ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город под кожей
Разбивая волны
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Мститель Донбасса
Джентльмен в Москве
Новые эльфы: Новые эльфы. Растущий лес. Море сумерек. Избранный путь (сборник)
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Разведенная жена, или Черный квадрат
Ловушка архимага

Тори слегка вздохнула, рассеянно теребя розу в руках. Красные лепестки падали на землю, словно капли крови. Да, мать вряд ли одобрила бы поступок Тори. Диего, правда, обещал, что позднее они обвенчаются как полагается, в церкви, но все равно это было уже не то. В жизни может быть лишь одна свадьба.

В характере Тори было гораздо больше от отца, чем от матери, что создавало порой серьезные проблемы. Романтичности, унаследованной от матери, редко удавалось одержать победу над решительностью и упорством, полученными от отца.

— Ой, мама, что я наделала… — прошептала она.

Тори вдруг поняла, что совершила ошибку. Бежать с бала с почти незнакомым мужчиной, согласиться на свадьбу, которую и свадьбой-то не назовешь… Но было уже поздно. Репутация ее уже погублена, и свадьба была единственным способом восстановить ее. Но свадьба должна быть настоящей. И дело здесь не в том, что сказала бы мать, если бы была жива, и что скажет отец. Виктория Мередит заслуживает самой роскошной свадьбы в главном соборе, с огромным количеством гостей. Пусть это будет проверкой. Проверкой для Диего — действительно ли он любит ее. Если он согласится подождать и устроить для нее настоящую свадьбу, а главное, помириться с ее отцом до свадьбы, значит. Тори не ошиблась в своем женихе. Тогда она будет уверена, что Диего действительно готов на все ради нее, и с чистой совестью сможет стать его женой.

Тори расправила складки своего бледно-желтого шелкового платья и поправила ожерелье. Она собиралась венчаться в этом платье, а на голове вместо привычной соломенной шляпы от солнца должна была быть фата, в которой когда-то шла под венец мать Диего. Но теперь все будет иначе.

Решительно вскинув голову, Тори побежала было к дому, но тут ее внимание привлек какой-то шум за спиной. Тори испуганно обернулась, но тут же успокоилась, увидев высокую фигуру в сутане, появившуюся из-за кустов.

— Добрый день, святой отец, — проговорила она. — Не ожидала, что вы появитесь так рано. Надеюсь, это не мой жених прислал вас за мной? Я Тори Мередит, та самая…

Священник шагнул ей навстречу, вытянув руки, словно собираясь благословить. Но вместо этого одна рука священника вдруг зажала ей рот, а другая, обхватив за талию, поволокла в заросли кустарника.

Глава 4

Итан уже почти затащил Тори в кустарник, прочь от посторонних глаз, как вдруг зубы девушки так сильно впились в его ладонь, что Итан поневоле отдернул руку. Но Тори отбивалась слишком сильно и к тому же, судя по всему, готова была завизжать, так что Итану ничего не оставалось, как снова зажать ей рот, на этот раз плотнее, чтобы она не могла снова укусить его.

— Спокойно! Я здесь, чтобы спасти вас. Меня послал ваш отец. Мы должны бежать отсюда!

Тори почти не слышала его слов и еще меньше понимала. Рука незнакомца зажимала ей рот и нос так, что трудно было дышать. Тори извивалась, как сумасшедшая, пинала своего похитителя ногами, но ничто не могло ослабить его железной хватки. Перед глазами ее плыли цветные круги, ясный солнечный день вдруг показался ночью. Тори охватил леденящий ужас. А вдруг она стала жертвой маньяка?

Итан никогда не страдал излишней сентиментальностью, и ему было, в сущности, все равно, что там думает или чувствует эта девица. Единственной его заботой было пробраться на плантацию так, чтобы никто ничего не заподозрил, и улизнуть с ней, не вызвав погони. Ему некогда было думать о том, что это существо, которое сейчас готово выцарапать ему глаза и поднять такой крик, который наверняка привлечет вооруженных охранников, — живой человек, способный мыслить и чувствовать. Во всяком случае, он не мог себе позволить остановиться и объяснить своей пленнице, в чем дело. И так уже все это заняло слишком много времени. В любой момент здесь мог оказаться кто-нибудь, привлеченный звуками борьбы, — и тогда все погибло. Все так же зажимая рот Тори одной рукой, а второй держа за талию, Итан потащил ее сквозь колючие кусты, а затем по каменистой земле, стараясь все-таки не слишком травмировать девушку — он обещал Мередиту привезти ее в целости и сохранности.

