ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает
Контрразведчик Ивана Грозного
Два дня в апреле
Я из Зоны. Небо без нас
Катарсис. Старый Мамонт
Чего ты по-настоящему хочешь? Как ставить цели и достигать их
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Милкино счастье
Любовница маркиза
Содержание  
A
A

– Кажется, все хорошо продумано, Сильвия.

Она настороженно улыбнулась.

– Спасибо, Фибен. Э-э-э… может, пойдем?

Он сделал знак, чтобы она шла впереди. Вскоре они миновали закрытые магазины и пищевые пункты. Облака над головой теперь висели низко и зловеще, и ночь пахла приближающейся бурей. Неравномерными, но сильными порывами дул юго-западный ветер, бросая им под ноги листья и обрывки бумаги.

Когда пошел дождь, Сильвия подняла капюшон парки, но Фибен не стал этого делать. Лучше мокрые волосы, чем глухота и слепота.

В направлении моря он увидел в небе сверкание, сопровождаемое далекими раскатами. «Дьявольщина! – подумал Фибен. – Что это со мной!» Он схватил свою спутницу за руку.

– В такую погоду никто не выйдет в море, Сильвия.

– Капитан этого корабля выйдет, Фибен. – Она покачала головой. – Мне не следовало тебе говорить, но… он контрабандист. Даже до войны он промышлял этим. Его корабль приспособлен к плохой погоде и даже может частично погружаться.

Фибен мигнул.

– А что он перевозит сейчас?

Сильвия посмотрела по сторонам.

– Главным образом шимпов, на остров Гилмор и обратно.

– Гилмор! Он отвезет нас туда?

Сильвия нахмурилась.

– Я пообещала Гайлет, что отведу тебя в горы, Фибен, и вообще-то я не уверена, что можно настолько доверять этому капитану.

Но голова у Фибена закружилась. Половина людей планеты интернирована на острове Гилмор! Зачем добираться до Роберта и Атаклены – ведь они в сущности дети, – когда там специалисты из университета!

– Будем действовать по обстоятельствам, – уклончиво сказал он. Но уже решил, что сам оценит капитана контрабандистов. Может быть, под прикрытием бури это окажется возможным? Фибен раздумывал об этом всю оставшуюся дорогу.

Вскоре они приблизились к пристани – и оказались недалеко от того места, где днем Фибен наблюдал за чайками. Дождь шел неожиданными, непредсказуемыми порывами. Как только он прекращался, воздух становился необычайно чистым и насыщенным запахами – от разлагающейся рыбы из таверны на берегу, где еще горели огни и откуда доносились звуки негромкой печальной музыки.

Ноздри Фибена раздувались. Он принюхивался, стараясь разгадать тайны, скрываемые непостоянным дождем. Чувства питали воображение Фибена, подбрасывая темы для размышлений.

Его спутница свернула за угол, и Фибен увидел три причала. У каждого несколько темных корпусов. Один из них, несомненно, корабль контрабандистов. Фибен снова остановил Сильвию, взяв ее за руку.

– Нам нужно торопиться, – сказала она.

– Слишком рано приходить тоже не стоит, – ответил он. – В лодке будет тесно и душно. Иди сюда, мы можем кое-чем заняться.

Он увлек ее назад, в тень, и она удивленно подняла глаза. Фибен обнял ее, чувствуя сопротивление. Затем она расслабилась и он поцеловал ее.

Сильвия ответила.

Когда он начал губами щипать ее ухо, шею, Сильвия вздохнула.

– О, Фибен. Если бы у нас было время. Если бы ты только знал, как много…

– Ш-ш-ш, – сказал он и выпустил ее. Картинным движением снял парку и бросил на землю.

– Что?.. – начала она, но он привлек ее, усадил на парку и сам сел рядом.

Напряжение ее слегка ослабло, когда он начал расчесывать ей шерсть пальцами.

– Уф! – выдохнула Сильвия. – Мне на мгновение показалось…

– Кто, я? Ты должна уже меня знать, дорогая. Я из тех, кто торопится медленно. Никакой спешки. Всему свое время.

Она повернула голову и улыбнулась ему.

– Я рада. Все равно я еще с неделю не буду розовой. Хотя, я хочу сказать, можно не ждать так долго. Просто…

Голос ее прервался, когда левая рука Фибена сжала ей горло. Он быстро сунул руку в ее парку и щелчком раскрыл карманный нож, прижал лезвие к сонной артерии. Глаза Сильвии выпучились.

– Одно слово, – прошептал он прямо ей в ухо, – один звук, и ты пойдешь на корм чайкам. Понятно?

