ЛитМир - Электронная Библиотека

Земля в состоянии защитить себя. Омнивариум и Гермес, скорее всего, тоже. Тимбрими отстоят колонии Каанана.

Но миры наподобие Калафии или Атласта захватят сразу. Заложниками станут его семья и все, кого он знал. И Тошио осознал, что винит в этом дельфов.

С минуты на минуту должна была пройти очередная волна. Тошио было всё равно.

Мимо него проносило груды плавника. Километром дальше Тошио различил металлический остров. Тот или не тот. Он не мог сказать, на его ли берег выбрасывались дельфины.

Какой-то крупный обломок плыл рядом. Секундой позже Тошио понял – это Кипиру.

Развернувшись на воде, он сдвинул щиток шлема.

– Что, можешь гордиться? – спросил он.

Кипиру повернулся, и большой тёмный глаз взглянул на Тошио. Нарост на дельфиньей голове – генетики дали прежнему дыхалу функции органа речи – испустил долгий, тихий, переливчатый звук.

Тошио не был уверен, что это просто вдох. Возможно, на праймале так извиняются. Ему хватило этой мысли, чтобы снова разозлиться.

– Хватит! Мне надо знать одно: я должен отослать тебя на корабль, или ты считаешь, что остался в уме настолько, чтобы мне помочь? Отвечай на англике и не делай ошибок!

Кипиру мучительно застонал. Тяжело дыша, минуту спустя он еле выговорил:

– Не отсссылай меня назад. Они всссе проссят помощи! Я сссделаю, как ссскажешь!

Тошио помолчал.

– Ладно. Плыви к саням. Когда найдёшь, надень ДУ. Тебя не будет отвлекать воздух, и с ним ты будешь помнить, кто ты. Потом тащи сани к острову, но не слишком близко.

Кипиру мощно повёл головой. «Сейчасс!» – выкрикнул он и, ударив хвостом, ушёл под воду. Отлично, можно действовать дальше. Фин мог заупрямиться, узнав, что ещё придумал Тошио.

До острова – километр. Есть лишь один способ поскорее попасть туда и не изодраться о крутой берег, сложенный металл-кораллом. Тошио снова засёк направление, и тут снизившийся уровень воды подсказал ему, что идёт волна.

Четвёртая волна казалась самой слабой. Он знал, что это иллюзия. В воде он был достаточно глубоко, чтобы волна настигла его, как мягкий холм, а не как косматый вал. Нырнув в этот накат, Тошио позволил ему нести себя, прежде чем снова всплыть на поверхность.

Расчёт был верен. Отплыви он чуть дальше назад, не добрался бы до острова раньше отлива новой волны, которая снесёт обратно в океан. Останься впереди – волна швырнула бы его о берег, как сёрфера без доски, а потом жестокий откат прибоя и…

Но всё происходило слишком быстро. Он плыл так быстро, как мог, но не видел, за гребнем или перед ним. Взглянув назад, Тошио понял, что поворачивать поздно. Несколькими отчаянными гребками он развернулся к высокому острову с лесистой вершиной.

Прибой кипел в ста ярдах впереди, но склон острова быстро исчезал в подымающейся волне, а завихрение со дна вырастало в чудовище с клубящимся гребнем. Вершина холма будто неслась к Тошио, хотя волна рушилась на берег.

Юноша напряг все силы, когда пена поглотила его. Он был готов увидеть пропасть, и ничего больше. Но увидел обвал белой пены, которая схлынула вместе с волной. Тошио закричал, чтобы уравнять давление в слуховых проходах, и снова поплыл изо всех сил, держась в потоке пены и мусора.

Внезапно вокруг оказался лес. Деревья и кустарник, устоявшие под первыми ударами, дрожали после нового. Некоторые вырывало даже волной от гребков Тошио. Другие стояли, и их ветви хлестали его, когда он лавировал между ними.

Но ни одна острая ветка не вонзилась в него. Ни одна жёсткая лиана не удушила. В бурном, швыряющем хаосе Тошио наконец удалось перевести дух, кое-как вцепившись в ствол громадного дерева, пока бурлящая волна отхлынула.

Чудом он встал на ноги – первый из людей, коснувшийся почвы Китрупа. Ошеломлённый, посмотрел по сторонам, не в силах поверить, что выжил.

