ЛитМир - Электронная Библиотека

Что ж, пора начинать — и прямо сейчас.

Итан с шумом захлопнул за собой дверь барака ногой и решительным шагом направился к ближайшей койке.

— А ну, поднимайтесь, лентяи! — Он прошелся по ряду, пиная каждую койку: — Пошевеливайтесь, идиоты! Вы что, на праздник пришли?

Хмельные, осоловелые взгляды уставились на Итана. Кое-кто даже поднялся, шатаясь и угрожающе глядя на него. Но Итан держал руку на кобуре, и приблизиться к нему никто не отважился.

— Ты кто, приятель? — прохрипел один голос. — Отвечай, черт побери, или я пристрелю тебя на месте!

Голос исходил от человека в нижнем белье и в сапогах. На нем был ремень с кобурой, но болтался он так, что оружие находилось вне досягаемости.

Итан отодвинулся к стене — так он мог видеть все происходившее в бараке и не опасаться нападения сзади.

— Итан Кантрелл, — представился он, — ваш новый управляющий. Прошу любить и жаловать!

С одной из коек донеслись сдавленные ругательства. Взглянув на человека, лежавшего там, Итан сразу же безошибочно его узнал — Уэлф Питерсон. Месяц назад у Итана была с ним драка в салуне.

Презрительно засунув руки в карманы, Уэлф приблизился к Итану ленивой, развязной походкой.

— Управляющий! Как вам это нравится, парни? А я-то думал, как стать здесь управляющим? Оказывается, очень просто — через теплую постельку хозяйской дочки!

— Знал бы я, — рассмеялся кто-то из угла, — давно бы стал управляющим!

— Лично я — пас! — раздался третий голос. — Мне не нужны объедки после того мексиканца.

Уэлф стоял футах в трех от Итана. Лицо его ничего не выражало, но Итана было не провести — он сразу понял, что Уэлф готов к драке.

— Ну и как тебе, Кантрелл или как тебя там, хозяйская дочка? — Уэлф насмешливо оглядел его с головы до ног. — Держу пари, она вовсе не такая скромница, какую строит из себя!

— Я бы попросил, — прищурился Итан, — подбирать выражения, когда речь заходит о моей жене!

— Жене! — Уэлф заржал как идиот, запрокинув голову. — Хорошо, хорошо, сэр. О женах ни слова! Как и о шлюхах. Вы ведь, кажется, неравнодушны к шлюхам, сэр? Или для вас нет разницы между женой и шлюхой?

Быстро нагнувшись, Итан нанес Уэлфу удар в живот. Тот потерял равновесие. Не дожидаясь, пока противник снова обретет его, Итан наградил Уэлфа еще парой ударов.

То, что стычки не избежать, Итан знал с того самого момента, когда появился на пороге, и был готов к этому. Он понимал, что победа в драке — единственный способ заработать авторитет у этих забулдыг. Но Итан не ожидал, что сравнение Тори со шлюхой способно вдруг вызвать в нем такую волну слепой ярости. Теперь он бил Уэлфа с двойной силой — не только потому, что это было необходимо, но и потому, что был действительно зол на него. Впрочем, через минуту Итан понял, что злость, заставлявшая его что есть силы молотить Уэлфа, направлена не столько против него, сколько против себя самого. Сколько раз он сам мысленно называл Тори шлюхой!

Все находившиеся в бараке, разом позабыв про сон, столпились вокруг дерущихся и с интересом наблюдали за исходом событий, но ввязаться в драку на той или другой стороне — никто не решался. На секунду Итан остановился, чтобы перевести дыхание, и Уэлф, воспользовавшись этим, нанес ему удар в лицо. Итан почувствовал, как из носа потекла кровь, и тут же получил новый удар. Собравшись с силами, он ринулся на Уэлфа.

С самого начала борьбы было ясно, что противники друг друга стоят. Первые несколько минут слепая ярость, двигавшая Итаном, давала ему преимущество, но теперь Уэлф явно брал реванш. Итану оставалось лишь защищаться. Сначала он ожидал, что остальные вступятся за своего дружка, но быстро понял, что взаимопомощь не входит в число присущих им качеств. Работники Кэмпа наблюдали за поединком лишь для того, чтобы встать в конце его на сторону победителя. Это облегчало задачу Итана — победа над Уэлфом означала бы для него победу над всеми. Но поражение означало бы, что живым ему отсюда не уйти — в самом буквальном смысле этого слова.

Уэлф дрался не на жизнь, а на смерть. Но преимущество Итана было в том, что он больше привык к физической работе и меньше — к алкоголю, и постепенно удача начала склоняться на его сторону.

