ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорел посмотрела на Сета, их взгляды встретились.

— Наверняка они ничего не стоят, — произнес Сет с недоверием.

— Нет, автор письма так не считает. На самом деле… — Кэролайн замолчала, прижав ладони к щекам. — Мне так стыдно! Я не должна была читать письмо. Поверенный вашей семьи хочет связаться с вами как можно скорее. Надо послать телеграмму… — И снова щеки Кэролайн покраснели. — Вы сердитесь на меня? Вы меня ненавидите?

— Ненавижу? Вас? — рассеянно откликнулся Сет. — Ну что вы?

Кэролайн с улыбкой подошла к Сету и легонько коснулась его руки:

— Я рада за вас, за вас обоих. — Она перевела взгляд с Лорел на Сета: — Вы нашли свою семью. На вас — Божье благословение.

Она робко поцеловала его в щеку и вышла из комнаты.

Сет читал и перечитывал письмо. Имена родителей, трагическая история их недолгой жизни, дом на Пикет-стрит, перешедший к дяде… Дядя. Оказывается, у него есть родственники, помнившие родителей и самого Сета. Акции железнодорожных компаний. Небольшое состояние в ценных бумагах, принадлежавшее Сету.

— Сет… — тихо окликнула его Лорел.

Она стояла рядом и, сжав его руку, вместе с ним читала письмо. Она была ошеломлена не меньше Сета.

"Как тебя зовут, малыш? " — донесся голос из прошлого.

Сет снова уставился на письмо.

— Поверенный пишет, — голос Сета дрогнул, — что акции приносят солидный годовой доход.

Эти акции существовали все время, пока Сет опустошал сейфы в поездах тех компаний, чьими акциями владел. Пока грабил банки и крал лошадей. А в Чарлстон приехал лишь затем, чтобы обмануть вдову, отняв у нее наследство, и не знал, что он владеет состоянием.

— Да, — полушепотом произнесла Лорел, в ее широко открытых глазах застыл вопрос. Сет долго не решался встретиться с ней взглядом.

Он просто не в силах был переварить все сразу — слишком много на него свалилось. Теперь у него есть деньги. Они принадлежат ему по праву, и он может тратить их открыто, по собственному усмотрению. Теперь не нужно считать каждый грош и торговаться на рынке из-за вчерашней рыбы. Сет сумеет позаботиться о жене. Это проклятое золото им не понадобится.

В письме содержалось нечто куда более важное, чем состояние. Была обозначена его личность. Ему больше не придется скрываться. «Как твое имя, малыш»?

У Сета появились достойное, незапятнанное прошлое и честное имя. Он стал Сетом Тейтом. Никто не решился бы это оспорить. Будущее теперь в его руках, и он сам будет его строить.

— Железные дороги… — бормотал он. — Кто бы мог подумать, что это окажется так выгодно?

— Да, — отозвалась Лорел, не сводя с него глаз. — Кто бы мог подумать?

Сет заметил, как она напряглась, когда добавила:

— Думаю, я больше тебе не нужна.

Сет не сразу понял смысл ее слов, но заметил тревогу в ее глазах. И вдруг отчетливо понял, какого будущего желает для себя. Единственный путь к нему — избавление от прошлого.

Сет хотел обнять Лорел, сказать все те слова, которые должен был сказать давным-давно, но вместо этого тихо произнес:

— Ты нужна мне, Лорел. Нужна сейчас больше, чем когда бы то ни было.

Он подошел к окну. Но окна гостиной выходили в сад, и Сет не мог увидеть следившего за ним незнакомца. Однако он знал, что тот все еще там, он почти физически ощущал его присутствие. Неужели так будет всегда?

Продолжая смотреть в окно, Сет первым прервал наступившее молчание:

— Выйдя за меня, ты пошла на огромный риск. Ведь я мог оказаться кем угодно. Недаром твоя кузина и твой друг обеспокоились. Кто знал, какая информация будет в этом письме?

Лорел через силу улыбнулась.

— Но разве мой риск не оправдал себя? Теперь я жена наследника железнодорожных компаний. — Голос ее дрогнул.

Все еще не глядя на Лорел, Сет продолжал:

— Почему ты пошла на это, Лорел?

Она не ответила. Не смогла. Сердце билось так сильно, что стало трудно дышать. К тому же она не нашла нужных слов. Что-то было не так. Лорел читала это во взгляде Сета, он весь напрягся. Что-то изменилось, Сет словно гнал ее от себя. Лорел же отчаянно тянулась к нему, хотела помочь и… боялась его потерять.

