ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако Гэри успел понять, что Р. Горнон принципиально отличается от кельвинистов Трентора. Секта этого малого не пыталась сорвать План Селдона. Наоборот, Горнон явно одобрял его. Во всяком случае, до определенной степени. Поэтому аргументы Гэри имели вес.

— Хорошо, профессор. Мы дадим ей отдохнуть еще один день. Но потом нам придется лететь независимо от того, будет ли она готова к этому.

Гэри понял, что большего от Горнона добиться не удастся.

«Ну что ж, Дэниел. Я отвоевал для тебя еще один день. И все же лучше бы тебе поторопиться».

Был один вопрос, который он задать остерегся. Почему робот не захотел использовать для лечения Джени одну из своих «суперсовременных медицинских технологий»? Уж не потому ли, что данная секта верила в минималистский подход и вмешивалась в людские дела только тогда, когда это было абсолютно необходимо для достижения целей кельвинистов?

«Может быть, именно поэтому они и не стали радикально менять меня в своей таинственной омолаживающей машине. Чего бы они ни хотели от меня, я должен буду сделать это в ближайшие несколько недель. Нет смысла омолаживать такого старого ублюдка, как я, на несколько десятилетий, если достаточно месяца-другого».

Глава 4

Р. Зан Ларрин наблюдал за тем, как корабль Дэниела устремился прочь от Эоса, на мгновение осветив вспышкой озеро застывшей ртути. Робот смотрел вслед, пока быстроходный корабль не сделал первый гиперпространственный скачок, устремившись к мерцающему галактическому колесу. Поскольку этому транспортному средству не требовалось бороздить пыльные закоулки космоса или бороться с притяжением десяти миллиардов звезд, не приходилось сомневаться, что оно достигнет места назначения в рекордно короткий срок.

Сообщение, поступившее от одного из агентов Дэниела, заставило предводителя всех роботов Нулевого Закона развить бурную деятельность, торопливо закончить приготовления к отлету и отбыть, бросив Зану всего несколько слов.

— Оставляю руководство на тебя, — сказал Бессмертный Слуга. — На случай, если я не вернусь к назначенному сроку, вот коды доступа к моим личным базам данных.

— Неужели ситуация настолько серьезна? — с тревогой спросил Зан.

— Действует несколько сил одновременно. Некоторые из них я не принимал в расчет. Есть небольшая, но статистически значимая вероятность того, что я проиграю. Это возможно. Но план, о котором мы с тобой говорили, не пострадает! В наших руках находится последняя надежда человечества на счастье. Правда, перспектива у нее отдаленная. Пройдет много кризисов, прежде чем наши хозяева достигнут единства, объединятся, осознают свой потенциал и снова начнут властвовать над Вселенной.

Зан, зрение которого было столь острым, что позволяло видеть рябь, расходившуюся от гиперпространственного следа Дэниела, целый час следил за кораблем. Теперь он ощущал те же решимость и веру в свою правоту, что и его лидер.

— Я не подведу тебя, — наконец пробормотал он с убежденностью менталика, предсказывающего будущее. — Но не забудь вернуться, Дэниел. Твое бремя нести нелегко.

Глава 5

На третий и последний день Гэри попросил показать ему город Пенджию. Селдону хотелось бросить последний взгляд на нормальное галактическое общество, где еще соблюдались законы старой Империи, в надежде, что это позволит ему уточнить пару психоисторических уравнений. Р. Горнон Влимт лично сопровождал Гэри, правя открытой прогулочной машиной любимой марки мелких аристократов планетного ранга.

Планета была небольшая, с населением, не достигшим и миллиона человек. Она делилась на несколько уютных маленьких кантонов, каждый из которых жил сам по себе. Хотя основой экономики Пенджии было сельское хозяйство, тут построили несколько фабрик по производству машин, облегчавших жизнь: от холодильников до домашних развлекательных центров, устройство которых за прошедшие тысячелетия почти не изменилось. Применение более чистых материалов позволило сделать их чрезвычайно долговечными. Машины не изнашивались веками. Замена их была делом необычным и даже несколько постыдным, свидетельствовавшим о плохом уходе за фамильным наследием. Поэтому для удовлетворения нужд жителей планеты хватало небольшого числа предприятий, на которых использовался высококвалифицированный труд.