Наконец четырьмя резкими ударами Итану удалось прижать противника к стене. Еще один удар пришелся в лицо Уэлфа, и тот рухнул на пол. Итан стоял над ним, тяжело дыша, ожидая, когда Уэлф придет в себя. Кольцо вокруг противников стало уже.

Уэлф что-то прохрипел и поднял руку, показывая, что сдается. Итан помог ему подняться, но тут же понял, что это был лишь отвлекающий маневр — не успел Уэлф снова оказаться на ногах, как тут же потянулся к его горлу. Наклонив голову, Итан нанес противнику резкий удар в живот, одновременно ухватив его за плечи и наваливаясь на него всем телом. Уэлф снова оказался прижатым к стене — на этот раз уже крепче.

Из разбитой губы Уэлфа сочилась кровь, один глаз заплыл настолько, что почти закрылся, нос посинел — очевидно, он был сломан. Мускулы Итана были напряжены до предела, кровь забила ноздри так, что приходилось дышать ртом. Противники несколько долгих минут стояли друг против друга и тяжело дышали.

Наконец губы Уэлфа дрогнули в едва заметной кривой усмешке. Он с трудом поднял ослабевшую руку — на этот раз он действительно сдавался.

— Хорошо, Кантрелл, — процедил он. — Твоя взяла. Ты дважды победил меня.

Итан осторожно отпустил его, все еще опасаясь, что он опять выкинет что-нибудь неожиданное. Но Уэлф лишь доплелся до ближайшей койки и тяжело опустился на нее.

— Ну что ж. — Итан пригладил растрепавшиеся волосы плохо слушавшейся рукой. — Сказать по правде, я уже и сам начал слабеть.

К Итану подошел низкорослый человек с кривыми ногами. Его подбородок был рассечен надвое большим шрамом.

— Новый управляющий, говоришь? — Человек со шрамом посмотрел Итану в глаза. — Что ж, думаю, старик Кэмп знает, кого нанимает.

Толпа разошлась — одни стали натягивать рубахи и сапоги, другие — проверять оружие. Тем не менее каждый, возможно, бессознательно, все время поглядывал на Итана.

Кто-то бросил Итану полотенце, и он осторожно вытер кровь с лица. Уэлф «зализывал» собственные раны.

— А у тебя, парень, тоже, похоже, нелады с законом? — раздался чей-то голос. — Я прав?

Итан не сразу понял, что вопрос был обращен к нему, а поняв, не сразу ответил:

— Если и нелады, это мое дело. — Он бросил окровавленное полотенце на ближайшую койку и надел оброненную в драке шляпу.

— Нечего стыдиться, приятель, — заметил спрашивающий. — Здесь собрались такие люди, что каждому есть что порассказать.

— Да, я вижу. — Итан оглядел толпу, и взгляд его упал на Билла Пистолета. — Кое-кого даже узнаю.

Уэлф осторожно трогал плечо, проверяя, цела ли рука.

— Будь уверен, Кантрелл, — ухмыльнулся он уже почти дружески, — ты в нашу компанию впишешься. — Он повернулся к человеку, сидевшему на соседней с ним койке: — Помнишь то дельце, что мы провернули в Фабер-Хиллз?

Итан инстинктивно напрягся.

— Еще бы! — усмехнулся собеседник Уэлфа. — Все было чисто сработано от начала до конца. Мы еще тогда…

— Погоди-ка… — перебил его Билл Пистолет, пристально вглядываясь в Итана. — Если память мне не изменяет, приятель, ты когда-то был рейнджером?

Итан спокойно, с достоинством посмотрел на него:

— Работа есть работа. Но если тебя интересует моя дружба с законом, то знай: она не прекращалась.

Билл, впрочем, и сам понял, что подобный разговор опасен — он может завести куда угодно. Все сразу же притихли, занявшись кто чем, и Итан понял: узнать больше о своих новых «друзьях» ему сегодня вряд ли удастся.

— Короче, ребята, — по-деловому обратился он к ним, — сегодня нам предстоит много работы, так что мой вам совет: хотите заслужить обед — пошевеливайтесь! — И повернулся к двери.

Выйдя во двор, Итан вылил на себя ведро дождевой воды, чтобы смыть следы драки. На душе у него было муторно. Итан знал, что одной этой драки недостаточно, чтобы обрести авторитет у своих новых товарищей — он все время чувствовал на себе их косые взгляды. Все тело болело, кровь из носа окончательно остановить не удавалось, а ему еще предстоял целый день в седле… Но кто сказал, что будет легко?

31
{"b":"4738","o":1}