Затем Тошио торопливо поднял стекло шлема и снова стал первым человеком, выложившим свой завтрак на почву Китрупа.

8

Галакты

– Прикончить! – требовал Верховный жрец джофуров. – Прикончить окружённый крейсер теннианцев в нашем шестом квадранте!

Начальник джофурского штаба согнул все двенадцать колец своего тела перед Верховным жрецом.

– Но у нас с теннианцами временный пакт! Как мы можем их атаковать, не совершив сперва тайных ритуалов предательства? Их предки не будут ублаготворены!

Верховный жрец джофуров вознёс все шесть верхних колец, вырастая над своей платформой в дальнем углу командных покоев.

– Отставить ритуалы! Сейчас, когда наш союз опустошил этот сектор, когда наш союз сильнее всех! Именно сейчас, пока эта фаза боя не завершена. Когда безмозглые теннианцы подставили нам свои фланги! Теперь мы можем задать им как следует.

Начальник штаба отчаянно запульсировал, его соковые кольца побледнели от волнения.

– Согласен, мы можем менять условия союза, как нам выгодно. Можем предать союзников. Мы можем делать всё для захвата добычи. Но мы не можем ничего делать, не совершая ритуалов! Ритуалы делают нас сосудами, способными нести волю прародителей! Вы низвергнете нас до еретичества!

Платформа затряслась под яростью Верховного.

– Решают мои кольца! Мои кольца – кольца жречества! И мои кольца…

Молитвенный отдел гигантской пирамиды тела жреца взорвался целым гейзером кипящего радужного сока. Липкий жёлтый сироп залил весь мостик джофурского флагмана.

– Продолжать бой. – Жестом боковой руки начальник штаба задействовал свою команду. – Вызвать Квартирмейстера Веры. Передать, пусть отошлёт кольца для получения нового жреца. Вести бой до завершения ритуала измены.

Начальник штаба перегнулся к главам отделов:

– Следует ублаготворить предков теннианцев, и уже потом атаковать. Но помните – теннианцы не должны ничего заподозрить!

9

Дневник Джиллиан Баскин

Давно не получалось добавить запись в личный лог. После Скопления Мелей у нас, похоже, бесконечные хлопоты… Открытие тысячелетия, засада у Морграна, и всё время пытаемся спасти собственные жизни. Тома почти не видно. Он то в машинном, то в боевом отсеке. А я либо тут, в лаборатории, либо ассистирую в медсекции.

Маканай, корабельный доктор, вся в работе. У финов просто дар ипохондрии. Им бесполезно говорить, что всё в их собственных мозгах. Поэтому мы их гладим и говорим, какие они храбрые и что всё будет замечательно.

Полагаю, без капитана полкоманды, уже билось бы в истерике. Многим из них он кажется героем из Сна Великого Кита. Крайдайки перемещается по кораблю, контролирует ремонт и помогает усвоить начало кининк-логики. Видя его, фины приободряются.

Идут сообщения о боях в припланетном космосе. Вместо завершения они только разгораются и набирают силу. Нам всё тревожнее за группу Хикахи.

Круга света от настольной лампы не хватало, чтобы преодолеть угрюмый сумрак в лаборатории. Второй одинокий светильник горел в дальнем конце каюты. Тускло высвеченная гуманоидная фигура, таинственная тень, лежала на стасис-столе.

– Хикахи… – вздохнула Джиллиан. – О Ифни… Где вы можете быть?

Не пришло даже монопульс-подтверждение от группы Хикахи, что они получили приказ на возвращение, – это тревожило всех. «Бросок» не мог позволить себе потери этих членов дельф-команды. Пусть и часто не во всём управляемый вне пределов пульта, Кипиру оставался лучшим пилотом. Даже Тошио Ивашика рос на глазах.

Но больнее всего от возможной гибели Хикахи. Как Крайдайки будет командовать без неё?

Хикахи – лучший дельф-друг Джиллиан, как Крайдайки для Томаса или Тшут. В который раз Джиллиан удивилась, почему старшим помощником назначили Такката-Джима, а не Хикахи. Это было неразумно. Единственное предположение – за этим стоит политика. Такката-Джим – стенос. Скорее всего, с отбором постарался Игнасио Мец. Он ещё на Земле настойчиво продвигал некоторые дельф-расовые типы.

13
{"b":"4736","o":1}