Дотащив Тори до места, где была спрятана лошадь, Итан задержался лишь на секунду, чтобы сбросить сутану. Он успел заметить, что глаза пленницы, и без того круглые от ужаса, округлились еще больше, когда она заметила у него на боку револьвер. Чтобы снять шейный платок, Итану понадобилось отнять руку от ее рта, но девушка была слишком измучена даже для того, чтобы закричать. Тори просто стояла, жадно глотая воздух, у Итана же не было времени, чтобы ее жалеть. Он закрыл рот девушки своим платком.

— Если бы вы не вели себя по-идиотски, — проворчал он, завязывая платок на ее затылке тугим узлом, — мне не пришлось бы этого делать. Но мне некогда сейчас с вами церемониться.

Подняв ее, словно пушинку, не обращая внимания на сопротивление, Итан понес ее к лошади. Для надежности не мешало бы связать ей также руки и ноги, но у Итана не было на это времени. Тори не была тяжелой, но она словно вся состояла из острых углов, локтей и коленок, и Итану было не так-то легко с ней справляться. Перекинув девушку через седло лицом вниз и не давая ей вырваться, Итан сел впереди нее и пришпорил лошадь. Огромный мустанг сразу же набрал приличную скорость. Теперь девушка уже не пыталась освободиться — падение с лошади на всем скаку не предвещало ничего хорошего. Пальцы Тори мертвой хваткой вцепились в шкуру мустанга.

Тори уже не видела перед собой ничего, кроме пыли, летящей из-под копыт, и не ощущала ничего, кроме потной спины мустанга. В какое-то мгновение ей захотелось спрыгнуть, но остатки здравого смысла удержали ее от этого сумасшедшего поступка. Было неизвестно, что ее ожидает, но вряд ли что-то еще худшее, чем смерть под копытами.

Тори не знала, сколько времени продолжалось это изнуряющее путешествие. Пыль душила и слепила ее, бешеная скачка лошади отдавалась, казалось, во всем теле, пальцы вцепившиеся в шерсть, онемели. Она не думала о том, кто этот человек, похитивший ее, и для чего он это сделал. Все ее мысли были заняты только тем, чтобы не свалиться с лошади.

Наконец бег лошади стал замедляться. До слуха Тори донеслось ржание другой лошади. Приподнявшись, Тори сумела разглядеть какой-то водоем, рядом с которым ожидала лошадь без всадника. Они остановились, и ее похититель спешился.

Тори была настолько измучена, что почти упала на руки незнакомца, когда он помогал ей слезть с лошади. Он развязал платок, стягивавший ее рот.

— Садитесь, — произнес мужчина. — Это ваша лошадь. Сжав кулак, Тори неожиданно ударила незнакомца.

Удар был настолько силен, что тот покачнулся, а Тори бросилась бежать.

Но не пробежала она и пары шагов, как рука незнакомца перехватила ее запястье, и уже через секунду обе руки Тори оказались заломленными за спину, а ноги крепко прижатыми ногой ее похитителя.

— Ну, ударь меня еще раз, маленькая волчица! — Незнакомец смотрел Тори прямо в лицо; глаза его горели.

Собрав все силы, Тори дернулась еще раз.

— Отпусти свои вонючие лапы, идиот!

— И это твоя благодарность за то, что я тебя спас?

— Спас? Да ты похитил меня! Ты обращался со мной хуже, чем со скотиной! За такое тебя мало повесить! Не думай, что я буду умолять о свободе! Делай со мной что хочешь, но знай: я буду визжать, кусаться, а если смогу, убыо тебя!

— Да помолчи хоть минуту, ради Бога! — Он резко встряхнул ее, словно пытаясь остановить начинавшуюся истерику, и на минуту она действительно замолчала. — Я же сказал, что не трону тебя. Меня послал твой отец, я работаю на него.

Тори, уже готовая было снова завизжать или выдать очередную порцию ругательств, вдруг замерла.

— Мой отец?

Итан медленно отпустил ее ноги, а затем и руки.

— Ты не ослышалась.

Тори медленно потирала болевшие запястья, пристально, с недоверием разглядывая своего похитителя — впервые она имела возможность внимательно его рассмотреть. Мужчина был явно американцем. Видимо, не глуп, если сумел, переодевшись священником, пробраться мимо охранников Диего. Конечно, если он действительно работает у ее отца, в этом нет ничего удивительного — отец всегда нанимал только лучших. Но Тори готова была поклясться, что никогда не видела его раньше — она знала всех мужчин не только на отцовском ранчо, но и на много миль вокруг.

7
{"b":"4738","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Комбат Империи зла
Доказательство жизни после смерти
Assassin’s Creed. Последние потомки
Марта и фантастический дирижабль
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
Забытые
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Катарсис. Старый Мамонт
Станция «Эвердил»