ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэмп молчал, пристально глядя на Итана. Тори и Консуэло напряженно следили за молчаливой схваткой воли двух сильных людей. Наконец, ударив себя кулаком в грудь, Кэмп произнес:

— Что ж, надеюсь, ты знал, что делал, когда нанимал его! — Он перевел взгляд на Тори. — Ну, что стоишь, дочка? Собери мужу поесть!

Тори удалилась, и с ее уходом Итан вдруг почувствовал себя увереннее. Он посмотрел на Консуэло:

— Пожалуй, я поговорю с ним прямо сейчас.

В амбаре было темно, и Итан невольно прищурился. Глаза его различили очертания повозки Консуэло, а слух уловил постукивание молотка. Итан повернулся в сторону звука.

— Я без оружия, — предупредил он.

— Я не настолько глуп, — раздался голос Адама, — чтобы бороться с тобой, даже если ты не вооружен. Можно подумать, мне не приходилось видеть, как ты убивал ребром ладони или калечил ударом ноги! Встань в дверях, чтобы я тебя видел.

Итан встал в открытом проеме двери, через которую в амбар проникал свет. Навстречу ему шагнул Адам. Револьвер его был направлен в грудь Итана с хладнокровием профессионала.

Итан посмотрел на Адама и снова перевел взгляд на револьвер. Удивления он не испытывал — не он ли сам вылепил в свое время из Адама свою копию? Иного он и не ожидал.

— Ты пришел убить меня? — так же хладнокровно поинтересовался Итан.

— Ты же знаешь, что я не смог бы это сделать, даже если бы захотел. — Голос Адама был спокоен. — Но думаю, тебе известно и то, что, если будешь дурить, я в тебя все-таки выстрелю. Так что подумай, стоит ли тебе нарываться?

— Как ты нашел меня? — спросил Итан.

— В основном благодаря удаче. Ты же сам говорил, что я всегда был везунчиком, хотя сейчас в первый раз жалею об этом. — Презрение в глазах Адама сменилось горечью, но длилось это лишь мгновение. — Ты — мой учитель, Итан. Ты сделал из меня рейнджера, и ты знаешь, что сейчас велит мне мой рейнджерский долг. Но из уважения к тебе, если тебе есть что сказать, даю тебе пять минут.

Итан опустил глаза, собираясь с мыслями.

— Я не убивал никакого шерифа. Слух этот был пущен мною и Лоном чтобы я мог проникнуть на Каса-Верде. Мне нужна была какая-нибудь криминальная легенда, чтобы старик Мередит поверил, что я бежал от закона, и принял меня в свой круг!

С минуту Адам молчал в раздумье.

— Наверное, для этого тебе было достаточно жениться на его дочери…

— Жениться на дочери Кэмпа в мои планы не входило. — Сделав паузу, Итан продолжал: — Короче, Адам, мне удалось выяснить, что здесь проворачиваются такие дела, о которых даже Лон не подозревает. Поэтому я и послал за тобой.

Глаза Адама сузились:

— Ты не посылал за мной!

— Консуэло сказала мне, что ты здесь. Я попросил ее привезти тебя.

На лице Адама трудно было что-либо прочесть.

— Знаешь, — заговорил он после некоторого раздумья, — Консуэло, пожалуй, была права: если бы я встретился с тобой прошлой ночью, я бы тебя действительно пристрелил. Слава Богу, что она мне помешала — тогда у меня не было причин в тебя стрелять, разве что моя обида. Но сейчас, когда ты стоишь передо мной и лжешь, с каждой минутой я начинаю испытывать все большее искушение нажать на курок.

— Послушай, Адам! — нетерпеливо перебил его Итан. — Мередит уже много лет дает на своем ранчо приют тем, кто бежал от закона. Билл Пистолет, Бриг Мансон, братья Хейверо — где они, по-твоему? Все здесь как миленькие! Помнишь серию ограблений на золотых приисках лет восемь назад? Так вот это их рук дело. А та заварушка в Уэллс-Фарго в семьдесят втором году? А ограбление банка в Саутфилде? Какое дело ни возьми — за всем этим стоит старина Кэмп и его лихие ребята, только они умеют, гады, прятать концы в воду…

— Я ничего этого не знал! — насторожился Адам.

— Если бы только! — усмехнулся Итан. — Никто не знал! Нашим бы властям такую организованность, как у Мередита с его шайкой! Казалось бы, все против них, а вот улик не хватает. Но теперь-то уж им не отвертеться. Вот для чего ты мне нужен!