Лучи послеполуденного солнца проникали сквозь стекло, рассеянные густыми зарослями в саду. Сет стоял неподвижно и смотрел во двор. Наконец он заговорил:

— Это не тайна, что мы вступили в брак при весьма необычных обстоятельствах. Для меня это было только игрой, которую я собирался закончить через несколько месяцев. Ты наверняка об этом догадывалась.

Сердце, казалось, сейчас выскочит из груди Лорел.

Она судорожно вцепилась в спинку дивана, чтобы не упасть. Хотела заставить его замолчать, но не могла произнести ни слова.

— Я знал, что ты понимаешь, на что идешь, что ты разумная женщина и не стала бы закрывать глаза на реальность. Но ты и представить себе не могла, чем это кончится. Я тоже. Но так случилось. Я не хочу больше вести игру. Возможно, никогда не хотел, но не отдавал себе в этом отчета. Я не хочу с тобой расставаться. До конца дней своих.

У Лорел камень с души свалился. Глаза затуманились слезами радости.

— О Сет, — прошептала она и направилась было к нему, но он мотнул головой:

— Нет, выслушай меня до конца. Ты должна узнать все. — Сет снова отвернулся к окну. — Я говорил тебе о том, кто подобрал и вырастил меня. Но главного не сказал. Ты не знаешь, зачем я сюда приехал. Это он перед смертью велел мне отправиться в Чарлстон. Он был другом твоего отца, Лорел, самым близким другом. Они вместе воевали.

Сет не обернулся, когда Лорел издала возглас удивления.

— Оба понимали, что война проиграна, ограбили поезд, который вез казенные деньги, и скрылись. Там было золота на несколько сот тысяч долларов. Вскоре им пришлось расстаться. Так случилось, что золото осталось у твоего отца. Он закопал его в Чайнатри, но вернуться туда ему не пришлось. Видимо, он считал, что полковник погиб, и не сообщил ему, где спрятано золото. Полковник сбежал на Запад, а перед смертью велел мне отправиться сюда.

Сет умолк. У Лорел закружилась голова, она задыхалась.

— Мой отец, герой войны, не был вором. Он не мог… просто не мог совершить того, о чем ты говоришь.

Сет наконец повернулся к Лорел. Лучи заходящего солнца упали ему на лицо, выражавшее глубокую печаль. В то же время, рассказав Лорел правду, он испытал облегчение.

— Я и сам не очень верил в эту историю, пока не приехал сюда. Сейчас я понял, что полковник сказал правду. В этом я убедился, когда прочел предсмертное письмо твоего отца. Золото действительно спрятано в Чайнатри. Подобраться к нему я мог, лишь сблизившись с тобой.

— Значит, ты женился на мне ради денег? — Лорел была близка к истерике.

Сет не возражал.

— Я счел это честной сделкой.

Лорел тряхнула головой и отвернулась от Сета.

— Нет-нет! Мой отец не был вором. Этот… этот твой полковник лгал, и ты лжешь! Нет никакого золота! Неужели ты думаешь, что отец, обладая таким богатством, допустил бы, чтобы мы жили впроголодь и носили залатанную одежду? Неужели не рассказал бы нам об этом золоте?

— Но он вам рассказал, — перебил ее Сет. — В своем последнем письме написал твоей матери, что оно лежит под скамейкой, где они впервые поцеловались. Помнишь? Если бы твоя мать имела возможность заняться поисками, золото нашли бы, раскопав могилу, и все сложилось бы иначе.

— Ты лжешь, Сет Тейт, — хриплым от волнения голосом твердила Лорел. — И полковник твой лгал. Иначе быть не может!

— Я говорил тебе о нем, когда мы впервые встретились. Это из-за него я приехал в Чарлстон, он знал твоего отца.

Голос Сета оставался спокойным, что придавало убедительность каждому его слову.

— Мой отец ни за что не связался бы с вором! Ни за что! — Лорел говорила уже не так уверенно.

— Но это произошло, Лорел. Они забрали золото. Твой отец спрятал его в Чайнатри.

— Нет! — Лорел заткнула уши. — Я не желаю слушать эту мерзость!

— Твой отец, Огастес Синклер, закопал золото в Чайнатри, — повторил Сет. — Я точно это знаю, Лорел, поверь мне.

42
{"b":"4739","o":1}