Содержание  
A
A
1
2
3
...
54
55
56
...
83

Услышанное заставило Гэри призадуматься. Значит, во время следующей остановки ему предложат сделать выбор. Роковой выбор. Что ж, слова Горнона звучали обнадеживающе. Эти роботы-еретики относились к нему с большим уважением, чем те, кто пытался изменить его мозг два года назад.

— Ты можешь что-нибудь сказать о нашем пункте назначения? — спросил он.

— Только то, что мы доставим вас в такое место, где начались многие драматические события… и где вы сможете повлиять на их окончание.

Дальше они ехали молча, наблюдая за мирной жизнью в тихом уголке Империи, созданной Дэниелом. Если Трентор для сопротивления хаосу сделали стальными пещерами, то такие миры, как Пенджия, также снабдили многослойной защитой от тяги к катастрофическому ренессансу. И все же Гэри чувствовал, что чего-то не хватает. Хотя Селдон включил лихорадку в свои уравнения, они по-прежнему не объясняли, каким образом двадцать пять миллионов колонизованных людьми миров могут в течение многих тысяч лет оставаться стабильными, довольными отсутствием знаний о своем прошлом и тем, что дети ведут такую же жизнь, как и их родители. Если роботы появились на заре технологической эры, почему их не изобрели вновь яркие самоучки, студенты и сотрудники миллиарда мелких научных лабораторий, разбросанных по всей Галактике? Тут действовало что-то еще. Некая могущественная сила, помогавшая заглушить возмущения и отклонения, свойственные человеческой натуре.

Когда они возвращались на снятую виллу, Гэри надумал задать еще один вопрос.

— Я кое-что вспомнил… Когда мы находились внутри облака, Керсу Кантуну с большим трудом удалось ментально усмирить Морса Планша. Я спросил Керса, почему, и он изрядно удивил меня. Ответил, что Планшем трудно управлять, потому что он нормальный. Ты знаешь, что имел в виду Керс?

Робот Горнон пожал плечами.

— Кельвинисты стремятся как можно меньше пользоваться ментальной энергией. В частности, наша секта не любит оказывать влияние на человеческий разум. Правда, я могу высказать догадку. Возможно, Керс говорил о фундаментальном изменении в психике людей, происшедшем…

Машина свернула на подъездную аллею, и Горнон прервался на полуслове. Внезапно Гэри заметил, что ворота открыты… а рядом навзничь лежит чье-то тело.

Горнон резко затормозил, стремительно соскочил с сиденья водителя и опустился на колени рядом с распростертой фигурой. Это был один из роботов, охранявших виллу. Гэри увидел темную жидкость, сочившуюся из нескольких отверстий в черепе.

Горнон быстро провел рукой над телом взад и вперед, не прикасаясь к нему. С его губ сорвался негромкий стон.

— Мой товарищ мертв. Какая-то сила заставила его мозг взорваться.

Гэри был уверен, что угадал правильно.

Прибыл Дэниел!

Горнон выглядел глубоко взволнованным. Он закрыл глаза. «Наверняка мысленно связывается со своими партнерами», — подумал Селдон.

— Это не единственная потеря, — зловеще сказал Горнон и зашагал к дому. — Я должен удостовериться, что среди них нет людей!

Гэри с трудом двинулся следом. Хотя кресло на колесиках Селдону больше не требовалось, он шел медленной и неуверенной походкой старого человека.

Войдя в дом, они увидели, что у подножия лестницы лежит еще один помощник Горнона. Бирон Мейсерд и Хорис Антик отодвинули его к стене. У раненого робота двигались только глаза. Мужчины уставились на Гэри, и Хорис, заикаясь, пробормотал:

— Морс Планш воспользовался какой-то б-б-бомбой, взорвал этих тиктаков и сбежал!

Мейсерд был спокойнее. Со свойственной аристократам уверенностью в себе он объяснил:

— Планш собрал приборчик из невинных с виду частей. Понятия не имею, где он их раздобыл. Когда все было кончено, он предложил нам бежать вместе. Сибил согласилась, а мы решили остаться.

Когда Горнон склонился над изувеченным роботом, Хорис Антик начал грызть ногти.

— Он… с ним все будет в порядке?

Горнон соединился с коллегой. Не прерывая зрительного контакта, он бросил:

— Должно быть, Планш уже имел дело с роботами. Наверняка изучал их в новых лабораториях на Ктлине. И сумел создать какое-то оружие, непосредственно действующее на наш позитронный мозг. Очень толково. Придется расчленить моего друга, понять, как оно действует, и придумать защиту.

