ЛитМир - Электронная Библиотека

Том остановился и поднял голову:

– Нисс, мы должны узнать, что, по мнению галактов, нам попалось.

Искры потускнели.

– Детальный просмотр всех открытых файлов микроветки Библиотеки данного корабля и поиск любой записи, способной пролить свет на загадку покинутого флота, ничего не дал, Томас Орли. Разве что слабое сходство некоторых изображений на корпусах этих гигантских машин с древними культовыми символами. Никаких доказательств связи этих кораблей с мифическими Прародителями.

– Но и ничего, что опровергало бы гипотезу?

– Верно. Покинутые могут быть и не связаны с легендой, которая объединяет все расы Пяти Галактик, дышащие кислородом.

– Неужели мы нашли только кучу бесполезных обломков?

– Верно. Но, с другой стороны, вам могла выпасть величайшая археологическая и религиозная находка столетия. Этой версии довольно, чтобы объяснить войну, вспыхнувшую в данной солнечной системе и подтверждающую, как много галактических культур придают значение этим чудовищно давним событиям. Так что, если данный корабль оказывается единственным носителем информации о брошенном флоте, исследовательское судно «Бросок» становится ценным призом для каждого фанатика.

Орли надеялся, что Нисс найдёт доказательства незначительности их открытия. Они могли помочь убедить ити оставить их корабль в покое. Но если всё иначе, «Бросок» должен отыскать способ передать сведения на Землю. И пусть его мозги лучше ищут, как ими распорядиться.

– Тогда думай дальше, – приказал он Ниссу. – Я попытаюсь сбросить галактов с хвоста. Теперь скажи мне…

– Конечно, скажу, – перебил Нисс. – Коридор свободен. Разве я не предупредил бы вас, будь там кто-то?

Том покрутил головой. Наверняка машину запрограммировали на такие штуки. Тимбрими это любят.

Лучшие друзья землян – лучшие мастера розыгрышей. Когда разрешатся главные проблемы, он возьмёт самый большой разводной ключ и всадит его в эту машину, а тимбримийским друзьям объяснит, что случилось несчастье…

Панель скользнула в сторону, Том вцепился в край проёма и одним рывком перелетел на едва освещённый потолок коридора. Дверь закрылась автоматически. Полукруглые стены вспыхнули красными сигналами тревоги.

«Ладно, – сказал он себе. – Быстрого побега не получилось, но я начинаю думать над планами как раз для непредвиденных случаев».

Пару он уже обсудил с капитаном. Другую пару приберёг для себя.

«А теперь пора их запустить, – подумал Том, зная по опыту, что случай опрокидывает любую схему. – Здесь может случиться нечто совершенно неожиданное, такое, что подбросит нам последнюю реальную надежду».

6

Галакты

Первая фаза битвы обернулась дракой всех против… всех. Воюющие нащупывали друг у друга бреши в обороне, и по орбитам уже крутилось несколько подбитых кораблей: взорванных, искорёженных, мерцавших радиоактивным свечением. Плазменные облака клубились по боевым курсам, и рваные обломки металла вспыхивали, врезаясь в них.

На флагманском корабле Королева-в-Кожах следила за схваткой на экранах. Лёжа на широкой мягкой тахте, она задумчиво поглаживала коричневые чешуи на брюхе.

Ложе Крат окружали дисплеи с множеством угроз. Одну панель покрывали переплетённые спирали, указывавшие зоны вероятностных аномалий. Другие обозначали участки, всё ещё опасные после ударов психооружия.

Скопления сигнальных огней показывали, как флоты перегруппируются на исходе первой фазы. На периферии ещё шёл бой.

Крат откинулась на подушку из влетуровой шкуры. Надо убрать вес с третьего чрева. Гормоны битвы вечно ускоряют начало шевеления плода. Такое неудобство, особенно в древности, – женские предки были вынуждены отсиживаться в гнездах, а воевали тупые самцы.

Но не сегодня.

Маленький птицеморф приблизился к ней. Крат выбрала на протянутом им подносе линг-сливу и надкусила её, наслаждаясь соком, брызнувшим на язык и закапавшим с усов. Маленький форски поставил поднос и запел нежную балладу о наслаждениях битвы.

