ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если! Вы говорите о людях, Селдон! Почти двенадцати квадриллионах людей. Неужели все они должны погрузиться в темные века только потому, что вы не доверяете нашему умению делать свое дело? Кроме того, почему вы уверены, что ни один из этих новых ренессансов не осуществит тот фантастический «прорыв», о котором они мечтают? Не достигнет мифического другого берега, где разум и зрелость одолеют хаос? Ладно, не о том речь… Если мы удержим их в карантине, Галактика будет в относительной безопасности. А тем временем можно будет продолжать эксперимент. Постепенно, планета за планетой, по очереди!

Гэри смотрел на Хориса Антика, изумленный храбростью этого человека. «Я бы никогда не рискнул на такое. Его ненависть к хаосу явно сильнее моей. Но Империю он любит еще больше».

Селдон снова покачал головой и ответил:

— Дэниела заставили отказаться от поддержки Империи не столько хаотические миры, сколько…

— Сколько вы сами, Хорис.

На лице Антика застыло такое изумление, что Гэри потерял дар речи. Селдон посмотрел на Дэниела, прося взглядом объяснений. И тот дал их, говоря тоном давно покойной Руэллис:

— Не забывайте, мой юный друг, что это я создал ваш Орден «Серых». Я знаю его возможности. Я знаю, сколько миллионов человек в серых мундирах приносят себя в жертву, получая вместо благодарности лишь презрение. При наличии желания и с небольшой помощью психоистории вы могли бы спасти от распада старую Империю, пока не будет готова моя Галаксия. Но тут-то и зарыта собака… Видите ли, я тоже помню вашего предка по имени Антиок. Он жил в ту эпоху, когда человечество столкнулось с чуждой расой, которую пощадили культиваторы. Собрались роботы со всей Вселенной и начали обсуждать это дело. Чуждых созданий было несколько тысяч, а человечество уже насчитывало пять квадриллионов. Мы целый год спорили о том, какую опасность представляют собой эти существа. Население всех провинций и секторов горело желанием помочь негуманоидам встать на ноги. Лились речи о необходимости разнообразия и нового подхода. Некоторых роботов тревожила возможность возникновения новой вспышки хаоса. Другие шли дальше и утверждали, что чужаки могут представить угрозу для человечества, если им позволят пару тысяч лет беспрепятственно распространяться в Галактике. А некоторые — вроде робота, которого вы знаете под именем Р. Горнона, — проповедовали, что негуманоиды также заслуживают защиты согласно расширенной версии Нулевого Закона. Но дело обернулось так, что мнение роботов вообще не понадобилось. До нашего тайного совещания дошел слух, что чужаки бежали! Они захватили звездолеты, которые оказались в их распоряжении благодаря целой серии таинственных совпадений. Улик у следователей было больше чем достаточно, но им было велено оставить в покое человека, который действительно отвечал за все это. Ваш предок, скромный бюрократ, хорошо знал, за какую ниточку нужно дернуть, чтобы справедливость восторжествовала, но при этом ловко притворялся невинной овечкой.

Этот рассказ отличался от той версии, которую Гэри слышал на борту корабля. И все же по спине Селдона побежали мурашки. Все подтверждалось!

Он кивнул.

— Хорис, само ваше присутствие здесь говорит о том, что желание спасти Империю не исчезло. Вы еще не забыли, что я был премьер-министром? Я знаю, что имеющиеся на Тренторе базы данных безграничны. Ничто не может исчезнуть из них бесследно. Каждый, у кого хватит смекалки, может победить амнезию и найти все нужное о человеческом прошлом… а теперь и о будущем. Вы, Хорис, живое подтверждение этого.

— Я? Вы имеете в виду бюрократию? Нас, безликих чиновников, тунеядцев, унылых конторщиков и канцелярских крыс? Вы хотите сказать, что Империя падет из-за нас?

Гэри кивнул.