Однако на товары с непродолжительным сроком службы это не распространялось. Все — от керамики до мебели и одежды производилось гильдиями, которыми управляли цеховые мастера. Их власть над учениками и подмастерьями была непререкаемой. Именно в таких условиях проживало большинство населения Галактики, составлявшее десять квадриллионов человек.

Гэри распознал классические черты и ритм жизни глубоко традиционного, полупасторального общества, которому требовалось совсем немного хороших инженеров и еще меньше ученых. Ничего удивительного, что у него ушло столько времени на поиски ста тысяч первоклассных умов, сейчас переселявшихся на Терминус. Энергетика Пенджии строилась в основном на возобновляемых источниках — солнечном свете, прибое и ветре; единственная протонная электростанция лишь дополняла их. Ходили слухи, что слишком мудреную «атомную» станцию собираются заменить моделью, работающей на дейтерии, менее эффективной, но более простой в обращении.

Гэри вызвал в уме психоисторические формулы и заметил элегантные механизмы отвлечения, использованные пятнадцать тысяч лет назад Дэниелом и его коллегами при создании проекта Галактической Империи. Вооруженный знанием «Детской энциклопедии», он удивлялся тому, насколько похожи эти механизмы на способы, использовавшиеся в древнем Китае задолго до наступления на Земле первого технологического ренессанса.

Эта доисторическая империя имела систему, называвшуюся «бао цзин» (а в близкой к ней культуре — «гонин-гуми»), чрезвычайно похожую на современную традицию общественной круговой поруки. Вся деревня или кантон отвечали за обучение молодых людей соответствующим ритуалам и правилам поведения. Когда кто-то из членов общины совершал преступление, это покрывало позором всех остальных. Если же юношу раздражал такой конформистский уклад, у него оставался только один выход — завоевать право перейти в Орден меритократов или эксцентриков, потому что большинству членов общины не требовались возмутители спокойствия.

«А вот и еще один хитрый фокус. Меритократам и эксцентрикам мягко, но настойчиво внушается мысль о нежелательности размножения. Это позволяет сдерживать генетический дрейф. Дэниел не упустил ничего».

Добравшись до центра, Гэри и Р. Горнон заметили серые вымпелы, свисавшие со стен местного магистрата.

— Знамена означают наступление недели испытаний, — объяснил робот. — Проведение экзаменов на…

— Я знаю, что означают знамена, — прервал его Гэри.

Ему хотелось расспросить кельвиниста о другом. Похоже, для этого настало подходящее время.

— Когда мы были на борту космической станции, ты приготовил ловушку для моего слуги, Керса Кантуна. Подозреваю, что ты заранее решил отрубить ему голову. Ты сделал это, чтобы он не успел воспользоваться своей ментальной силой и почувствовать опасность?

Внезапная смена темы не застала Р. Горнона врасплох.

— Правильно, профессор. Хотя дар Кантуна не чета дару Дэниела, он поистине чудовищен. Мы не могли дать Керсу возможность воспользоваться им.

— А откуда взялся сатир… шимпанзе? Тот, который убежал с головой Керса?

— Это создание — осколок генетических экспериментов, брошенных Дэниелом с век тому назад. Наша группа пользуется услугами нескольких шимпанзе, потому что роботы-менталики не умеют читать или воспринимать их мысли. Сатир мог наблюдать за Керсом и устроить засаду, поэтому у нас не было нужды использовать электронные или позитронные приборы.

— А что вы собираетесь сделать с головой моего слуги? Горнон заколебался.

— Извините, профессор, не могу ответить. У вас два выхода. Либо вы примете наше предложение и согласитесь участвовать в новом приключении, либо предпочтете вернуться на Трентор. В обоих случаях нам не хотелось бы стирать вашу память. Поэтому мы решили просто не говорить вам о некоторых вещах.

54
{"b":"4734","o":1}