ЛитМир - Электронная Библиотека

Итан медленно приподнял шляпу.

— Прекрасное утро, не правда ли?

Тори хотела было что-то ответить, но у нее перехватило дыхание, и она не смогла произнести ни звука. Прошла, должно быть, целая минута, прежде чем она заговорила. Она видела, что здесь, на ранчо, Итан вполне на своем месте. Как уверенно он держится, словно был здесь управляющим не без году неделя, а целый век! А разговаривал он с ней так, словно между ними никогда ничего не было — ни хорошего, ни плохого. Казалось, он говорил лишь то, что говорил — что сегодня прекрасное утро, и было похоже, что он рад ее видеть.

Тори растерялась. Что ответить? Какой реакции он ждет от нее? И главное, должна ли она признаваться Итану, что знает его страшную тайну?

— Мне нужно, — заговорила она (когда не знаешь, что сказать, лучше всего — что-нибудь нейтральное), — отрядить человек пять для строительства амбаров.

Ни просьба, ни тон Тори, казалось, не удивили Итана.

— В ближайшие шесть недель, — деловито ответил он, — вряд ли. Нам нужно успеть отогнать скот повыше в горы. Есть опасность, что пойдут такие дожди, что все затопят.

— Эти амбары уже давно следовало построить, — попыталась протестовать Тори.

Итан чуть улыбнулся:

— Здесь командую я, сеньора.

Злость, закипавшая в Тори, вдруг прорвалась наружу:

— Меня это не волнует!

— Тогда, — пожал он плечами, — разговаривай со своим отцом. Он — единственный человек, стоящий здесь надо мной.

Прикусив язык, Тори развернула было лошадь, но рука Итана сжалась на ее запястье. Тори инстинктивно попыталась освободиться, но пальцы Итана держали ее мертвой хваткой, словно наручники.

— Почему, Тори? — Он внимательно смотрел ей в глаза. — Почему мы не можем сказать друг другу и пары слов без ненависти?

Вопрос лишь на мгновение смутил Тори.

— Послушай, Итан, не задавай глупых вопросов! Ты сам отлично знаешь, почему.

Итан все так же внимательно смотрел на нее.

— Нет, — произнес он с совершенно искренним недоумением. — Не знаю.

Он отпустил ее руку. Тори почувствовала, что не в силах более оставаться с ним, выносить его взгляд. Она развернула лошадь. Но поехала не к дому.

Тори направилась к роще, где протекал ручей. Во время засухи, как это было сейчас, ручей становился таким мелким, что из него не могла бы вдоволь напиться и одна лошадь, но в сезон дождей он превращался в могучий поток, грозивший затопить все вокруг. Тори не хотелось ни в чем соглашаться с Итаном, но она не могла не признать, что отогнать скот в горы сейчас, пожалуй, действительно первоочередное дело… если, конечно, и впрямь хлынут дожди.

Тори услышала за спиной стук копыт. Она знала, что это Итан, но даже не обернулась. Почему у нее так бьется сердце при его приближении?

Привязав лошадь к дереву, Тори направилась к ручью. Она слышала, как Итан слезал с лошади. Тори села у ручья и стала развязывать ботинки. Над ней висела тень Итана, но Тори по-прежнему не оборачивалась.

— Прохлаждаешься? — с иронией проговорил он. — А тебе не кажется, что дома полно работы?

— Ты же, по-моему, сам хотел, — съязвила она, — видеть меня ленивой, толстой сеньорой!

Итан промычал что-то неопределенное. Тори очень хотелось обернуться, но она преодолела это искушение.

— Хотел, — признал он.

Итан опустился на землю рядом с ней. Тори сняла один ботинок.

— Да, — раздумчиво произнес вдруг он, — быть управляющим, оказывается, не так легко, как я думал.

Тори по-прежнему не поднимала взгляда, но чувствовала, что Итан пристально смотрит на нее. Неслушавшимися пальцами она стала нервно развязывать шнурок на втором ботинке.

— Главная проблема, — продолжал он, — это завоевать доверие людей. Но во-первых, они здесь дольше, чем я, и опыта у них больше, а во-вторых, они сами по себе весьма непростые люди. Так что, думаю, командовать здесь должен все-таки один человек.

Тори сняла ботинок и поставила рядом с собой.

— Понятно, — пробормотала она машинально.

