ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, это мало что меняло. Уходя из боевой секции, и Орли, и Крайдайки понимали: одного боевого духа для выхода из кризиса мало. Но без надежды нельзя.

Хотя её всегда не хватает. Том знал, что Крайдайки отчаянно тревожится за Хикахи, пусть и умело скрывает это.

Когда они отошли подальше, капитан спросил:

– Джиллиан продвинулась в изучении этого… того, что мы обнаружили причины наших бед?

Том покачал головой.

– За двое суток мы едва час провели вместе.

Крайдайки вздохнул.

– Хорошо бы знать, чем галакты её считают. Хорошо, пошли.

Сзади раздался внезапный свист. Тшут, четвёртый помощник, ворвался в переход в облаке пузырей.

– Крайдайки! Том! Сонар засёк дельфина, далеко к воссстоку, плывёт очень быстро!

Крайдайки и Орли переглянулись. Затем Орли кивнул в ответ на безмолвный приказ капитана.

– Можно взять Тшут и двадцать финов?

– Можно. Прикажи готовиться. Но не стартуйте, пока не выясним, кто он. Двадцати может оказаться мало. Или вообще всему конец.

Том увидел страдание в глазах капитана. Жестом приказав Тшут следовать за ним, он понёсся по водному коридору к шлюзу.

12

Галакты

Патрон и командующий – двойное наслаждение: соро Крат следила за джелло, паха, пила – своими созданиями, которые снова вели флот соро на бой.

– Владычица! – прокричал джелло из группы слежения. – Согласно приказу, мы сближаемся с водным миром на скорости в одну четверть световой!

Крат отозвалась только щелчком языка, но втайне она была счастлива. Яйцо оказалось здоровым. Вернувшись после победы домой, можно будет снова спариться. Экипаж её флагмана работает, как прекрасно отлаженный механизм.

– Флот на один пактаар впереди графика! – прокричал джелло из группы слежения.

Из всех клиентских рас, присягнувших на верность соро, Крат ценила джелло больше всех. Первые клиенты её вида, они были возвышены соро очень давно. Затем сами стали патронами и ввели в их клан ещё две расы. Они были гордостью соро. Цепь возвышения длилась.

Далеко в прошлом явились Породители, создавшие Галактический Закон. С той поры одна раса помогает другой достигать разумности, принимая в уплату договор о служении.

Много миллионов лет назад древние льюберы удостоили возвышения пьюберов – так, во всяком случае, утверждала Библиотека. Льюберы давным-давно вымерли. А пьюберы всё ещё живут где-то, в упадке и дегенерации.

Но прежде чем дегенерировать, они успели возвысить хулов, в свою очередь поднявших в клиенты предков Крат, едва вступивших в каменный век. Затем хулы вернулись в свой родной мир и занялись философией.

Теперь сами соро обзавелись множеством клиентов. Джелло, паха и пило – наиболее удачные возвышения.

Крат слышала пронзительный голос Каббер-кабуба, тактика-пила, добивавшегося от своей команды информации из малой корабельной Библиотеки, которую затребовала владычица. Каббер-кабубявно боялся. Отлично! Страх подстёгивает работников.

Единственными млекопитающими на борту были как раз пила, коренастые двуногие из мира высокой гравитации. Они стали очень влиятельной расой во многих всегалактических бюрократиях, в том числе и в важнейшей – Институте Библиотеки. Пила уже возвысили собственных клиентов, умножая славу клана.

Увы, пила больше не клиенты по договору о служении. А было бы полезно покопаться в их генах: мохнатые маленькие разумники линяют и противно пахнут.

Совершенных клиентов нет. Всего двести лет назад земляне глубоко озадачили пила. Замять дело оказалось трудно и дорого. Крат не знала деталей, но это было как- то связано со светилом землян. С тех пор пила их истово ненавидят.

При мысли о землянах брачный коготь Крат задёргался. Всего несколько поколений, и они выросли в почти такую же проблему, как благочестивые кантены или тимбрими с их дьявольскими фокусами. Соро терпеливо дожидались возможности стереть пятно с репутации своего клана. На счастье, земляне – высокомерные невежды и потому уязвимы. Возможно, сейчас подвернулся именно такой случай!

