ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всего лишь пару лет назад одна маленькая секта кельвинистов, обосновавшаяся на Тренторе, решила, что настало время ударить Дэниела Оливо в его самое больное место, а именно сорвать План Селдона. Они заманили в ловушку человека-менталика и попытались с его помощью разрушить замыслы Гэри. Только везение и быстрое вмешательство сорвали этот замысел за мгновение до начала его осуществления.

— Это совсем другая группа, — заверил ее Лодовик. — Ты уже встречалась с Зормой на Тренторе. Только тогда она была в мужском обличье и спорила с планом, направленным против Гэри.

Дорс вспомнила этот эпизод. Да, у того кельвиниста, похоже, была голова на плечах. И все же она не сдавалась.

— Этого недостаточно, чтобы доверять фанатикам!

— А вот некоторые считают настоящими фанатиками и еретиками роботов Нулевого Закона, — парировал Лодовик. — Ты ознакомилась с воспоминаниями Р. Жискара Ревентлова и знаешь, какой хрупкой была нить, которая вела его и Дэниела, когда они заменяли старую религию новой.

— Гражданская война окончена, Лодовик. Подавляющее большинство уцелевших роботов исповедуют Нулевой Закон, а староверы объединились в дюжины мелких сект, ушедших в подполье и тайно действующих на задворках Галактики. Скажи, во что верят твои новые друзья? Чему они научились за долгое и трудное время эмиграции?

С каждым новым прыжком через гиперпространство рисунок созвездий за бортом менялся. Лодовик улыбнулся.

— Да, символ веры у них довольно странный. Они считают, что, прежде чем решать судьбу наших хозяев, не худо бы спросить, что думают об этом сами люди.

Дорс кивнула. Трема шел к еретическому выводу с того самого несчастного случая. Иначе зачем он отдал ей голову Жискара?

— В принципе справедливо. Но насколько это практично?

— Ты думаешь о хаосе, — ответил Лодовик. — Действительно, Зорме и ее единомышленникам приходится очень осторожно отбирать людей, которым они открываются. Но ведь ты знакома с данными отчетов об изучении людей, которое проводит Дэниел. Больше двух процентов населения уже нечувствительны как к применяемым Оливо факторам отвлечения, так и к зову хаоса. Это одна из причин, которые позволяют Гэри Селдону считать, что организация, базирующаяся на Терминусе, сможет стать достаточной социальной и психологической силой, чтобы преодолеть порог, который до сих пор оказывался смертельным для всех прочих…

Дорс подняла руку, прерывая его.

— Лодовик, все это очень интересно. В других обстоятельствах я охотно познакомилась бы со «зрелыми людьми», с которыми вы, кельвинисты, позволяете себе откровенничать. Но сейчас меня волнует только одно — поиски Гэри Селдона! Ты что-нибудь знаешь о похитившей его группе?

Лодовик кивнул.

— Ты права, Дорс. Старая религия раздробилась на множество мелких сект. У староверов никогда не было харизматического лидера, подобного Дэниелу, который мог бы сплотить их. Те кельвинисты на Тренторе, руководимые бедным стариной Плассиксом, были поразительно простодушны. Вспомни, как Зорма пыталась отговорить их от этого дурацкого плана. Она найдет способ переубедить группу, которая похитила Гэри.

От вызванного программами псевдоэмоций ужаса по спине Дорс побежали мурашки.

— Ты знаешь, чего хотят похитители?

— Увы, нет. Это необычная группа, намного более хитрая, чем тренторианская, с оригинальными идеями, накопленными за несколько веков. Знания Зормы о них ограничены. Похоже, ее лидеры некогда были заодно с Дэниелом, но какие-то неприятные события заставили их отделиться. Кроме того, Зорма уверена, что они имеют большие виды на твоего бывшего мужа.

Дорс уловила легкий нажим, с которым Лодовик произнес слово «бывшего». Это заставило ее призадуматься. Стоявший неподалеку голопроектор, в котором хранился сим Жанны д’Арк, послал микроволновый импульс, напомнив Дорс о ее обещании.

«Жанна хочет вступить в контакт с версией Вольтера, которую Лодовик хранит в своем мутировавшем позитронием мозгу. Но можно ли будет доверять симам, если они объединятся?"

