ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Правота редко доставляет радость. Я с давних пор знаю, что куда чаще она причиняет боль. — Селдон протянул руку. — Примите мои соболезнования, капитан. Мы можем не сходиться во мнениях о причинах хаоса, но оба видели, чем он кончается. Если бы существовал способ покончить с ним навсегда, может быть, мы с вами оказались бы на одной стороне?

Морс Планш посмотрел на протянутую руку и покачал головой.

— Позже, профессор. Когда мы вытащим вас из этого страшного места. Когда ваш талант и дар предвидения будут служить человечеству, а не его угнетателям. Возможно, тогда я сделаю вам подарок. Тот, о котором вы давно мечтаете.

Гэри опустил руку и громко рассмеялся.

— И вы оба еще говорите о том, что человек — не средство! Скажите, чего вы добиваетесь? Хотите использовать психоисторию как оружие? Способное вычислять маневры ваших врагов, чтобы вы могли вовремя парировать их? Думаете, что наука позволит вам избежать краха следующего ренессанса и распространить эту инфекцию на всю Галактику? Позвольте рассказать, что случится, если вы это сделаете, если какая-нибудь группа монополизирует психоисторию. Это обернется возвышением новой аристократии, установлением тирании, использующей математику для усиления своей власти. Вы не сможете избежать этого, какими бы ни были ваши личные достоинства. Уравнения показывают, как трудно любой группе отказаться от такой формы власти, если она уже установлена.

— И все же я думаю, что… если достаточное количество людей будет разделять… — Тут Мейсерд осекся и уставился в небо. — Но мы слишком торопимся, Планш. Я вижу, что вы отличный организатор. Вы умны и умело командуете остатками вооруженных сил Ктлины. Я поздравляю вас с тем, что вы добрались сюда. И все же я сомневаюсь, что вы сможете еще раз победить таких могущественных врагов, как роботы.

Морс Планш фыркнул.

— Вы забыли, что мы сделали с ними на Пенджии? Где они сейчас, ваши роботы? — Он махнул рукой в ту сторону, где Гэри в последний раз видел Р. Горнона Влимта. — Они смылись, едва наш корабль появился над горизонтом! Причем даже не удосужились предупредить вас, бросив всех троих на вершине холма!

Гэри промолчал. Разве можно было объяснить, что это не имеет отношения к преданности? Роботы принадлежали к разным группам, каждая из которых была истово убеждена в том, что предана интересам человечества больше других. Каждая группа считала, что может решить древние проблемы. Но Селдон знал, что эти проблемы возникли намного раньше, на той самой почве, на которой сейчас стоял он. Возникли еще до того, как эта почва до отказа наполнилась радиоактивностью. Морс Планш поднял глаза к небу. Один из его спутников ткнул туда пальцем и довольно хмыкнул. Гэри увидел несколько беззвучных вспышек в клочке космоса, окруженном созвездием, название которого знали только далекие предки. Он узнал эти вспышки, потому что не раз видел их в бытность премьер-министром Империи. Так взрывались звездолеты, в которые угодил снаряд. Он снова посмотрел на Планша.

— Судя по вашему удовлетворенному виду, ваши военные корабли только что уничтожили какого-то врага?

— Правильно, доктор. Наш таинственный источник предупредил, что мы можем встретиться с полицейскими крейсерами. — Планш поговорил с одним из солдат, а затем выслушал какое-то послание, прозвучавшее в наушниках его шлема. Внезапно он нахмурился и покачал головой. — Странно…

Хорис Антик шагнул вперед, нервно ломая руки.

— Что вы сделали с полицией? На борту этих кораблей были мужчины и женщины. Не теории, не абстракции. Сколько людей должно умереть, чтобы насытить ваше стремление к мести?

Гэри взял Хориса за рукав, пытаясь остановить маленького бюрократа. Как объяснить ему, что настоящим врагом человечества является хаос?

— Что-то не так, правда, Планш? Неужели битва в космосе обернулась для вас поражением?

— Наши силы уничтожили полицейский флот. Удалось ускользнуть только одному крейсеру… но он летит сюда.

— А ваши корабли преследуют его? — подсказал Мейсерд. Было ясно, что надежды аристократа на спасение никак не связаны с полицией.

