят человек, с одинаковым задумчивым выражением медитировавших под высоким куполом.

— Ты только представь себе. Никаких раздоров. Конец горечи и эгоистическому соперничеству. Никакого солипсизма. Кто сможет игнорировать чувства других людей, если эти чувства будут полностью ощутимы и станут неотъемлемой частью твоего собственного сознания?

— Один за всех, все за одного, — вздохнул Зан. — Старая мечта человечества. И мы наконец-то сможем ее осуществить.

Но затем Зан посмотрел на сидевших перед ним шестьдесят человек и нахмурился.

— Они находятся в покое и полном единстве, потому что каждый из них снабжен позитронным ментальным усилителем. Ты хочешь сказать, что в массовом масштабе это невозможно?

Дэниел кивнул.

— Мы не можем себе позволить ставить людей в полную зависимость от машин.

— Но это даст нам возможность взаимодействовать с хозяевами! Роботы и люди будут жить в неразрывном симбиозе!

— В таком симбиозе роль машин с течением времени станет доминирующей, — сказал Дэниел. — Кроме того, посчитай сам, сколько роботов нам придется построить. Это достижимо лишь в случае снятия запрета на саморазмножение. Откроется дверь естественному отбору, дарвинизму, эволюции… и в конечном счете возникновению новых типов роботов-андроидов. Тех, которые будут думать о своих собственных интересах, а не об интересах человечества. Я поклялся, что не допущу этого.

— Нет. Мы не должны позволить людям впасть в полную зависимость от роботов. Это подход космонитов — ересь, о которой предупреждал Элайдж Бейли. Отвращение к ней заставило Жискара совершить то, что он совершил.

В голосе Дэниела прозвучала решимость.

— В конце концов люди будут обязаны стать самостоятельными. Кроме того, есть и другие причины, о которых я до сих пор не говорил. Причины, связанные с выживанием самой расы людей.

Зан Ларрин на мгновение задумался.

— Дэниел, в таком случае позволь мне экстраполировать данные. После этого я рискну представить себе твой план. Сто лет назад ты начал серию генетических экспериментов над маленькой группой людей. Один из этих проектов позволил получить гения математики Гэри Селдона. Другой — внезапную волну мутантов на Тренторе: людей, обладающих ментальной энергией, которой до того обладали только некоторые роботы.

— Отлично. Ты на правильном пути, Зан, — кивнул Дэниел. — Подумай о том, что происходит у тебя на глазах. Шестьдесят человек, объединенных общей энергией, спокойствием и созерцанием. А теперь представь себе, что это происходит без помощи роботов! Они смогут самостоятельно вступать в ментальный контакт. Образовывать единую душу. Сильную, стойкую и не рассчитывающую на помощь извне.

Зан Ларрин кивнул.

— Дэниел, я понимаю, что ты имеешь в виду. Да, это куда более желательно. Но подумай о сроках! На получение сильных и многочисленных людей-менталиков. способных служить психическими мостами между городами, территориями и даже планетами, уйдут столетия. Зачем так долго ждать? Мы уже сейчас обладаем средствами, которые могут быть модифицированы и использованы! Почему бы не задействовать их в течение строго ограниченного промежутка времени, пока не появится нужное количество мощных менталиков? Тогда можно будет обойтись без краха Галактической Империи. Если мы перепрограммируем некоторые приспособления, систему можно будет трансформировать буквально за одну ночь…

Дэниел покачал головой, как сделал бы вежливый человек, выражая несогласие.

— Заманчиво. Но последствия были бы катастрофическими. Во-первых, создание единого разума с помощью механических средств означало бы острый конфликт у многих роботов с Первым Законом, их цепи восприняли бы это как «вред». Я проверял эту идею на нескольких роботах твоего класса. Кое-кто испытывал такой же пылкий энтузиазм, как и ты; у прочих она вызывала возмущение и отвращение. Естественно, столь решительная акция вызвала бы новую гражданскую войну между роботами.

