ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Друзья немного помолчали, а затем Гэри промолвил:

— Мы оба знаем, что ты не сдержишь своего обещания. Дэниел поднял глаза.

— И давно ты пришел к такому выводу?

— Теперь я знаю все про твои механизмы отвлечения. Во всяком случае, достаточно, чтобы понимать, откуда берутся приводившие меня в отчаяние пробелы в уравнениях. Способы, которые помогали тебе и твоим союзникам вопреки всему поддерживать в Империи прочность, мир и порядок большую часть последних двенадцати тысячелетий.

Дэниел слегка улыбнулся.

— Я рад, что ты додумался до этого самостоятельно. Я собирался все объяснить тебе перед…

— Перед моей смертью? — засмеялся Гэри. — Можешь не играть в тактичность. Все равно большинство этих механизмов уже не работает. Каждому видно, что, если Империя не падет, вспышки хаоса станут обычным делом. Точнее, если ее не заставят рухнуть в пропасть… — Селдон помолчал и махнул рукой. — Ладно, все это прошлое, а мы говорим о будущем. Добавив в уравнения несколько новых факторов — вроде выведенных тобой за два последних поколения людей-менталиков или давно поощряемого тобой же распространения среди людей искусства медитации, — я начал понимать, какого рода «спасение» у тебя на уме.

Дэниел обвел взглядом руины Чикаго, окружавший их зловещий пейзаж и еле слышно сказал:

— Оно называется Гайя. Способ довести каждый населенный мир до новой ступени сознания. Хотя до этого еще очень далеко, мы надеемся, что Гайя свяжет все планеты друг с другом и станет чем-то поистине чудесным. Галаксией.

— То есть законченной ментальной сетью всех живых существ. — Так… Значит, догадка Гэри была верна. — Да, на это понадобится время. Ничего удивительного, что тебе нужен мой План… Человечество должно быть чем-то занято, пока готовится твоя Гайя. Дэниел, я понимаю достоинства твоего варианта. Но, пожалуйста, убеди меня, что этот великий дар стоит столь великих жертв.

Древний робот посмотрел на Гэри и раскинул руки, словно предлагая ему полюбоваться величественной панорамой.

— Какие проблемы нельзя будет решить с его помощью? Настанет конец недоверию между людьми, стычкам, войнам. Каждый мужчина, каждая женщина смогут до конца понять мысли друг друга! Закончится одиночество. Это слово потеряет смысл, если каждый ребенок с рождения станет частью единого целого.

Появится возможность воспринимать все великие идеи в мгновение ока! Прочность и устойчивость к внезапным изменениям, которая сделает человечество неуязвимым для хаоса. И не только это. Намного больше! Гэри, мои опыты уже подтверждают эту фантастическую возможность. Макросеть человеческих разумов можно связать со всей окружающей средой. Людям станут доступны ощущения и примитивные стремления животных и даже растений. В результате совокупный человеческий мозг станет мозгом универсального существа, воплощающего в себе всю жизненную силу планеты — вплоть до энергии магмы, пульсирующей под ее корой. Неизбежным результатом этого будет мир, безмятежность, чувство единства со всеми живыми существами… которое часто предрекали великие мудрецы прошлого. Отказ от эгоистического индивидуализма ради глубокой мудрости всех. Все это будет твоим, как только ты станешь частью коллективного сознания.

Гэри был искренне тронут.

— В твоем изложении это звучит великолепно. Конечно, нарисованная тобой картина привлекательна, особенно учитывая мой вечный «пунктик» — ненависть к непредсказуемости. Космический разум, это новое верховное божество, будет неизмеримо легче смоделировать, чем массу отдельных вздорных личностей. Я даже понимаю, откуда ты взял эту идею. Прочитав подаренную тобой древнюю энциклопедию, я узнал, что об этом мечтали многие доисторические философы… — Гэри поднял указательный палец. — Однако честность психоисторика заставляет меня сказать, что, если ты попытаешься внедрить свою Гайю, тебя ожидает несколько серьезных проблем. И результат может быть совсем не таким безоблачным, как ты только что описал.

К удивлению Селдона, Дэниел промолчал и не стал просить объяснений. Гэри задумался, к чему бы это… и посмотрел в глаза своему старому учителю.