— Раньше я никогда не задумывался над этим. Но я не единственный, кто хочет перевернуть все вверх тормашками. — Он посмотрел на Дэниела. — Речь идет о воле человечества, верно? О том дне, который наступит лет через пятьсот, когда свой выбор сделает «человек, который никогда не ошибается». В этот день галактической бюрократии придет конец. Никаких кабинетов и пыльных папок, в которые будут совать нос любопытные типы вроде Хориса и его друзей. Никаких установленных протоколом процедур, которые свидетельствовали бы, что каждое решение принято по зрелом размышлении. Падение Трентора на самом деле не имеет отношения к хаосу, правда, Дэниел? Оно имеет отношение к убийству твоего собственного чудесного изобретения, Ордена «Серых». Это единственный способ, которым можно убить бюрократию, уничтожить картотеки, компьютерную память, людей…

На этот раз Р. Дэниел Оливо ничего не ответил. Этого и не требовалось. Если какой-нибудь человек сомневался в том, что бессмертный робот может испытывать боль, стоило ему заглянуть в это лицо Прометея, как все его сомнения тут же исчезли бы.

— Значит, мы обречены сражаться с тьмой… безрезультатно. Умирать за письменными столами, так и не зная, что все тщетно.

Гэри положил руку на плечо маленького «Серого».

— Вам нужно как можно скорее все забыть. Возвращайтесь к своим папкам и отчетам о почвах. Знания, которые вы так искренне хотели добыть, проявив при этом настойчивость и смелость, причиняют только боль. Бросьте, Хорис…

Антик посмотрел на Гэри с отчаянием.

— Вы не будете ждать до Трентора?

Гэри покосился на Дэниела, взглядом умоляя его отложить экзекуцию и дать Хорису возможность хотя бы поговорить с ними по дороге домой. Но робот решительно покачал головой. Антик оказался слишком хитрым и мог в любую минуту выкинуть новый фокус.

Почувствовав это, «Серый» встал, гордо выпрямился, но заикаться не перестал.

— Э-это будет больно?

Дэниел заглянул ему в глаза и заверил:

— Ни капельки. Честно говоря… все уже позади.

Глава 10

С помощью двух симов, Жанны и Вольтера, Лодовик и Дорс наконец сумели обнаружить все сюрпризы, которые группа Зормы установила на их корабле. Когда двигатели заработали, Лодовик испустил ликующий клич и важно прошелся по рубке, как это сделал бы на его месте гордый собой мужчина. Дорс чувствовала, что эмоции пронизывают и ее собственные симуляционные системы. Несмотря на сжигавшее ее нетерпение, было очень приятно работать бок о бок с Тремой, делиться с ним мнениями, принимать совместные решения и проверять их на практике. Она с удовольствием смотрела на довольного победой Лодовика. Именно так вел себя и Гэри, когда ему удавалось создать удачную психоисторическую модель.

— Мне очень жаль прерывать это торжество, — сказала Жанна д’Арк, мальчишески стройная фигура которой появилась на экране центрального голопроектора.

На заднем плане Дорс заметила мужчину в архаичном дублете и коротких штанах. На голове Вольтера были наушники, и он внимательно вслушивался в слабые звуки, доносившиеся откуда-то издалека.

— Ты просила нас следить за всеми сообщениями, идущими с Земли. Вольтер только что перехватил послание, в котором используются коды, характерные для Второй Академии. Похоже, Ванда Селдон сообщает своим товарищам на Тренторе, что она сумела найти своего дедушку. Его похищение закончилось неудачей. Через несколько часов они покинут Землю и доставят Гэри прямо домой.

Дорс посмотрела на Лодовика, который испустил протяжный вздох.

— Ну что ж, вот и все. Теперь можно не торопиться. Все равно толку от нас было бы немного. Честно говоря, я рад, что там обошлись без нашего участия. Селдон в безопасности, а нам не придется сталкиваться с Дэниелом.

И то и другое заставило Дорс почувствовать неимоверное облегчение, к которому, однако, примешивалось немного вполне естественного разочарования.

— Я тоже так думаю. Мы всего-навсего пара хорошо одетых тиктаков.

Лодовик тихонько засмеялся.

— Не только. По крайней мере, ты, Дорс. Ты особенная. Нам надо будет обсудить этот вопрос во всех деталях.

Она кивнула. Предложение было заманчивым. Им действительно было о чем поговорить. И все же Дорс знала, что для нее в данную минуту является самым главным. — Знаешь, мне надо быть на Тренторе.

79
{"b":"4734","o":1}