О да, птицы-форски возвышены до предельной разумности. Даже слегка уменьшить уровень означало нарушить Кодекс Возвышения для расы-клиента. Пусть они умеют говорить и летают на космических кораблях в специальных корсетах, но независимость и амбициозность им вырастить не удалось. Они идеальны в качестве домашней прислуги и усладителей. Зачем их обрекать на специализацию? Адаптивность может разрушить способность прелестно и разумно исполнять эти функции.

Один из малых экранов внезапно отключился. Значит, подбит истребитель из арьергарда соро. Крат не придала этому значения – единство не пострадало.

Командный пост делился на секторы. Королева могла заглянуть в каждый со своего командного ложа. Её команда носится внизу, и каждый из расы-клиента соро готов исполнить её волю в соответствии со специализацией.

Секторы навигации, боя и слежения наконец успокаиваются. А в секции планирования она замечает нарастающую активность – экипаж обсчитывал последние события, включая возможность нового союза между силами Отрекающихся и Пересчётчиков.

Младший офицер-паха высунулся из сектора слежения. Из-под полуопущенных век она видела, как он метнулся к раздатчику, выдернул кружку горячего амокла и бросился к монитору.

Расе паха позволялось большее видовое разнообразие, чем форски, чтобы повысить их ценность как воинов ритуала. Оттого они были проблемнее в управлении, чем ей хотелось, но хорошим воинам цена всегда высока. Поэтому она решила прикрыть глаза на нарушение. Она вслушалась в песню маленького форски о славе – той славе, которая достанется Крат, захватившей землян и вырвавшей у них их тайны.

Взвыли сирены. Перепуганный форски подскочил и умчался в свою нору. Отовсюду бежали паха.

– Рейдер танду! – крикнул офицер-тактик. – Между нашим вторым и двенадцатым, прорыв в центре строя! Маневр уклонения! Быстро!

Флагман взмыл, отчаянно стараясь пропустить под собой огненные трассы. Дисплеи Крат показали грозно пульсирующие синие точки: безумный крейсер танду ворвался в середину её боевого порядка и бьёт по кораблям соро.

Проклятые вероятностные двигатели! Крат знала, что никто не может соперничать с танду в скорости, ведь ни одна другая раса не решится на такое.

Брачный коготь Крат раздражённо задёргался. Уворачиваясь, корабли соро забыли об ответном огне.

– Идиоты! – свистнула Крат в коммуникатор. – Шестой, десятый, оставаться на месте, огонь по этой дряни!

Прежде чем командиры приняли приказ, корабль танду начал разрушаться. Секунду назад, грозный и смертоносный, он атаковал многочисленного, но беспомощного врага. А в следующий миг веретенообразный истребитель охватило облако мерцающих прозрачных искр. Защитное поле съёжилось, и крейсер стал рассыпаться, словно башенка из спичек.

Ослепительная вспышка, и танду исчез, оставив лишь уродливое облако. Защитное поле корабля Крат, ослабев, всё же донесло чудовищный псионный рёв.

«Нам повезло, – думала Крат под медленно стихающий пси-гром. – Не случайно другие расы избегают технологий танду. Но продержись он ещё несколько минут…»

Повреждений не было, и Крат отметила, что все в команде работали как полагалось. Некоторые замешкались, и они будут наказаны.

Главный тактик, высокий мощный паха, приблизился, повинуясь её жесту. Он пытался держаться гордо, но опущенные мерцательные реснички выдавали – тактик понимал, чего ждать.

Крат глухо рыкнула.

Начав говорить, командующая флотом соро вдруг ощутила мощные толчки изнутри – накал эмоций сделал своё дело. Крат захрипела, извиваясь на влетуровых подушках, а паха тут же сбежал. Наконец Крат облегчённо взревела. Через мгновение она выгнулась и отложила яйцо.

Забыв на время о войне и наказаниях, она подняла его. Инстинкт, уцелевший и спустя два миллиона лет, когда робкие хулы возвысили их расу, откликнулся на запах феромонов и заставил её вылизать родовую слизь из каждой дыхательной микротрещинки, усеивавших кожистое яйцо.

9
{"b":"4736","o":1}