Перед тем как ответить, Планш еще раз вполголоса посоветовался со своим помощником.

— Наши военные корабли удаляются от Земли. Не знаю почему. Но думаю; что они подверглись влиянию.

Хорис Антик попятился.

— Кого? Менталиков? Планш кивнул.

— Правда, это всего лишь предположение.

— Раз так, устроим им хорошую встречу! — с ликованием воскликнула Сибил. — Наше оружие против позитронных мозгов действует только на небольшом расстоянии, поэтому надо будет подпустить их вплотную. Мы сделаем с этими чудовищами-тиктаками то же самое, что сделали с тюремщиками на Пенджии!

— А вдруг роботы повлияют на ваш разум раньше, чем вы успеете пустить в ход оружие? — возразил Мейсерд. — На Пенджии вы застали их врасплох, а Р. Горнон признался, что члены его группы являются слабыми менталиками.

— Можете не морщить свой благородный лоб, ваша светлость, — насмешливо ответила Сибил. — Мы предусмотрели такую возможность. Ученые Ктлины добились только частичного прогресса, изучая данный феномен позитронного мозга, но этого вполне достаточно, чтобы мы могли защитить себя.

Морс Планш приказал своему помощнику:

— Включи прерыватель «мертвой руки». Запусти режим сканирования. Бомба взорвется автоматически, если позитронное эхо поступит с расстояния в триста метров.

Он посмотрел на Гэри и улыбнулся.

— Если это роботы, они обнаружат сканирование и поймут, что лучше остановиться. Если же это люди, они испытают на своей шкуре силу ктлинского оружия. — Он похлопал по кобуре бластера. — Кто бы это ни был, профессор Селдон, он не придет на выручку ни к вам, ни к тайным аристократам, которые так долго правили нами. На этот раз вы отправитесь с нами и обратите свой талант на службу собственной угнетенной и обездоленной расе, наконец-то дав ей возможность освободиться.

Гэри заметил полосу, прорезавшую небо с запада на восток и начавшую закручиваться в спираль. Какой-то корабль шел на посадку. Такого бессилия Селдон не испытывал за все прожитые им на свете восемьдесят с лишним лет. Он не мог изменить собственную судьбу.

Глава 3

Наконец-то у Дорс и Лодовика появилась возможность наговориться власть.

Коротая время между гиперпространственными прыжками, Дорс с удивлением обнаружила, что рассказывает Треме о своей жизни с Гэри Селдоном — о приключениях, политической борьбе, наслаждении каждый день находиться с ним рядом, о том, как этот замечательный человек руководил своими сотрудниками и учил их искать правила описания поведения людей. И о том, как она научилась притворяться женщиной столь умело, что даже муж то и дело забывал про ее искусственное происхождение.

Честно говоря, Дорс рассказывала об этом впервые с тех пор, как ее «смерть» положила конец этой связи и Дэниел забрал ее на Эос для ремонта.

Лодовик оказался благодарным слушателем. В этом не было ничего странного: Трему специально готовили к работе с людьми, а терпение было одним из главных требований, которые Дэниел предъявлял своим помощникам. И тем не менее широта его взглядов удивляла Дорс. Так как у Лодовика больше не было внутренней потребности подчиняться Законам роботехники, Дорс почему-то казалось, что он должен стать холодной и бесстрастной натурой, руководствующейся исключительно логикой. Однако вышло так, что после метаморфозы Лодовика в нем открылась любовь к людям.

Когда настала его очередь, Трема рассказал о своих встречах и беседах с сотнями человеческих существ, особенно о контактах, которые произошли после того, как он сложил с себя обязанности, навязанные Дэниелом. Лодовик был очарован заботами, тревогами и маленькими триумфами простых мужчин и женщин. Они казались ему важными сами по себе даже в том случае, если не оказывали никакого влияния на развитие данной планеты или Галактики в целом. Иногда он вмешивался в их жизнь, помогая решить какую-нибудь проблему или облегчить боль. Возможно, его усилия мало что значили для истории и не шли ни в какое сравнение с неустанной борьбой против хаоса или монотонного угасания Галактической Империи, но он научился чему-то очень важному.

64
{"b":"4734","o":1}