Пока люди переваривали это заявление, Горнон поднялся на ноги и сообщил:

— Нет смысла искать Сибил и Планша. Нужно ускорить наше отбытие. Пожалуйста, соберите вещи. Мы отчаливаем немедленно.

Когда машина с четырьмя пассажирами тронулась в путь, Гэри проявил настойчивость:

— Нужно заехать за Джени.

Горнон уже готов был ответить отказом, но тут вмешался Мейсерд.

— Возможно, Планш и Сибил затаятся, пока не свяжутся со своими сторонниками. Не думаю, что они рискнут рассказать свою историю публике. Но вдруг?…

— Едва ли, — с запинкой промолвил Антик. — То есть я на их месте болтать не стал бы. Что это им даст, кроме направления в психиатрическую больницу? — Он нахмурился. — Правда, я не создание хаоса.

— Именно. Они руководствуются другой логикой.

— Пожалуйста, объясните, — попросил Р. Горнон. — Какое отношение это имеет к Джени Кьюсет?

Ему ответил Мейсерд:

— Сибил с каждым днем становилась все более нервной. Она может обратиться в средства массовой информации… и использовать Джени как свидетеля.

Гэри считал, что Горнон боится преследования помощников Дэниела больше, чем фантастических слухов, которые распространятся благодаря местным СМИ. Однако, как ни странно, логика Мейсерда убедила робота. Горнон направил машину к городской больнице.

Бирон и Хорис поднялись в палату и застали Джени полностью одетой. Как обычно, девушка вихрем носилась по комнате и ругалась с врачами, которые настаивали, чтобы она осталась. Увидев Мейсерда и Антика, она бурно обрадовалась и с энтузиазмом приняла приглашение присоединиться к ним. Это отнюдь не привело в восторг Гэри и Горнона, которые наблюдали за ней из окна машины.

— Ну что, м’лорд, наш договор остается в силе? — спросила она Мейсерда. — Перед возвращением на Трентор вы высадите меня в каком-нибудь интересном месте?

Аристократ с Родии выглядел огорченным. Машина ехала к космопорту, пробираясь между другими транспортными средствами.

— Мне очень жаль, Джени, но я больше не командую собственным кораблем. Я даже не знаю, куда мы сейчас полетим.

Джени повернулась к Горнону. — Эй, робот! Куда ты нас тащишь?

— В место, которое по собственной воле не выберет ни один гражданин Империи, находящийся в здравом рассудке, — невозмутимо ответил Горнон. — А затем обратно в столицу.

Расстроенная Джени стала разглядывать свои руки и что-то бормотать себе под нос об аристократах и их обещаниях, которые не стоят выеденного яйца. Бирон Мейсерд вспыхнул, но промолчал. Когда Гэри обернулся к девушке и попытался утешить, Джени метнула на него такой взгляд, что бедняга чуть не проглотил язык.

Все погрузились в молчание.

Когда машина остановилась у светофора, Джени внезапно испустила воинственный клич. Прежде чем кто-либо успел опомниться, она перепрыгнула сиденье, выскочила в заднюю дверь и опрометью побежала через дорогу.

— Стой! — крикнул Р. Горнон Влимт. — Тебя задавят!

Гэри, затаив дыхание, следил за тем, как Джени чуть не переехал грузовик. И все же она благополучно добралась до своей цели — многоэтажного дома, с портика которого свисали серые знамена.

Горнону понадобилось несколько минут, чтобы развернуться и припарковаться на стоянке для автомобилей касты аристократов. Все четверо устремились в здание, но были остановлены человеком в форме, похожей на мундир Антика.

— Господа, боюсь, сегодня магистрат закрыт для посещений. Здесь идут вступительные экзамены Имперской гражданской службы.

Гэри выгнул шею и заметил Джени Кьюсет. Та стояла в конце вестибюля и что-то лихорадочно писала на пюпитре. Затем она показала свой идентификационный браслет другому клерку в сером мундире. Стеклянный барьер раздвинулся, и Гэри мельком увидел комнату, где за столами сидела сотня с лишним людей. Большинство было встревожено. Они готовились к экзамену, который был их единственным шансом выбраться из этого стоячего болота.

55
{"b":"4734","o":1}