ЛитМир - Электронная Библиотека

Он откинулся на стуле и насмешливо смотрел на Лорел.

— Вряд ли стоит доверять женщине, которая меньше чем за неделю готова увеличить свой долг с пятидесяти до пятисот долларов. Ваши принципы оказались дороже, не так ли?

Лорел вспылила. Ее лицо посуровело и покраснело от гнева.

— Оскорбления дешево стоят, сэр. Если вам больше нечего мне предложить…

Лорел поднялась, собираясь уйти.

Сет жестом остановил ее. Глаза его блестели от удовольствия. Лорел выдержала его взгляд. «Пусть радуется, если ему приятно мое унижение, пусть смеется надо мной, только бы не отказал».

— Я готов это обсудить, — сказал Сет, — но деньги большие, и я хотел бы кое-что выяснить.

Сердце Лорел встрепенулось от внезапной надежды.

— Разумеется. Я отвечу на все ваши вопросы, — сказала она, стараясь скрыть волнение.

Сет сунул руку в карман. Но вместо свертка с деньгами достал сигару.

— Для чего вам понадобились деньги?

— Видимо, дядя наделал большие долги перед смертью. Я о них ничего не знала. В свое время он заложил дом, через тридцать дней истекает срок выкупа. Сумма — пятьсот долларов.

Сет вспомнил, как познакомился с Лорел, когда она пришла в публичный дом требовать у мисс Элси сто долларов, и на него нахлынула ярость. Лорел рождена не для такой жизни. Что подумал бы Огастес Синклер, узнай он, в каком положении оказалась его дочь? Ей приходится просить денег у шлюхи и договариваться с бандитом. Что сказал бы полковник Айк?

Но Сет тут ни при чем. Это не его проблемы.

Он поглаживал пальцами незажженную сигару, не зная, можно ли закурить. Ведь в зале находились дамы. Это он усвоил из уроков полковника, когда тот обучал его хорошим манерам, правильной речи и каллиграфическому почерку. Сету вдруг пришло в голову, что полковник был единственным настоящим джентльменом, которого он знал. Сет сомневался, насколько разумно в нынешней ситуации полагаться на интуицию. А как поступил бы на его месте полковник?

Наверняка достал бы из кармана деньги и молча протянул Лорел.

— Полагаю, вы предложите мне в качестве залога ваш дом, — сказал наконец Сет.

Лорел побледнела. Как она могла забыть о залоге? Уж кто-кто, а она хорошо знала значение этого слова. Если она не сможет в срок выплатить долг, кредитор отберет дом. Лорел была едва знакома с Сетом. Все, что было о нем известно, говорило не в его пользу. Как можно рисковать?

Лорел поспешно ответила:

— Нет, я не могу, не имею права. Дом принадлежит тете Софи.

— Что же в таком случае вы можете мне предложить? — спросил Сет, постукивая кончиком сигары по столу.

— Чайнатри. Я могу предложить Чайнатри, — не раздумывая ответила Лорел.

Сет напрягся, но тут же равнодушно сказал:

— Не знал, что плантация продается.

— Она не продается, — резко возразила Лорел, сжав под столом кулаки. — Я предлагаю Чайнатри в качестве залога.

На губах Сета заиграла улыбка.

— В данном случае это почти одно и то же. Но зачем мне разрушенное кладбище, поросшее сорняками? У вас нет чего-нибудь более ценного?

Лорел вдруг успокоилась.

— Есть, — тихо произнесла она. — Есть, и очень ценное.

Сет вскинул бровь.

— Что именно? — Он потянулся за чашкой, потом нахмурился и пробормотал: — Как вы можете пить эту гадость? Вам не кажется, что его надо подогреть?

Лорел вздохнула:

— Как насчет вашего членства в жокей-клубе и приглашений на любые городские торжества? На некоторые не может попасть сам губернатор штата. Я предлагаю вам достойное положение в обществе, достойное положение в городе.

Сет с любопытством посмотрел на нее, забыв о том, что собирался позвать официанта.

— Даже не знаю, какой вопрос прежде задать: почему или каким образом? Если честно, очень хотелось бы получить ответ на оба.

Лорел посмотрела Сету в глаза:

— По-моему, это очевидно. У вас есть деньги. Мне они нужны. Каким образом? Очень просто… — Голос ее звучал совершенно спокойно, когда она решительно заявила: — Вы женитесь на мне.