Как заманчиво было бы сделать хомо сапиенс клиентами с договором о служении! А ведь это возможно. Каких перемен можно добиться! Как переплавить этих хомо!

Крат взглянула на свой экипаж и в который раз пожалела, что запрещено вмешиваться, менять, давать новые формы по собственной воле уже взрослым расам. Можно было бы столько сделать! Но это требует изменения законов.

Если бы эти выскочки, водные млекопитающие с Земли, нашли то, что ей кажется, правила очень даже могут быть изменены. Если Породители в самом деле возвращаются из тьмы веков… Какая насмешка, что на этот покинутый флот наткнулась самая младшая космическая раса! Владычица почти простила дельфам их существование за то, что статус патронов они отдали людям.

– Владычица! – позвал высокий джелло. – Джофур-Теннианский союз нарушен, они дерутся между собой. Получается, они утратили господство!

– Сохранять бдительность. – Крат вздохнула. Джелло слишком переживают из-за мелкого предательства. Союзы складываются и распадаются, пока кто-то не достигнет превосходства. Ей нужно, чтобы этой силой стали соро.

Дельфины должны достаться ей. Когда она выиграет бой, достанет этих безруких уродов из подводного святилища и вытащит из них всё!

Вялым жестом левой лапы она вызвала Библиотекаря- пила из ниши.

– Всё данные о водных тварях, которых мы ищем, – сказала она ему. – Хочу знать больше об их склонностях: что они любят, а что нет. Говорят, их связь с людьми-патронами не слишком прочная и уязвима. Мне нужен инструмент, чтобы расколоть дельфинов.

Каббер-кабуб склонился и нырнул в свой библиотечный отсек, над входом в который вился иероглиф – многолучевая спираль.

Крат слышала голос судьбы. Здесь, в этой точке пространства, – узел силы. Ей не требовались приборы, чтобы понять это.

– Я получу их. Законы будут изменены!

13

Тошио

Тошио отыскал Ссаттатту возле гигантской древодрели. Фин был раздавлен о чудовищное растение, экзоскелет расколот на куски.

Продираясь сквозь изломанный подрост, Тошио, когда хватало сил, высвистывал призыв на тринари. Но по больше части просто старался удержаться на ногах. С самого отлёта ему почти не приходилось ходить. Ушибы и тошнота тоже не очень этому способствовали.

К’Хита он нашёл на мягкой куче травоподобных растений. Экзоскелет был цел, но дельф-планетолог истёк кровью из трёх глубоких ран на брюхе. Тошио запомнил место и двинулся вперёд.

Сатима оказалась у самого берега. Маленькая самка потеряла много крови и корчилась в истерике, но была жива. Тошио залил её раны биопеной и стянул края ремонтной лентой. Затем вытянул руки-манипуляторы и камнем вколотил их как можно глубже в грунт: закрепить её перед ударом пятой волны было нечем.

Но эта волна была больше похожа на разлив, чем на цунами. Тошио цеплялся за дерево, пока она катилась дальше, захлёстывая его по шею.

Как только вода начала спадать, он оттолкнулся и поплыл к Сатиме. Нащупав ручку на экзоскелете, освободил её и подтолкнул в откатывающуюся волну. Гребя изо всех сил, он старался держаться рядом и не отставать.

Стараясь заклинить самку в путанице ветвей, чтобы её не унесло отливом, Тошио уловил краем глаза какое- то движение в кроне дерева. На обычные колебания ветвей это не было похоже. Взглянув вверх, он встретился взглядом с парой маленьких тёмных глаз.

На большее времени не было, отлив потащил их с Сатимой сквозь мусор и обломки в только что налившуюся трясину. Неожиданно оказалось, что сил хватает лишь на то, чтобы смотреть вперёд.

Тошио пришлось тащить Сатиму по скользким стеблям водорослей и стараться при этом не задеть раны. Иногда казалось, что она приходит в сознание. Дельфиньи вскрики начали обретать звуки тринари.

15
{"b":"4736","o":1}