ЛитМир - Электронная Библиотека

Рука Итана, за мгновение до того ласкавшая Тори, вдруг опустилась. Он намеренно отошел на шаг от нее.

— Оденься, — сухо потребовал он.

Для Тори это было словно пощечина. Она отказывалась верить происходящему. Тори вглядывалась в лицо Итана, пытаясь понять, что же могло вызвать такую перемену, и видела лишь холодные глаза совершенно чужого человека. Голова ее кружилась, ум отказывался что-то понимать, но желание быть с ним, дотронуться до него осталось, несмотря ни на что. И она сделала это.

— Итан… — снова прошептала она. Он пожал плечами.

— Не играй со мной, девочка. Я не из тех новоорлеанских франтов, что так тебе нравятся, и не герой глупых книжек, которых ты начиталась. Я — наемный работник твоего отца, который выполняет свою работу, только и всего.

— Это не игра. — Голос Тори срывался.

— Я не верю ни единому твоему слову! — Глаза Итана, еще за минуту до того смотревшие на нее с нежностью, теперь резали ее, словно кинжалом. — Если бы я действительно хотел тебя, я бы повалил тебя на пол в этом сарае, задрал бы твои юбки, ты бы и пикнуть не успела! Хватит уже быть наивным ребенком!

По спине Тори пробежали холодные мурашки.

— Я думала, — пробормотала она, — что все изменилось, что теперь я тебе…

— С чего бы вдруг меня потянуло к такой малолетней стерве, как ты? — усмехнулся он.

Тори вдруг все поняла, и эта догадка пронзила ее словно иглой. Сначала Диего, затем Итан… Когда же она перестанет быть наивной? Сколько ей еще нужно разочарований, чтобы перестать, наконец, бросаться на каждого встречного мужчину?

— Извини, — заплетающимся языком пробормотала она, — обещаю, что это больше не повторится.

Резко повернувшись, Тори отошла от Итана. Голова и плечи ее были высоко подняты. Итан смотрел ей вслед. На мгновение ему захотелось рвануться за ней, но он подавил в себе это желание.

Итан потянулся за своей рубашкой и надел ее. Как ни старался он отогнать мысли о Тори, она по-прежнему стояла перед его глазами. Итан задумался о том, сколько ей пришлось пережить в последнее время: предательство Диего, путешествие по пустыне верхом (тоже испытание не из легких!), песчаную бурю, грозившую ей смертью… По сути дела, она ведь обратилась к нему за простой человеческой поддержкой, как и любой на ее месте. Она искала простого человеческого тепла, а он прогнал ее. Потому что никакого тепла к кому бы то ни было у него уже давно не осталось. И в первую очередь — к ней.

Да, нельзя отрицать, он хотел ее, она заводила и возбуждала его. Она заставила его вспомнить давние, забытые чувства, уже совсем, казалось, умершие в нем. Но она — дочь Кэмпа Мередита. Он не должен, не имеет права испытывать к ней подобных чувств. Он не должен желать ее. Она ему не нужна. И если ему удалось обидеть ее, то так даже лучше.

Оставался всего один день. Завтра он будет у Кэмпа и осуществит, наконец, то, ради чего он все это затеял. И не станет ни о чем жалеть. Ни о чем.

Глава 9

Он ворвался в лагерь подобно урагану, поднимая тучи пыли. Рассвет едва лишь брезжил, кофе еще не был готов, и столь раннее появление всадника вызвало полнейший переполох.

Адам Вуд почти на полном скаку соскочил с седла. Игнорируя удивленные вопросы друзей, даже не оглядываясь, он направился прямо в палатку, стоявшую в центре лагеря.

Отвернувшись от зеркала, перед которым он брился, Лон Фоукс взглянул на Адама, когда тот отодвинул полог, слегка кивнул ему и снова взялся за бритву.

— Так я и знал, — проворчал он. — Судя по переполоху, можно было догадаться, что это ты. От тебя всегда столько шума, как от целого полка. В чем дело? Твой подопечный сбежал?

— Нет, сэр, — отрапортовал Адам по-военному, хотя не был солдатом. Ни один мускул не дрогнул в его лице, оно казалось окаменевшим, но глаза возбужденно бегали. — Подопечный доставлен куда надо и передан в руки закона, сэр.

Фоукс наклонил зеркало, чтобы оно лучше ловило свет.