Сет долго молча смотрел на нее. Не подмигивал, не улыбался, не менялся в лице. Лорел даже не перевела дух, у нее не было сил. Она опасалась, что Сет рассмеется ей в глаза. Она не перенесла бы этого. Но куда хуже было его окаменевшее лицо и наступившее молчание. Тяжелый взгляд Сета лишал ее мужества. Лорел ощущала исходящую от него силу. Что она натворила! Как можно было рассчитывать, что это сработает? Безумная затея! Ведь на самом деле она ничего подобного не собиралась делать.

Сет наконец нарушил молчание:

— Вы готовы выйти за меня замуж? Лорел кивнула.

— Не сомневаюсь, многие мужчины и женщины вступают в брак и по менее весомым причинам. У вас есть нечто очень нужное мне; у меня — кое-что интересующее вас. Думаю, мы станем идеальными партнерами.

Лицо Сета все еще оставалось неподвижным, но голос звучал слишком вежливо, чтобы не скрывать насмешку.

— Помнится, когда последний раз мы обсуждали эту тему, — заметил он, — вы, кажется, говорили, что больше никогда не выйдете замуж.

Лорел возразила:

— В прошлый раз не было угрозы остаться без крыши над головой.

Сет посмотрел на кончик сигары, которую вертел между пальцами. Его равнодушный тон казался наигранным.

— Вы пожертвуете жизнью за жалкие пятьсот долларов?

— Без этих пятисот долларов у меня не будет никакой жизни, и вы это знаете! К тому же, — добавила Лорел, — вы дадите мне больше.

Сет посмотрел ей в глаза.

— Оставшиеся две тысячи? Лорел судорожно сглотнула.

— Да, частично.

— Их едва ли хватит надолго, а больше у меня нет, я уже говорил. Что станем делать, когда они кончатся?

— Вы достанете еще, — без колебаний ответила Лорел. — Такому, как вы, это ничего не стоит. Кроме того, это не единственная причина…

Она боялась, что Сет спросит о второй причине, а она и самой себе не могла ее объяснить, но Сет не спросил. Он смотрел на Лорел без тени насмешки. Взгляд его был холодным и неподвижным, словно трясина. У Лорел по телу побежали мурашки.

— Кажется, вы не шутите, — после затянувшейся паузы заметил Сет.

Лорел собралась ответить, но не могла произнести ни слова. За нее все сказали глаза.

Сет убрал сигару, и пальцы его вновь скользнули по бумажному свертку с деньгами. «Хватит, — подумал он. — Все зашло слишком далеко. Хоть раз в жизни надо поступить правильно. Возможно, это окажется проще всего».

Сет вынул две купюры — сумму, необходимую для оплаты счета за ужин. Затем поднялся и подошел к Лорел.

Лорел почувствовала его ладони у себя на плечах, и сердце ее учащенно забилось. Едва ли она испугалась легкого и быстрого прикосновения пальцев Сета. Просто начинала осознавать, какой невероятный поступок только что совершила. Быть может, Лорел насторожило холодное выражение лица этого человека. На выходе Сет предложил ей руку. Лорел смутилась — ладони оказались влажными.

Когда сели в экипаж, Сет попросил возницу остановиться возле порта и больше не проронил ни слова. Лорел вдруг подумала, что Сет собирается отвезти ее домой и высадить у двери, как нашкодившую девчонку, и мучительно размышляла, как спасти свое достоинство и не дать Сету выйти из игры.

Сет помог Лорел выйти из экипажа и, крепко взяв ее под локоть, повел в сторону сквера на берегу. Сет шел неторопливо, но его мускулы были напряжены. Лорел чувствовала, как его пальцы сжимают ее руку, и ей было приятно. От него исходила грубая мужская сила, и Лорел не могла не признаться себе, что ей это нравится.

В этот вечер они не были единственными, кто решил прогуляться. Еще не совсем стемнело, но на город уже спустились сумерки. Залив казался шелковой шалью темно-синего цвета, наброшенной на землю. Он шевелился на ветру, точно живой. Свежий соленый бриз прогнал зной ушедшего дня. Изредка издалека доносились стук колес и громкий смех.

Сет остановился и закурил сигару. Ветер мгновенно унес резкий запах сигарного дыма. Когда Сет заговорил, Лорел почувствовала облегчение.

29
{"b":"4739","o":1}