ЛитМир - Электронная Библиотека

Мерное гудение двигателя усыпляло. Следить за приборами было несложно, ум это не занимало. Против желания Тошио снова принялся размышлять. А значит, и вспоминать.

Приключение – вот чем казалось его первое приглашение в космический полёт. Он уже принёс Клятву Юпитера, и все знали, что он готов забыть своё прошлое. А им нужен был гардемарин – человек, работающий руками, на новый корабль с дельф-экипажем.

«Бросок» – маленький исследовательский корабль, построенный по уникальному проекту. Существ разумных, дышащих кислородом и наделённых плавниками, среди звёзд очень мало. Для удобства им нужна искусственная гравитация, а представителей клиентских видов используют в качестве специалистов и обслуги.

Но первые корабли с дельф-экипажами были другими. Их проектировали по закону, больше двух веков соблюдавшемуся землянами: «Преимущество за простыми решениями. Не понимаете науки галактов – не пользуйтесь ею».

Через двести пятьдесят лет после первого контакта с галактами человечество не оставляло попыток догнать её.

Расы Галактики начали пользоваться древнейшей Библиотекой прежде, чем первые млекопитающие населили Землю, и добавляли к универсальному хранилищу знаний новые со скоростью ползущих ледников. Люди с их тогдашними неуклюжими кораблями считали галактов богоравными. Земле отвели свою ветвь Библиотеки, предположительно дав ей доступ к мудрости, собранной за всю историю Галактики. Однако больше помогать и меньше вводить в заблуждение она стала только совсем недавно. «Бросок», оборудованный целой системой бассейнов, стабилизированных центробежной силой, и технопарком для невесомости, показался бы иномирянам, наблюдай они за стартом, немыслимо дряхлым. Для земных же неодельфов он был предметом гордости.

Пробный полёт «Броска» закончился в Калафии – маленькой человеко-дельфиньей колонии, где он взял на борт несколько лучших учеников маленькой местной академии. Так Тошио в первый и, видимо, в последний раз посетил старую Землю.

«Старая Земля» всё ещё оставалась домом девяти десятых человечества, не говоря об остальных разумных. Туристы-галакты толпами прибывают поглазеть на enfants terribles, раскрутивших огромные перемены всего за несколько веков. Они, не стесняясь, заключают пари – сколько ещё человечество сможет выжить без патрона.

Патроны были у всех рас. Никому не удавалось достичь уровня интеллекта, пригодного для межзвёздных перелётов, без вмешательства другой, старшей, расы. Разве люди не стали тем же для дельфинов и шимпанзе? Со времён мифических Прародителей все разумные виды, способные говорить и пилотировать звездолёты, были воспитаны предшественниками.

С тех времён не выжила ни одна раса, но цивилизация, заложенная Прародителями вместе с Библиотекой, двигается вперёд.

Тошио, как и всё человечество последних трёх веков, пытался представить себе патронов человека. Если они в принципе существовали. А если они среди тех фанатиков, которые устроили засаду на беспечный «Бросок» и сейчас гонят его, как псы лисицу?

Мысль крайне неприятная – особенно учитывая, на что наткнулся «Бросок».

Совет Земнорождённых послал его на соединение с рассеянным флотом исследовательских судов, сверяющих знание Библиотеки с истиной. Пока обнаружилось лишь несколько несовпадений: где-то названа не та звезда, где-то раса не попала в каталог. Это все равно что проверять автора списка всех песчинок на пляже. Тысячи жизней целой расы не хватит, но выборочная проверка возможна.

Когда показался флот, «Бросок» возился с небольшим гравитационным бассейном за полсотни тысяч парсеков от Галактики.

Тошио печально вздохнул – настолько это было несправедливо. Полторы сотни дельфинов, семь человек и один шимпанзе. Откуда мы знали, что нашли? Почему это нашли именно мы?

Пятьдесят тысяч кораблей, каждый величиной с Луну. Дивная находка. Дельфины были в панике. Самый большой брошенный флот из найденных доныне, похоже, немыслимо древний. По пси-связи капитан Крайдайки запросил инструкции у Земли.

Проклятье! Ну зачем он сообщал Земле! Нельзя было доложить по возвращении? Чтобы каждое любопытное ухо Галактики узнало, что посреди полного Нигде мы наткнулись на звёздные Саргассы, куда сносило древние посудины?