— Тогда в чем дело? — осведомился он, проводя бритвой по щеке, отчего вопрос прозвучал немного невнятно. — Что-то явно случилось, просто так ты бы не стал загонять свою лошадь! Ты ведь, насколько я понял, всю ночь скакал во весь опор?

Адам сделал еще один шаг к Лону. По всему было видно, что он нервничает, хотя и прилагает огромные усилия, чтобы не показать этого.

— Да, — кивнул он, — я скакал всю ночь, и вы, сэр, прекрасно знаете, почему. Так что там случилось с Итаном Кантреллом?

Бритва слегка дрогнула в руке Лона, но это было единственным, что указывало на его собственное волнение.

— А что ты слышал?

— Что он — ренегат. — Адам выплюнул эти слова так, словно они были какой-нибудь гадостью, которую ему было противно держать во рту. — Что он сбежал, застрелил шерифа в Уэйко и что ты поймал его, чтобы повесить.

Лон закончил бриться и аккуратно вытер бритву.

— Да, все это так, — подтвердил он.

Обветренное загорелое лицо Адама мгновенно побледнело, взгляд еще пристальнее вперился в Лона. До сих пор он отказывался этому верить, и даже сейчас, когда капитан все подтвердил, ему по-прежнему с трудом в это верилось.

— Не может быть! — пробормотал он.

Лон обернулся к нему, пожав плечами. На мгновение его суровое лицо расцветилось чем-то похожим на симпатию.

— Послушай, сынок. Я знаю, какие чувства ты испытываешь к Итану, но факты есть факты. Все свидетельства налицо, он сам почти что признался. Не знаю, что на него нашло. Может, просто повредился умом. Такое бывает.

— С кем угодно, но не с Итаном! — Адам замолчал, снова вспомнив те годы, когда они с Итаном сражались плечом к плечу, делили и хлеб, и кров, и радости, и горести. За эти годы они успели стать гораздо ближе, чем братья. Сколько раз каждому из них приходилось рисковать жизнью ради друга!

— Нет, черт побери. — Адам сжал кулаки. — С кем угодно, только не с Итаном.

Лицо капитана снова стало непроницаемым.

— Да, ты знал его много лет, но все равно не знал о нем всего.

— Того, что я о нем знаю, достаточно! — горячо воскликнул Адам. — Я знаю, что он не убийца!

Капитан слегка покачал головой:

— В нашем захолустье легко тронуться умом. Работа однообразная и не очень интересная, жалованье не бог весть какое… Человек устает, срывается. Вот твой Итан и сорвался.

Адам молча слушал капитана. На лбу его залегла глубокая складка.

— Хорошо, — наконец заговорил он. — Если это правда, то где он сейчас? Почему не повешен?

Капитан явно почувствовал себя неловко.

— Если уж ты так много знаешь, — проворчал он, стоя к Адаму спиной и натягивая рубашку, — так уж и быть, скажу. Он сбежал.

— Прямо из петли? Не может быть, тем более если везли его к месту казни ты и твои ребята.

Капитан холодно посмотрел на Адама, застегивая рубашку:

— Ты же сам отлично знаешь Итана! Для него нет ничего невозможного.

Адам знал Итана. Итан мог сбежать не то что из петли,а и с того света.

Глаза Адама сузились.

— И ты это допустил? — напрямую спросил он.

— Что значит «допустил»? Ты ведь знаешь, что в этой местности нам постоянно угрожают нападения индейцев, так что все, как говорится, под Богом ходим. Но как бы то ни было, я рад, что ты здесь. — Лон заправил рубашку в брюки и потянулся за курткой. — Мне нужен любой человек, тем более такой, как ты. Скажу без обиняков: теперь, когда Итан сбежал, ты у меня лучший. Отдохни немного, но не очень расслабляйся — скоро ты мне понадобишься. Поди-ка сюда. — Капитан склонился над картой. — Надо обсудить кое-какие детали предстоящей операции.

Но Адам почему-то не торопился подходить к капитану. Лицо его приняло вдруг спокойное выражение, лишь глаза оставались по-прежнему напряженными.

— Знаешь что, Лон? — решительно произнес вдруг он. — Лучше будет, если об индейцах будешь заботиться ты, а я позабочусь об Итане.

Фигура капитана над картой вдруг резко выпрямилась:

— Ничего не понимаю! О чем ты?

22
{"b":"4738","o":1}