ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я в порядке, – просипел он. – Хорошо, что не стал тянуть с сообщением о радиограмме Акки. Вы вправе всыпать мне.

– Глупости. Возвращаемся. Брукида выдохся, я пристегнула его под воздушным карманом. Держись впереди с разведчиками. Мы идём следом. Поех-хали!

– Слушаюсь, сэр. – Тошио определил курс и запустил двигатель. Винты зажужжали, и сани набрали скорость. Несколько лучших пловцов пошли по бокам, склон холма медленно отступал вправо.

На старт у них ушло меньше пяти минут. И не успели они отойти, как обрушилось цунами.

Волна была некрупной, первой из кругов, разошедшихся от точки, куда рухнул камушек с небес. Просто камушек был звездолётом длиной с полкилометра и врезался в воду на сверхзвуке, всего в пятидесяти километрах отсюда. Волна швырнула сани вверх дном и в сторону, едва не сдёрнув с них юношу. Туча донного мусора, вырванных растений, мёртвой и живой рыбы взвилась вокруг, будто комья земли в торнадо. Рёв разрывал перепонки.

Тошио что есть сил вцепился в штурвал. Несмотря на жуткое давление, он сумел поднять сани и направить их против волны. Вовремя выскользнув из нисходящего потока, он повёл маленькое судно туда, куда летела волна. К востоку.

Тёмно-серая тень пронеслась слева. Краем глаза он опознал Кипиру, пытавшегося держаться в бурлящем течении. Дельф неразборчиво свистнул что-то на тринари и исчез.

Тошио вёл какой-то инстинкт. Не лишним был и экран сонара с рябью помех, но сохранивший в памяти беглые очертания дна, такие чёткие секунды назад. Изо всех сил Тошио вёл сани левым галсом.

Рёв двигателей на предельном ресурсе поднялся до визга, когда он отчаянно пытался развернуться на месте левым бортом вперёд. Громадная тёмная туша металлической горы медленно надвигалась. Он уже чувствовал по низовым потокам, как волна наращивает отбойные потоки справа, закручивая убийственную кривую по крутому склону острова.

Тошио был готов завопить, но силы уходили на борьбу. Стиснув зубы, он отсчитывал жуткие секунды. Сани несло в облаке пузырей мимо утёсистой северной оконечности острова. Хотя он всё ещё был под водой, десятью метрами ниже, Тошио видел прибрежные водоросли. Он мчался в самой середине огромного водяного вала.

И промчался мимо! Воды распахнулись навстречу: глубочайшая океанская впадина, бездонная до темноты. Тошио заложил кормовые рули и продул цистерны. Сани погружались быстрее, чем когда-либо.

Опасно нырнула корма. Тошио ушёл от ливня валившихся обломков. Дальше наступали тьма и холод, но сейчас они были спасительными.

Долина расстилалась под ним, когда он вёл сани в тихих глубинах, по-прежнему чувствуя, как поверху несутся валы цунами. Морские растения клубились с непривычной силой. Отовсюду медленно падали обломки, но, по крайней мере, вода больше не старалась забить его до смерти. Выровняв спуск, Тошио плыл к центру долины от всего творящегося. Теперь можно отдаться боли в отбитых мышцах, выбросу адреналина и прочему.

Крохотные симбионты, созданные человеком, благослови их Ифни, сейчас выводили из его крови избыточный азот, не допуская глубинного опьянения. Тошио сбавил тягу до четверти нормы, и двигатели словно выдохнули с облегчением. Индикаторы на пульте, к удивлению, почти все горели зелёным.

Глаза остановил только один – воздушный карман работал. Внезапно Тошио услыхал тихий певучий звук: это был свист терпения и почтительности:

* Есть Океан… есть… как есть… как _
       Вдох бесконечный сна —
Другие моря естьчтоестьгде _
       В них есть другие, что спят, спят _ *

Тошио схватил гидрофон:

– Брукида! Как вы? Как с воздухом?

Дрожащий, утомлённый вздох.

– Ловкие Пальцы, привет. Спасибо, что сберёг мне жизнь. Ты плыл прямо как турсиопа.