А затем ей в голову пришла следующая непрошеная мысль.

«А что подумает Дэниел, когда узнает, что мы с Лодовиком играем за одну команду, хотя и не доверяем друг другу?"

Она покачала головой.

— Тебе известно еще что-нибудь о секте, захватившей Гэри?

— Не слишком много. Во-первых, они не обладают такой осторожностью и ответственностью, как группа Зормы. Во-вторых, они не чета простодушным фанатикам Плассикса. Честно говоря, Дорс, они относятся к тому типу, к которому ты когда-то причисляла меня. Очень хитрые. Умные. Технологически подкованные. — Улыбка Лодовика стала мрачной. — И с какой стороны ни посмотри, совершенно чокнутые.

Глава 3

За последние два дня Морс Планш совершил четыре попытки к бегству. Как ни странно, каждая неудачная попытка только добавляла ему жизнерадостности и уверенности в себе.

«Либо этот человек сходит с ума у нас на глазах, — с любопытством думал Гэри, — либо все это часть некоего плана… Он пробует один способ за другим, чтобы оценить возможности роботов. Выяснить пределы их возможностей. И в том и в другом случае за ним стоит понаблюдать».

Во время последней попытки Планш облачился в самодельный костюм из фольги, которая изолировала трубы центрального отопления виллы. Никто не знал, как ему в голову пришла столь хитроумная мысль, но Планш умудрился миновать несколько датчиков охранной системы и добрался до дороги, которая вела к городу Пенджия. Тут его увидел один из роботов, помогавших Горнону. Гуманоид вежливо, но решительно взял Планша за руку и силой привел обратно. Откинув капюшон своего доморощенного стального одеяния, Морс лукаво улыбнулся Сибил, Мейсерду и остальным и проследовал в свою камеру с таким видом, словно надсмотрщиком был он, а не робот.

«Конечно, это фарс, — думал Гэри. — У наших тюремщиков есть множество способов усмирить Планша, от усыпления до стирания памяти. Но почему они этого не делают? Чего добивается Горнон, демонстрируя нам свое терпение?"

Гэри вернулся к мыслям о Морсе Планше. Что изменилось бы, если бы этот человек бежал? Будучи преступником, капитан пиратов едва ли рискнул бы поведать свою невероятную историю полиции или средствам массовой информации. Вполне возможно, что возвращаться на охваченную ренессансом Ктлину ему тоже было слишком поздно: ее падение было предсказано заранее. А, ладно… В любом случае кельвинистам, заклятым врагам Дэниела, Селдон ничего не должен. Честно говоря, у него были все причины оттягивать вылет с Пенджии. Но Гэри не имел представления, как этого достичь.

— Я настаиваю на том, чтобы юная леди отправилась с нами, — сказал он Горнону на второй вечер. — Ты сказал, что после короткой остановки конечной целью нашего путешествия будет Трентор. Джени принадлежит родителям. Мы не имеем права оставлять ее у незнакомых людей, на планете, затерянной в галактической глуши.

Робот Горнон заколебался.

— Она все еще оправляется от болезни.

— Местным врачам удалось сбить жар. Похоже, кризис миновал.

— Да, но следующий этап нашего путешествия может быть опасным. До возвращения на Трентор нам предстоят трудности. Профессор, неужели вы хотите подвергнуть девушку нелегкому испытанию?

Туманное, но зловещее описание предстоящего полета заставило Гэри еще больше желать задержки в надежде, что помощь Дэниела прибудет вовремя.

— Ты должен встретиться с Джени и поговорить с ней, — сказал он Горнону. — Она во многих отношениях представляет собой исключение. Конечным пунктом ее назначения является Терминус. Академии очень нужны такие способные люди.

Честно говоря, Гэри лукавил. Хотя Джени могла стать прекрасной гражданкой бодрой новой цивилизации, создаваемой на дальнем конце Галактики, это не имело никакого значения. Судьба отдельного человека ничего не меняла. Она не оказывала влияния на психоисторические уравнения, адекватно описывавшие будущее. По крайней мере ближайшие два-три столетия.

53
{"b":"4734","o":1}