ЛитМир - Электронная Библиотека

Как странно… Если бы мужчина из ее мечтаний, герой ее снов существовал в реальности, у него была бы внешность Итана — его широкие плечи, его зеленые глаза, его медные, немного выгоревшие на солнце волосы… Он так же прямо сидел бы в седле и так же бесстрашно рвался навстречу опасностям, у него был бы голос Итана, и в его высказываниях всегда присутствовала бы та же неоспоримая логика. Поцелуи его были бы такими же нежными и страстными. И вот все это принадлежит ей — но все обернулось совсем не так, как ей мечталось…

Разве можно забыть ту жестокость, с которой оттолкнул ее Итан прошлым вечером — накануне свадьбы? В его глазах был холод, в голосе звучало циничное презрение. Она ему никогда этого не простит. И никогда не станет его женой по-настоящему.

Тори ворочалась в постели, сбивая одеяло и снова поправляя его, и все время переворачивала подушку, стараясь устроиться поудобнее. Тори хотелось заплакать, но ей было так тяжело, что не было даже слез.

А ведь Тори так надеялась на отца! Она рассчитывала, что он сразу же удалит из ее жизни этого человека. Но вместо этого отец приговорил ее к тому, чтобы видеть его каждый день. Теперь ей не оставалось ничего другого, как только быть его женой… до тех пор, пока отец наконец не поймет, что собой представляет этот Итан.

И вдруг у Тори возникла некоторая мысль, и она ухватилась за нее, как утопающий хватается за соломинку. Разумеется, не стоило думать, что Итан вдруг станет с ней плохо обращаться на глазах ее отца, — Итан же сказал ей, что собирается унаследовать землю и власть Кэмпа Мередита. Но Тори знала, что Итан Кантрелл — человек с темным прошлым. Вот если бы ей удалось узнать подробности… Возможно, там можно раскопать что-нибудь такое, что заставит ее отца отказаться от подобного зятя.

Тори вдруг показалось, что она слышит шаги на лестнице. Сердце ее екнуло, но она тут же поняла, что это всего лишь скрипнула калитка от ветра. Тори поднялась и выглянула в окно. Луна была уже высоко, и двор заливал ровный голубоватый свет. Где сейчас Итан, что он делает, о чем думает? Тори вдруг ужасно захотелось это знать…

Итан сидел в кабинете Кэмпа, сжимая в руке бокал с недопитым бурбоном. Кэмп расположился напротив. У старика был довольный вид человека, только что провернувшего удачную сделку.

В сознании Итана прозвучали слова Лона Фоукса: «Забудь о личной неприязни к этому человеку. Относись ко всему просто как к работе». Итан помнил, что обещал Лону послушаться его совета.

Прошлым вечером, однако, он не очень-то его слушался, накинувшись на ни в чем в общем-то не повинную Тори. Правда, выместив на ней злобу, сейчас он не чувствовал к Кэмпу обычной антипатии.

Да, Тори не заслуживала подобного обращения, и в душе Итан чувствовал раскаяние за свое вчерашнее поведение. Девушка уж никак не виновата в преступлении отца, совершенном десять лет назад, когда она сама была еще ребенком. Разумеется, было бы неправильно считать, что у нее нет никакой вины перед Итаном — она манипулировала им, чуть не разрушив все его планы… Но нельзя не признать, что в какой-то момент он сам едва не поддался эмоциям. Итану, разумеется, не раз приходилось совершать ошибки, но винить в них он привык всегда лишь себя. А вчера вечером он попытался свалить вину за все свои беды на Тори.

У Итана не выходил из головы образ Тори во время сегодняшней свадебной церемонии — бледное лицо, гордо поднятая голова, в глазах — презрение. Для самого Итана эта церемония была не более чем пустой формальностью — все равно Тори никогда по-настоящему не станет его женой. Но все же Итан понимал, что при всех ее грехах девушка не заслуживала такого брака.

При других обстоятельствах Итан, может быть, и был бы не прочь сблизиться с ней — ласкать ее, заботиться о ней, посвящать в тайны любви, видеть, как загораются страстью и нежностью ее глаза при взгляде на него, чувствовать, засыпая, ее голову на своем плече… Да, Тори заслуживала лучшего брака. Да и сам Итан в общем-то тоже…

Итан встряхнул головой, словно желая отогнать эти мысли. С чего это вдруг он так расчувствовался? Должно быть, он выпил сегодня за обедом слишком много красного вина, да еще сейчас этот бурбон… Почему он должен жалеть эту избалованную, взбалмошную девчонку, принесшую ему одни лишь неприятности? Он должен смотреть на все только как на свою работу. Итану снова вспомнился совет Лона Фоукса не примешивать к работе своих личных чувств.

