ЛитМир - Электронная Библиотека

Хаккука-джо поглядел ему вслед, а потом тихо и долго вздохнул.

«Пока довольно, – думал Кта-Джон, спеша к своему месту в грузовом трюме. – Моки уймётся на время. Ему это пойдет на пользу».

Последнее, что им с Такката-Джимом сейчас нужно, это вспышки расовой вражды и, соответственно, подозрения. Людей, даже разобщённых, ничто не объединяет лучше, чем такие вещи. И это точно привлечёт внимание Крайдайки. Такката-Джим настаивает, чтобы мы дали капитану ещё один шанс представить план о возвращении домой живыми.

Ладно, подожду.

А что если капитан не сможет? Вдруг он будет по- прежнему требовать самопожертвования от команды, которая, в общем, контракт на героев не подписывала?

В таком случае кому-то придётся дать команде альтернативу. Такката-Джим ещё упирается, но вряд ли устоит.

Если настанет время, понадобится поддержка людей, а Моки с его расистскими выходками угробит все шансы на неё. Кта-Джон пометил себе следить за этим стеносом, держать его в строгости и послушании.

Хотя, как было бы здорово иногда обкусывать хвост какой-нибудь паршивой, береголюбивой, самодовольной умничающей турсиопе!

16

Галакты

– Ликуйте! – ворковал четвёртый Брат Тёмных Теней. – Ликуйте: пятая луна этой маленькой пыльной планетки взята!

– Братья Ночи яростно дрались за эту опору силы: скоро они обрушат неодолимую мощь и очистят небеса от еретиков и осквернителей. Эта луна обеспечит награду, которая достанется им, и только им!

Ни у одной из лун системы Ксимини нет того, что есть у этой: её ядро содержит почти целый процент анобтаниума! Тридцать кораблей Братьев уже сели там и начали делать Оружие.

Ключ, как всегда, нашёлся в Библиотеке. Много циклов тому назад четвёртый Брат Тёмных Теней наткнулся на неясное упоминание устройства, использованного в сражениях двух давно исчезнувших рас. Ему понадобилось полжизни, чтобы собрать остальные детали, потому что Библиотека – сущий лабиринт. Однако воздаяние пришло!

– Ликуйте! – гремело эхо. Гимн его триумфа должен был быть услышан, и кто-то из соратников тоже заметил, что в уголке системы Ксимини творится что- то любопытное. Хотя самая жестокая битва шла вокруг стратегически важного мира газового гиганта и за сам Китруп, некоторые враги уже высылали разведчиков, чтобы выяснить, чем заняты Братья Ночи.

– Пусть являются, пусть смотрят! Сейчас уже поздно!

Корабль соро не сводил с них систем слежения. Неужто они проникли в их замысел?

– Никогда! Цитата была очень смутной. Наше новое оружие оставалось незамеченным в пыльных архивах слишком долго. Они что-то заподозрят, когда эту луну сотрясёт пятнадцатый диапазон вероятностей и она испустит волны, которые размечут все их флоты по вселенной. И тут их корабельные Библиотеки, конечно, припомнят, но слишком поздно, слишком…

Брат Тёмных Теней смотрел, как в космосе заканчивают возводить резонатор, опустившиеся корабли отдают ему свою совокупную энергию. Тысячами датчиков он ощущал, как нарастает волна.

– Что они делают? Что делают эти соро, проклятые Прародителями?

Приборы показывали, что Братья Ночи не одни в пятнадцатом диапазоне. От корабля соро исходила слабая волна, подобная той, что уносилась от малой луны. Эхо.

Пятнадцатый диапазон запульсировал. Невозможно поверить, однако он входил в резонанс, заданный соро.

Братья на луне пытались подавить исходивший сигнал, но было слишком поздно. Маленькая луна содрогалась и уже начала трескаться. Огромные куски скал рушились, разбивая лёгкие корабли.

– Но как они узнали? Как?

И здесь Брат Тёмных Теней вспомнил. Очень давно, когда он только начал свои поиски нового оружия, с ним работал хороший Библиотекарь… из пила. Этот пила всегда был рядом с нужным советом, полезными ссылками. Тогда Брат не подумал об этом. Библиотекари обязаны помогать, сохраняя нейтралитет в любой ситуации.

– Но ведь пила – давние клиенты соро… – осознал Брат. – И Крат всё всегда знала.

Уцелевшие корабли получили приказ отойти.

– Небольшая задержка. Земляне достанутся нам!