Она судорожно кивнула. Он чувствовал ее пульс, вибрация передавалась через лезвие ножа. Сердце самого Фибена билось ненамного медленнее.

– Говори губами, – хрипло сказал он. – Я прочту по губам.

Признавайся, где жучок.

Сильвия мигнула и сказала вслух:

– Что?.. – И все. Он мгновенно усилил хватку.

– Попробуй снова, – прошептал он.

На этот раз она сумела произнести беззвучно:

– О чем… ты… говоришь, Фибен?

Голос его прозвучал еле слышно.

– Они нас там ждут, верно, дорогая? Я имею в виду не прекрасных контрабандистов-шенов. Я говорю о губру, милая. Ты ведешь меня прямо в их пернатые объятия.

Сильвия застыла.

– Фибен… я… нет! Нет, Фибен.

– Я чувствую запах птицы! – прошипел он. – Они там. Как только я уловил этот запах, все стало понятно!

Сильвия молчала, красноречиво глядя ему в глаза.

– Гайлет, наверно, считает меня простофилей! Теперь я понимаю.

Конечно, все организовано заранее и дата намечена давно. Ты не рассчитывала на то, что буря удержит в порту весь рыболовный флот. Сказка про капитана-контрабандиста хороша. Ты изобретательна и могла бы усыпить мои подозрения. Да, Сильвия? Ты так подумала?

– Фибен…

– Заткнись! Как трогательно! Как приятно представить себе, что умные шимпы могут плавать к острову Гилмор и обратно под самым клювом у врага!

Тщеславие почти победило, Сильвия, но ведь я когда-то служил пилотом-разведчиком, помнишь? И подумал, как это трудно, даже в такую погоду!

Он принюхался и снова уловил слабый затхлый запах. Теперь он вспомнил, что ни один из тестов, которым их с Гайлет подвергали последние несколько недель, не касался обоняния. «Конечно, нет. Галакты считают обоняние пережитком животных».

На его руку капнула влага, хотя дождь прекратился. Слезы Сильвии. Она покачала головой.

– Тебе… не причинят… вреда, Фибен. Сю… сюзерен просто хочет задать несколько вопросов. И потом тебя отпустят. Он… он пообещал!

«Значит, в конце концов это еще один тест. – Фибену хотелось посмеяться над собой: он ведь посчитал побег возможным. – Наверно, увижусь с Гайлет раньше, чем предполагал».

Он устыдился того, как обращался с Сильвией. Ведь это всего лишь своеобразная «игра», еще один экзамен. Не стоит в таких условиях предпринимать что-либо серьезное. Она ведь только выполняет свою работу.

Он расслабился, выпустил горло Сильвии и тут вспомнил ее фразу.

– Сюзерен обещал отпустить меня? – прошептал он. – То есть он отправит меня назад в тюрьму?

Она энергично покачала головой.

– Нет! – произнесла неслышно. – Он обещал отвезти нас в горы. Я имею в виду ту часть нашей сделки с тобой и Гайлет. Сюзерен пообещал, если ты ответишь на его вопросы…

– Минутку, – остановил ее Фибен. – Ты ведь не о сюзерене Праведности говоришь?

Она покачала головой.

У Фибена неожиданно закружилась голова.

– Который… который из сюзеренов ждет нас там?

Сильвия засопела.

– Сюзерен Стоимости… Стоимости и Бережливости, – прошептала она.

Он закрыл глаза, в ужасе осознав, что это значит. Это не игра и не тест. «О Гудолл!» – подумал он. Теперь нужно думать о том, как спастись.

Будь то сюзерен Луча и Когтя, Фибен мог бы сразу швырнуть на ринг свое полотенце, потому что против него бросили бы все военные ресурсы губру. А так есть шанс, хотя и ничтожный. У Фибена начали возникать идеи.

«Бухгалтеры, страховые агенты, чиновники – вот бойцы армии сюзерена Стоимости и Бережливости. Может быть, – думал Фибен. – Только может быть».

Но прежде чем что-то предпринять, нужно договориться с Сильвией. Он не может просто связать ее и оставить, как хладнокровный убийца.

Необходимо заручиться ее поддержкой, и быстро.

Он может уверить ее, что сюзерен Стоимости и Бережливости не такой ярый приверженец правды, как сюзерен Праведности. Он не обязан держать слово и освободить их.

Вообще, сегодняшний набег на пристань может выглядеть незаконным, по стандартам захватчиков, так зачем отпускать свидетелей-шимпов? Зная губру, Фибен предполагал, что сюзерен Стоимости и Бережливости, вероятно, отпустит их – прямо через люк в открытый космос.

101
{"b":"4735","o":1}