— И уж тем более мне не хотелось бы все время спорить с женщиной. Это не по мне.

Тори сверкнула на него глазами:

— Ничего не поделаешь, придется с этим смириться! Я ведь тоже из тех, кто здесь гораздо дольше, чем ты!

Глаза Итана смеялись:

— Согласен — ты здесь дольше, чем я. Так почему бы тебе не научить меня кое-чему?I

Тори не знала, всерьез или в шутку сказана эта фраза, и решила промолчать. Отвернувшись от Итана, она стянула чулки и с наслаждением погрузила ноги в прохладную, ласкавшую кожу воду.

К ее удивлению, Итан сделал то же самое — скинув башмаки и стянув носки, он пододвинулся и опустил ноги в воду всего в нескольких дюймах от нее.

— Брр! — поежился он. — Да, человеку, привыкшему проводить большую часть времени в пустыне, трудно привыкнуть к ледяной воде.

Тори кинула на него взгляд из-под ресниц, слегка нахмурившись. Итан сидел, опершись на ладони и запрокинув голову, и не мог видеть ее взгляда. Сама же Тори была не на шутку растеряна. С самого дня свадьбы они не перкинулись, пожалуй, и десятком фраз, да и то лишь когда это было необходимо, и при этом тон Итана всегда был резким, насмешливым… а сейчас все обстояло совсем иначе. Тори еще не приходилось видеть Итана таким, и она не знала, как ей следует себя вести. Одно она знала совершенно определенно: ей не хотелось верить, что Итан — убийца.

— Ты много времени провел в пустыне? — осторожно переспросила она.

— Случалось, — неопределенно ответил он.

Тори перевела взгляд на воду, на свои босые ступни… и на ступни Итана. Крупные, раза в два больше, чем ее собственные, жилистые и натруженные. Щиколотки Итана были покрыты легким рыжеватым пушком, напоминавшим Тори о волосах на его груди.

Тори почувствовала, что Итан смотрит на нее, и смущенно отвела взгляд от его ног.

— Ты не похожа на других женщин, — сказал он вдруг задумчиво. — Мне даже трудно определить, какая ты.

Тори удивленно посмотрела на Итана, чувствуя, что ее сердце начинает биться как-то по-новому.

— Что ты имеешь в виду?

— Да вот хотя бы все это. — Итан повел рукой вокруг. — Не кажется ли тебе, что более подходящее для женщины место — в доме? Она должна шить, готовить обед и все такое…

— Шить и готовить я умею.

— Да. И тем не менее предпочитаешь возиться на ферме с мужской работой, в грязи и в пыли…

— Что же в этом плохого?

— Я не говорил, что это плохо. — Итан смотрел на нее, но Тори чувствовала, что обращается он больше не к ней, а к самому себе, словно обнаружил в себе что-то новое и еще не понял, нравится ли оно ему. — Просто раньше я таких женщин не встречал.

— У папы нет сына. — Тори не могла придумать другого ответа ее мысли были слишком заняты тем, что же происходит сейчас в голове Итана. — Рано или поздно ферма перейдет ко мне. Должна же я хоть немного научиться с ней управляться!

Лишь после того как Тори произнесла это вслух, до нее дошло, что теперь это не так. Она замужем, и ферма перейдет не ей, а мужу. Да, их брак нельзя назвать браком, но что закону за дело до этого? Тори лишь сейчас поняла, что в день свадьбы потеряла не только свободу — она потеряла и ферму. Она потеряла все! Ее вдруг охватил ледяной ужас.

— А почему вдруг ты стал разговаривать со мной в таком тоне? — спросила она, не отводя взгляда от своих ног.

— В каком?

— Так… вежливо. В чем дело?

Тори не могла видеть лица Итана, но почувствовала, что он улыбается.

— Не знаю. Должно быть, это просто глупость. Помолчав с минуту, он добавил:

— Может быть, я таким образом пытаюсь извиниться за то, что все так вышло. Ведь мы же оба этого не хотели. Моя вина здесь тоже есть — я должен был понимать, что ты всего лишь молодая девушка…

Тори молчала, не зная что ответить. Босые пальцы Итана — случайно или не случайно — коснулись ее ноги так легко, что Тори почти не отличила их прикосновение от ласковых вод ручья.

— Я думаю, — тихо сказал Итан, — тебе сейчас ничуть не легче, чем мне.

34
{"b":"4738","o":1}