Флот отступал. Маленькая луна распадалась на глазах.

17

Том Орли

Ханнес Суэсси лежал на тяжёлых рабочих санях возле Томаса Орли. Сухопарый лысеющий эксперт показал на разрушенный корпус звездолёта.

– Теннанинский, – сказал главный инженер. – Сплющен в лепёшку, но сомнений нет. Видите? Никаких фиксаторов реальности, только стасис-проекторы на корпусе. Теннанинцы в ужасе от изменений реальности. Этому кораблю никогда не монтировали вероятностный привод. Точно теннанинец. Или их клиент. Может, даже союзник.

Дельфины медленно кружили рядом, по очереди вдыхая из воздушных полостей саней, и восхищённо цокали сонарами, разглядывая внизу изломанный наконечник гигантской стрелы.

– Думаю, вы правы, Ханнес, – ответил Том. – Чудовище.

Корабль остался на удивление цел. На пяти Махах врезаться в океан, отлететь, по меньшей мере, от двух подводных островов, выломав из каждого по изрядному куску, пропахать глубокую колею на дне океана, прежде чем наконец увязнуть в пелагическом иле в двух шагах от отвесного утёса. Утёс выглядел угрожающе непрочным. Толчок посильнее, и он рухнет, целиком засыпав корабль.

Орли знал, что таковы свойства теннанианских стасис-полей. Все знали, что даже гибнущий теннанианский корабль будет бороться за выживание. В бою они медлительны и плохо маневрируют, но убить их окончательно так же трудно, как вывести тараканов.

Характер и число повреждений оценить сложно. Чем глубже, тем становилось темнее. Фины не включат прожектора, которые протянули сюда, пока Тшут не подтвердит, что нет опасности. Корабль удачно лёг – здесь достаточно мелко, чтобы нырнуть к нему, и достаточно глубоко, чтобы не быть замеченными с орбиты.

Самка-бутылконос с розовым брюхом подплыла к саням. Её рот задумчиво изгибался.

– Невероятно, да, Том? – спросила она. – Как он не разлетелся на многольон кус-ссков?

Глубина придавала голосу фины поразительную чёткость. Выдохи и сонарные щелчки вместе со сложными движениями тел позволяли финам строить очень сложные фразы. Обитателю суши подводная речь дельфа больше напоминала настраивающийся неоавангардистский оркестр, чем какой-то вариант английского.

– Думаете, он может пригодиться? – спросил офицер-дельф.

Орли снова взглянул на корабль. В суматохе боя дравшиеся над Китрупом с высокой долей вероятности могли не отследить место падения. Он уже обдумывал несколько искусительных идей, и одна-две из них могли быть достаточно смелыми, неожиданными и идиотскими, чтобы сработать.

– Надо посмотреть, – кивнул он. – Предлагаю разбиться на три группы. Первая отслеживает все источники выбросов, особенно вероятностных, затем пси и нейтрино, и нейтрализует их. Они также ищут выживших, что вряд ли возможно.

Суэсси фыркнул, поглядев на развороченный корпус. Орли продолжал:

– Вторая будет отбирать всё пригодное. Главные – Ханнес и Ти-тча. Ищите монополи и очищенные металлы, нужные «Броску». В случае удачи можно найти замену витков, без которых нам конец. Если Тшут не возражает, я иду с группой три. Хочу убедиться, насколько цел корабль, и взглянуть, что вокруг.

Тшут щёлкнула зубами в знак согласия.

– Всё логично, Том. Именно так. Лаки Каа оставляю с санями – будь начеку. Оссстальных быстро по группам.

Орли поймал плавник Тшут, собравшуюся отсвистеть приказ.

– И нам всем стоит надеть ДУ. Тринари может быть не очень пригоден, но я лучше пожертвую сложными переговорами на англике, чем буду смотреть, как кто-то мечется взад и вперёд за воздухом, да ещё с риском травмироваться.

Поморщившись, Тшут распорядилась. Группу составили из самых дисциплинированных финов – лучших в команде «Броска», поэтому от собравшихся у саней Том услышал только лёгкое ворчание и несколько сердитых выдохов через надетые устройства. Ему доводилось слышать о прототипах ДУ, где подача воздуха не мешала финам говорить. Если будет время, он сам попробует соорудить такой. Он без труда пользовался тринари, но опыт показывал, что финам нелегко передавать технические данные на чём-то, кроме англика.

22
{"b":"4736","o":1}