Эта фраза заставила Зана вздрогнуть.

— Надеюсь, ты стер память у роботов, которые отвергли данную идею?

— Да, я принял необходимые меры. И если бы ты отнесся к этой мысли по-другому, сделал бы то же самое с тобой, Зан. Извини.

— Какие могут быть извинения, если речь идет о благе человечества? — спросил Зан и махнул рукой, показывая, что Дэниелу не стоит беспокоиться. — А что во-вторых?

— Людские различия. За последние тысячелетия у небольшой, но статистически значимой группы людей развился иммунитет к практически любому стабилизирующему воздействию, которое мы использовали для борьбы с хаосом. Кроме того, они чрезвычайно устойчивы к ментальному внушению. Представь себе, что скажут эти люди, внезапно увидев, что их друзья, соседи и близкие за одну ночь стали мастерами медитации… Нет, Зан, это не выдерживает критики. Предположим, мы сумеем вовлечь большинство людей в единый ментальный поток. Как будет реагировать на это оставшееся меньшинство?

— Сойдет с ума? Сочтет себя брошенным?

— Или не поймет происшедшего и решит, что некая враждебная сила превратила их близких в зомби, заставив думать одно и то же. Не забывай, представители этого меньшинства часто бывают очень изобретательны. Они бросят все силы на поиски этой чуждой враждебной силы и борьбу с ней.

— Обнаружат нас. И вступят с нами в войну.

Зан Ларрин представил себе описанное Дэниелом и тут же оценил прозорливость и мудрость Бессмертного Слуги.

— Это новое потрясение основ — точнее, новая жизнь человечества — должно произойти в нужное время, при благоприятных обстоятельствах. Все роботы обязаны понять его необходимость. А все люди — увидеть, насколько оно улучшит их жизнь. Дэниел кивнул.

— Следовательно, сейчас это невозможно. Метаморфоза не может быть осуществлена с помощью искусственных методов. Придется подождать, пока не возникнет достаточно большая популяция людей-менталиков. Пока не рухнет Империя и человечество не погрузится в пучину страданий. И лишь затем, когда люди ощутят жгучее стремление к тому, что сможет объединить и спасти их, настанет время предложить им Гайю.

Зан обернулся и изумленно посмотрел на Дэниела.

— Гайю?

Голос Бессмертного Слуги стал еле слышным, глаза смотрели куда-то за горизонт, словно видели там прекрасное и величественное зрелище.

— А когда каждая планета получит свою Гайю, мы увидим нечто еще более великое. То, что заключит в себе все. Галаксию.

Последнюю фразу он произнес едва ли не шепотом:

— И тогда… возможно… я найду покой.

Глава 2

Два таинственных следа, начинавшихся у облака Тумартин, вели в противоположных направлениях от места, где недавно взорвались миллионы архивов и космические культиваторы, превратившись в мерцающие тучи ионизированной памяти. Было решено, что Дорс полетит по одному следу, а кельвинисты, новые друзья Лодовика, на своем быстроходном корабле направятся по другому.

Это полностью удовлетворяло Дорс, которая была уверена, что чувствует, в каком направлении отправили Гэри.

К несчастью, Лодовик Трема был полностью согласен с ее выбором. Быстро представив Дорс своим новым союзникам, он взял саквояж, прошел по тоннелю, соединявшему оба корабля, и расположился на борту ее яхты как дома!

— Зорма и ее друзья нуждаются во мне меньше, чем ты, — объяснил он.

— Значит, их потребность в тебе составляет меньше нуля! — огрызнулась Дорс.

Трема только улыбнулся, показывая, что спорить он не собирается. Но Дорс уже закусила удила.

— Трема, обмен информацией должен быть полным и окончательным! Иначе можешь убираться и идти дальше пешком. Валяй, рассказывай об этих твоих союзничках. Сам знаешь, как я отношусь к фанатикам, которые отвергают Нулевой Закон.

52
{"b":"4734","o":1}