– Корабль, который мы видели, наверняка разбился. Если так, это была ударная волна, и будут ещё! Может, лучше остаться на глубине? Включу сонар, чтобы другие приплыли за воздухом, когда волна уляжется. – Тошио нажал клавишу, и в воде сразу рассыпались гулкие щелчки. Брукида простонал:

– Они не придут, Тошио! Неужели не слышишь? Они не ответят.

Тошио нахмурился.

– Они обязаны! Хикахи должна будет знать об ударных волнах. Скорее всего, они уже ищут нас. Я лучше поплыву назад… – Он собрался развернуть сани и продуть балласт. Брукида его встревожил.

– Не надо, Тошио! Не стоит погибать ещё и тебе! Дождисссь, пока волна уйдёт. Ты должен выжить и сообщить Крайдайки!

– Да о чём вы?

– Слушай, Зоркий. Слушай!

Выругавшись, Тошио мотнул головой и вытянул дроссель до конца. Двигатели стихли. Он снова взял гидрофон.

– Слышишь? – спросил Брукида.

Пригнув голову, Тошио напряг слух. Море – хаос звуков. Уходящая волна ревела допплеровым смещением, пока он тут отлёживался. Перепуганные косяки рыб беспорядочно шумели. Отовсюду нёсся грохот лавин, прибой, бьющий в острова.

А затем он услышал это. Пронзительные и повторяющиеся свисты праймала. Современный дельфин, владеющий своими способностями, не будет на нём говорить.

Это уже было скверно.

Один из криков оказался понятен. Тошио легко расслышал первичный сигнал тревоги: самый первый оборот дельфиньей речи, распознанный человеком.

Но другие шумы… их издавали как минимум три голоса. Странный тон, мучительный… и какой-то неверный…

– «Бред помощи»… – простонал Брукида. – Хикахи на суше и тяжело ранена. Она бы перестала, но она явно бредит, и это опаснее всего!

– Хикахи.

– Они с Крайдайки – адепты кининка… учения управляемой логики. Она смогла бы заставить всех других не слушать криков, вынесенных на сушу, нырнуть и выждать. – Неужели им непонятно, что будут другие волны?

– Что волны, Зоркий! – закричал Брукида. – Если им не помочь, они могут выброситься на берег! Ты же калафианец. Как ты можешь не знать этого о насссс? Я изо всех сил стараюсссь отвязаться и умереть в ответ на этот крик!..

Тошио застонал. Ведь он знал, знал о «бреде помощи», который в панике и страхе растворяет тонкий покров цивилизации и оставляет китообразным одну мысль – при любом личном риске спасать товарищей. Каждые несколько лет даже глубоко продвинутые калафианские дельфы становились жертвами этой трагедии. Однажды Акки рассказал ему, что временами и само море, кажется, просит о помощи. Люди тоже утверждали, что ощущают это, – в особенности те, кто принимает дельфинью ДНК, совершая обряды культа Сновидца.

Давным-давно турсиопы, афалины-бутылконосы, были среди наименее подверженных риску. Но генетические перестройки создали дисбаланс. Когда гены других видов закрепились в базовом модусе турсиоп, что-то выпало из позитивного набора. Три поколения людей-генетиков заняты этой проблемой. Но пока дельфы плывут по лезвию бритвы, которая есть постоянная опасность утраты рассудка.

Тошио прикусил губу.

– У них же экзоскелеты, – неуверенно ответил он.

– Возможно. Но как они воспользуются ими, если уже говорят на праймале?

Тошио ударил по саням кулаком. Руки немели от глубинного холода.

– Я всплываю, – заявил он.

– Нет! Не надо! Соблюдай безопасссность!

Тошио стиснул зубы. «Вечно нянчатся с мной. Либо нянчатся, либо насмехаются. Для финов я ребёнок, и меня уже тошнит от этого!»

Дав четверть хода, он поднял рули глубины.

– Я развяжу вас, Брукида. Можете плыть?

– Могу. Но…

Тошио взглянул на сонар. Запад рисовал нечёткую линию.

– Сможете? – переспросил он.

– Сссмогу. Довольно хорошо. Но не развязывай в зоне «бреда помощи». И сам осторожнее на вторичных волнах.

– Вижу одну. Интервал уже несколько минут, и они выдыхаются. Всплываем сразу за этой. И вы должны вернуться на корабль! Расскажите всё, как было, и попросите о помощи.

11
{"b":"4736","o":1}