— Теперь я понимаю, почему ты не хотел, чтобы я отправился в будущее.

Дэниел вздохнул.

— Тебя тут же узнали бы, и благодаря своей репутации и знаниям ты стал бы влиятельной личностью. Если бы Р. Горнон добился своего, тебя непременно избрали бы главой какой-нибудь сверхважной комиссии по оценке предлагаемого объединения в Галаксию. Гэри, я понимал, что эта ситуация вызовет у тебя двойственное отношение. Ты испытываешь смешанные чувства к сверхразуму, который будет создан после реализации Плана Селдона. Скептицизм заставил бы тебя создать настоящую комиссию. Ту, которая смогла бы обсудить все «проблемы», о которых ты говорил.

Гэри понимал точку зрения Дэниела, но продолжал стоять на своем.

— Я уверен, что мы вынесли бы справедливое решение и представили его на рассмотрение высших инстанций, подав твое предложение в самом выгодном свете.

— Гэри, ты сам понимаешь, что этого недостаточно. Человечество необходимо спасти, а свидетельств того, что оно может действовать в собственных интересах, пугающе мало.

Селдон задумался.

— Значит, ты будешь исподволь подталкивать это дело так же, как подталкивал меня в облако Тумартин, чтобы уничтожить архивы. Ты знал, что я обязан буду дать санкцию на их уничтожение. Мой характер, психология и страх перед хаосом — все делало этот выбор неизбежным… у меня достаточно мозгов, чтобы понимать это. Я избавил твоих роботов Нулевого Закона, которым было тяжело уничтожить архивы, от позитронного невроза. «Санкция человека» позволила им осуществить составленный тобой план. Все было сделано в интересах человечества. — Гэри снова поднял палец. — Зорма была права. Твой настоящий электорат, который тебе предстоит убедить, — это роботы. Ты за пять веков видишь, что они сорвут твой план, если тебе не удастся удовлетворить то, что заложено в их позитронных мозгах. А поскольку ты хочешь заменить старое знакомое человечество чем-то принципиально новым и странным, тебе придется быть очень убедительным! Неудивительно, что ты так легко согласился с Зормой. Желание самих людей должно сыграть важную роль в принятии решения, иначе тебе будет трудно получить согласие роботов. Я тебя хорошо знаю, Дэниел. Знаю то, что вы с Жискаром натворили здесь, — Гэри обвел рукой радиоактивную пустыню, — решив, что это необходимо для нашего собственного блага, но не посоветовавшись ни с кем из нас. Ты хочешь, чтобы решение о создании Гайи стало неизбежным. Будь добр, объясни мне, как ты собираешься сделать это через пять веков.

Прежде чем Дэниел ответил, прошло не меньше минуты.

— Представив его человеку, который всегда прав. Гэри замигал.

— Что-что?

— Человеку, который до того всегда принимал правильные решения, с самого детства. Тому, кто в критический момент всегда выбирал, выбирает и будет выбирать сторону победителя, и время неизменно подтверждает его правоту.

Гэри недоверчиво посмотрел на Дэниела, а потом рассмеялся.

— Невероятно! Это противоречит всем физическим и биологическим законам!

Дэниел кивнул.

— Гэри, и все же это может быть убедительным. Возможно, даже более убедительным, чем твое изучение мнений человечества с помощью психоистории. Все, что от меня потребуется, это отобрать миллион смышленых мальчиков и девочек с нужными чертами характера и предоставить им право делать выбор. Срок — от юности до лет тридцати — тридцати с лишним. Многие будут совершать ошибки и выбывать из числа претендентов. Но статистически достоверно, что со временем появится по крайней мере один человек, который будет соответствовать моим требованиям. Иными словами, будет делать слишком успешный выбор, чтобы это можно было объяснить естественными причинами. Гэри вспомнил классический подход рынка ценных бумаг, который лет восемь назад позволил одурачить семьсот миллионов жителей сектора Краснер. Подход Дэниела был усовершенствованной версией старой игры на бирже, которая могла быть удачной только при наличии огромного терпения. Если такая игра велась умело, ее было практически невозможно заметить.

76
{"b":"4734","o":1}