В глазах Адама читались сомнения, внутренняя борьба. Итан терпеливо ждал. Наконец лицо молодого человека приняло решительное выражение профессионального защитника закона.

— А если я тебе не поверю? Итан обреченно вздохнул:

— Что ж, тогда мне останется лишь заключить, что ты у меня так ничему и не научился.

Тори нервно мерила шагами расстояние от стены до стены. Что-то Итан слишком долго не возвращается, какие дела могут быть с этим новым работником? Ей не хотелось вмешиваться в работу мужа, шпионить за ним или подозревать в чем-нибудь, но его сегодняшнее поведение показалось ей странным — он так спешил, что даже отказался нормально пообедать! Мало того, почти даже не взглянул на нее, а ей так хотелось хотя бы поцеловать его перед тем, как он снова уйдет на свою бесконечную работу… Стоит, пожалуй, отнести ему узелок с едой, что приготовила Розита!

Тори уже готова была открыть дверь амбара, когда слух ее уловил слова незнакомца:

— Тем не менее я так и не понял, зачем ты здесь и что ты собираешься делать.

— Я здесь, чтоб убить Кэмпа Мередита. — Голос Итана был холоден как сталь.

Тори замерла на месте. Ноги, казалось, перестали ее слушаться, сердце — биться, легкие — дышать, мозг — что-либо понимать.

— Десять лет назад, — продолжал Итан, — Кэмп со своими людьми совершил ограбление банка, и моя жена оказалась случайным свидетелем… С тех пор все это время я разыскивал ее убийцу. Поэтому я и стал рейнджером. Полгода назад мне удалось наконец выйти на его след.

Оцепенение Тори вдруг сменилось сотрясшей все ее тело лихорадкой. Узелок выпал из рук, и она бессильно прислонилась к стене. Она не хотела этого слышать, нет! Ей хотелось бежать отсюда куда глаза глядят, упасть на землю и рыдать в изнеможении, хотелось ворваться в амбар, колотить Итана кулаками в грудь, остановить его… Но она была не в силах двигаться. Голова ее гудела, но слова незнакомца она расслышала удивительно ясно:

— Тогда почему он до сих пор жив? Итан молчал.

— Не могу ответить, — проговорил он наконец после долгой паузы. — По крайней мере сейчас.

Еще одна долгая, напряженная пауза.

— И чего же ты хочешь от меня? — спросил собеседник Итана.

Тори не видела лица Итана, но по голосу явно почувствовала, что он улыбнулся. Тори готова была убить его за эту улыбку.

— Сегодня, — сообщил Итан, — мимо ранчо должны пройти люди с большими деньгами. Парни решили их обчистить, но есть проблема — они привыкли, что ими руководит Кэмп, а они лишь слушаются его приказов. Но Кэмп уже стар и решил отстраниться от этого дела, а без руководителя они не могут, вот и выбрали меня.

— Понятно. — В голосе незнакомца звучало восхищение. — Значит, нам с тобой предстоит заделаться грабителями?

— У тебя есть возражения? Собеседник Итана цокнул языком:

— Нет, если предводитель — ты.

— Отлично. — Голос Итана был резок. — Сегодня в три они будут проходить через мост. Парни спрячутся в засаде, а мы…

Больше Тори не выдержала. Зажав рот, чтобы ее не стошнило, она пустилась прочь.

Почти не видя ничего перед собой, Тори добежала до крыльца и упала на него. К горлу подступала тошнота, перед глазами вращались какие-то черные и красные круги, в голове стучало:

«Нет! Неправда! Это не должно, не может быть правдой!»

Тори чувствовала, что ее снова начинает бешено трясти. Слова Итана неотвязно звучали в ушах.

«Не верю! Неправда!»

Но все это было правдой — предательство, ложь, ненависть… И самым ужасным было то, что они исходили не только от одного Итана. Отец!

Два самых любимых ею человека, два единственных любимых человека… Отец и Итан. Тори была готова отдать жизнь за обоих, а они предали ее. Сейчас ей хотелось вычеркнуть их из своей жизни, словно их никогда не существовало.

Тори не знала, сколько она пролежала на крыльце — время словно исчезло. Черная боль, заполнившая ее существо, все усиливалась и, достигнув, казалось бы, предела, еще продолжала расти. Нет, она этого не выдержит! Она умрет. Пережить такое человек не может!

48
{"b":"4738","o":1}