Совет Земнорождённых ответил кодом: «Скрыться. Ждать приказов. Не отвечать».

Само собой, капитан подчинился. Но половина патронов Галактики уже подняли свои крейсера – искать «Бросок».

Тошио заморгал.

Неужели что-то? Наконец нужное эхо? Да, рудный магнитодетектор давал слабое эхо с юга. Он припал к передатчику, испытывая облегчение от того, что снова занят делом. Жалеть себя становилось невмоготу.

Да. Похоже, неплохое залегание. Вызывать Хикахи? Разумеется, поиск пропавшего дельфа прежде всего, но…

Густая тень накрыла его. Группа огибала подножие огромного металлического холма. Медноцветную поверхность скрывали толстые колышущиеся щупальца неизвестных растений.

– Держись подальше, Ручки-Пальчики, – просвистел Кипиру у левого борта. Только сани и Кипиру были так близко к холму. Остальные дельфины обошли его по широкой дуге.

– Об этой флоре ничего не известно, – продолжал Кипиру. – А где-то тут иссчесс Фип-пит. Тебе безопаснее идти под нашим присмотром. – Кипиру лениво скользил за Тошио, плавно поводя хвостом. Аккуратно сложенные манипуляторы его экзоскелета отразили медный взблеск холма.

– Ну тогда ещё нужнее взять образцы, как ты думаешь? – раздражённо отозвался Тошио. – Для чего ещё мы тут!

Не давая Кипиру времени ответить, Тошио направил сани к тёмной массе холма, уходя в отброшенную им тень. Косяк сереброспинных рыб метнулся в стороны, когда он погрузился в густую, волокнистую зелень.

Кипиру изумлённо свистнул на стародельфиньем, что означало досаду. Тошио ухмыльнулся.

Послушно гудя, сани плыли к выраставшей справа горе. Тошио снизился и подцепил ближайшую прядь водорослей. Он испытал мгновенное удовольствие, когда образец подался и остался в руке. Дельфы так не могут! Гордо сжав и разжав пальцы, он повернулся, чтобы сунуть клубок в сетку для образцов.

Взглянув вверх, он увидел, что зелёная масса не расступилась, а стала гуще. Свист Кипиру усилился. «Вот зануда!» – подумал Тошио. Ну, оставил управление на пару секунд. И что? Я вернусь раньше, чем ты отсвистишь свою бранную поэму.

Заложив левый вираж и одновременно поднимая рули, он тут же осознал свою ошибку. Скорость упала так, что пучку тянувшихся навстречу щупалец ничего не стоило достать его.

Должно быть, на Китрупе были морские животные крупнее встречавшихся им, потому что щупальца, стиснувшие Тошио, явно привыкли к крупной добыче.

– Койно-Анти! Что я натворил!.. – Выжав самый полный ход, он напрягся в ожидании рывка.

Рывок… но скорости не прибавилось. Сани заскрипели, натягивая жёсткие стебли. Но импульс был потерян. Двигатель заглох. Тошио ощутил, как что-то скользкое ползёт по его ногам, затем ещё. Щупальца сжимались и тянули.

Задыхаясь, он сумел перекатиться на спину и дотянуться до ножа, пристёгнутого к бедру. Щупальца, жёсткие и узловатые, обвивали всё, чего касались, и когда одно скользнуло по открытой левой ладони Тошио, он вскрикнул от жгучей боли.

Дельфины отчаянно пересвистывались, а рядом ощущалось бурное движение. Но ни на что, кроме мгновенной мольбы, чтобы никто больше не попался, времени не было, Тошио предстояло драться за себя.

Нож блеснул, как последняя надежда, и надежда вспыхнула ярче, когда два щупальца распались под ударом. Второе, потолще, пришлось рубить дольше, но его тут же сменили два других.

И тут он увидел, куда его тянут.

Глубокая расселина прорезала металлическую гору. Внутри, клубясь, ждала масса таких же щупалец. А глубоко среди них, двенадцатью метрами дальше, что-то серое и блестящее неподвижно висело в гуще обманчиво вялых стеблей.

Пар дыхания затуманил стекло маски. Отражение собственных глаз, расширенных и застывших, легло на неподвижное тело Ссассии. Мягкий, как её жизнь, но совсем не как её смерть, прилив укачивал её.

4
{"b":"4736","o":1}