Кэмп предложил Итану сигару, и тот взял ее, но от маленьких золоченых ножниц отказался, откусив кончик зубами. Мередит, подмигнув, отсалютовал ему своим бокалом:

— Добро пожаловать в мою семью, сынок! Надеюсь, ты уже понял, что становишься наследником одного из самых богатых плантаторов в Нью-Мексико. Будешь вести себя как следует — все это однажды станет твоим. Но если, — глаза Кэмпа сузились, — тебе случится чем-то прогневить меня или, не дай Бог, обидеть мою дочь, — можешь считать себя покойником. Я буду зорко следить за тобой!

Итан сделал пару затяжек, прежде чем ответить.

— Что ж, — проговорил он, пуская дым, — сурово, но справедливо!

— Ну вот и отлично! — Кэмп откинулся в кресле, зажигая сигару. — Будем считать, что сделка состоялась. Осталось добавить лишь одно: как ты, должно быть, успел заметить, меня не очень-то волнует, чем человек занимался в прошлом. Но здесь командую я, к тому же ты теперь мой зять. Так что в будущем — никакой уголовщины. Надеюсь, это понятно?

— С чего бы мне вдруг теперь взбрело в голову заниматься уголовщиной? — пожал плечами Итан.

Кэмп одобрительно покачал головой:

— Говоришь ты разумно. Остается надеяться, что это не только слова.

Итан посмотрел на Кэмпа:

— Вы ждете от меня каких-то дел?

— Дел здесь непочатый край, так что возможностей проявить себя будет хоть отбавляй. Назначаю тебя своим управляющим.

— Благодарю за честь, сэр! И что конкретно я должен делать?

Кэмп снова покачал головой:

— Сам разберешься, парень ты неглупый. Дураков я здесь не держу.

Итан откинулся в кресле, вытянув под столом ноги.

— Что ж, надеюсь оправдать ваши ожидания.

Кэмп доверительно наклонился к нему, поцокав языком:

— Честно говоря, сынок, все, чего я по большому счету жду от тебя, это штук эдак пять-шесть внуков. Так что, — улыбнулся он, — не смею больше тебя задерживать. Невеста, поди, уже заждалась!

Допив свой бурбон, Итан потянулся за шляпой.

— Спокойной ночи, сэр! — отсалютовал он.

Выйдя из кабинета Кэмпа, Итан долго смотрел на лестницу, ведущую вверх. Наконец, словно очнувшись, он повернулся и пошел во двор — ночевать там.

Тори еще долго ворочалась в своей постели с боку на бок, прислушиваясь, не раздадутся ли шаги на лестнице. Проснувшись поутру, она не могла подавить не оставлявшего ее чувства разочарования.

Глава 13

Итан открыл дверь барака на рассвете. В ноздри ему сразу же ударил запах пота и дешевого виски, в уши — могучий храп как минимум дюжины мертвецки спавших мужчин. С минуту Итан постоял в дверях, оценивая ситуацию.

Некоторые из этих грубых, пропитых лиц были хорошо знакомы Итану по плакатам в полицейских участках или по полицейским же описаниям — в основном мелкие жулики, карманные воришки… Но были и такие, за чьи головы назначались суммы, которые обеспечили бы доставившего их в полицию на всю оставшуюся жизнь. Но Итан не был больше рейнджером, а что до Кэмпа, то его, разумеется, нельзя было привлечь за то, что он пригрел уголовников, — в работе, которую он им предлагал, не было ничего противозаконного.

Как бы то ни было, команда Кэмпа состояла из такого количества отпетых мошенников, какое Итану приходилось видеть лишь один раз — в Фолсомской тюрьме. И с этими забулдыгами, вряд ли привыкшими к строгой дисциплине, ему предстояло поднимать ранчо Кэмпа. За весьма недолгое пребывание в Каса-Верде Итан уже успел кое к чему приглядеться и понять, что, как ни богат был Кэмп, при желании и при лучшем управлении своим ранчо он мог бы стать еще богаче.

30
{"b":"4738","o":1}