ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда нам с вами не о чем говорить, — бросила Лорел.

Кэссиди улыбнулся:

— Я понимаю ваши чувства, мэм. Лично я ничего не имею против Пича Брейди. Должен заметить, что в человеке, сумевшем завоевать любовь такой женщины, наверняка немало достоинств.

Лорел пристально посмотрела на него.

— Откровенно говоря, — продолжал Кэссиди, — я всегда считал, что главный виновник всех преступлений — его напарник, полковник Айк. Возможно, после смерти полковника, все, что хотел Брейди, — это уехать на восток и начать новую жизнь. Кажется, он уже был на пути к ней. — Кэссиди покачал головой: — Все это очень печально.

— Так зачем же вы поехали следом за ними? — спросила Лорел.

— Вы имеете в виду тех двоих? — Он махнул рукой в сторону, куда уехали Питер и Хендерсон. — Ну, это просто удачное совпадение. — Он улыбнулся. — Меня не интересуют преступления Пича Брейди, не мое это дело. Все эти годы я выслеживал полковника Айка и украденное из казны золото.

Сердце Лорел отсчитывало тяжелые, медленные удары. Она старалась держать себя в руках, но Кэссиди, видимо, заметил ее волнение.

— Он наверняка рассказал вам о золоте, не так ли? Вот я и решил, мэм, допросить Пича Брейди, узнать, где оно спрятано. Затем и приехал сюда. Уже стемнело. Если вы готовы, я охотно вернусь в город вместе с вами.

Лорел не двигалась с места. Она стояла, сжав поводья, охваченная отчаянием.

— Что будет с моим мужем, мистер Кэссиди?

— Его увезут отсюда. В Южной Каролине он не совершал преступлений, и судить его здесь нельзя.

— А что дальше? — спросила Лорел глухим голосом. Кэссиди опустил глаза.

— Правосудие там суровое и скорое. Некоторые преступления Брейди связаны с федеральными правонарушениями.

— Вы хотите сказать, что его повесят? Немного помедлив, Кэссиди ответил:

— Разумеется, я охотно замолвлю за него словечко, если он согласится мне помочь. Для тех, на кого я работаю, гораздо важнее найти это золото, чем повесить какого-то там бандита.

— А на кого вы работаете? — вне себя от ужаса спросила Лорел.

— Государственное казначейство Соединенных Штатов, мэм, — ответил Кэссиди. — Говорят, они правая рука юстиции. Возможно, он не знает, где золото, — сказал Кэссиди, направляясь к своей лошади. — Тогда я ничего не смогу для него сделать.

— Стойте! — крикнула Лорел. — А если бы вы получили не только информацию, но и само золото? Что бы вы смогли сделать для моего мужа?

Кэссиди, прищурившись, посмотрел на Лорел:

— Мэм, вы понимаете, о чем говорите? Лорел выдержала его пристальный взгляд.

— Ответьте на мой вопрос.

Кэссиди погрузился в размышления. Лорел показалось, что прошла целая вечность.

— Иногда приходится поступаться принципами, — сказал наконец сыщик. — Мы получим золото, а Брейди — свободу.

Лорел подошла к сваленным в кучу инструментам, брошенным Сетом, взяла лопату. Затем пошла через двор к суковатому раскидистому дубу, обошла его с восточной стороны и отступила на три шага от ствола. Кэссиди следовал за ней. Лорел протянула ему лопату.

— Копайте, мистер Кэссиди, — сказала она.

— Нет, миссис Тейт, или миссис Брейди, — как вам будет угодно. — Вы копайте. — С этими словами Кэссиди извлек из кармана пиджака пистолет.

Глава 16

Городская тюрьма помещалась в большом четырехугольном мрачном здании на углу Брод-стрит и Митинг-стрит, там же, где управление полиции. Около тридцати заключенных находились там в эту ночь. В основном — пьяницы, избивающие жен. Появление Сета вызвало среди заключенных некоторое оживление.

Его поместили в камеру, где было шесть человек. Двое храпели после попойки. Остальные поглядывали на Сета, кто с подозрением, кто с восхищением. Один из них, тоший, как палка, беззубый тип неопределенного возраста, ухмыляясь, уставился на Сета.

— Дай-ка я тебя рассмотрю, — произнес он тонким, пронзительным голосом. — Как ты сюда угодил, красавчик? Богатенький небось. Поглядите на него, братцы. А ты никак влип?

— Вроде того.

Лечь было негде, даже на полу. Сет стоял возле железной двери, борясь с желанием вцепиться в решетку.

— О ком это вы говорите? — Крупный мужчина в грязной рубахе и мешковатых брюках сердито огляделся по сторонам.

— Ты что, ослеп? У нас новенький. Наверняка не задержится здесь.

Сет попытался представить, что сказал бы в подобной ситуации полковник. Сет всегда понимал, чего заслуживает за свои поступки, но не верил, что угодит за решетку. Здесь пахло потом и грязной одеждой. И еще безнадежностью. Тень страха ползла по стенам, будто сонная черная муха. Такое Сету никогда не приходило в голову.

Тихая и опрятная жизнь с Лорел отодвинулась куда-то далеко и казалась несбывшейся реальностью, к которой Сет всегда стремился. Дом на Лэмбол-стрит, серебряные приборы и старый фарфор в буфете. Выцветшие обои, потертые циновки и воспоминания нескольких поколений… дом. Ничто там не принадлежало ему полностью.

— Слушай! — Костлявый осмелел и подошел к Сету поближе, вытянув шею и обдавая дурным запахом изо рта. Однако в лице его не было враждебности, скорее, любопытство, смешанное с сочувствием. — Ну и что они собираются с тобой сделать, парень?

Сет выглянул из-за решетки в пустой коридор, где прохаживался охранник.

— Повесить. Что же еще?

О таком конце Сет никогда не задумывался, а должен был бы. В камере воцарилась тишина. Ее нарушил мужчина в грязной рубахе, плотного телосложения.

— Ты совершил тяжкое преступление?

Сет уставился на противоположную стену, исцарапанную и заляпанную грязью. Какое ужасное место! Пожалуй, хуже средневековой темницы.

— Нет, — негромко ответил Сет после паузы. — Ничего такого не припомню. Сержант! — крикнул вдруг Сет.

Охранник обернулся, сделал несколько шагов и в десяти футах от решетки остановился, подозрительно глядя на Сета.

— Что вы хотите?

— Перо и бумагу, — ответил— он, — и кого-нибудь, кто может быть свидетелем. Хочу написать завещание.

Охранник прищурился:

— А не ты ли тот парень, которого разыскивают в другом штате? Что может завещать матерый разбойник?

— У меня нет ничего, — устало ответил Сет, вцепившись в железные прутья решетки. — Но есть у Сета Тейта. Спросите у начальника. Я имею право написать завещание. И хочу сделать это здесь, в Чарлстоне. Прежде… прежде чем меня этапируют на Запад.

— Хорошо, я спрошу, — неуверенно произнес охранник. — Но это вряд ли входит в мои обязанности…

Он вдруг умолк, увидев, что решетка задрожала. Сет тоже это почувствовал и тут увидел, что закачались привинченные к стенам кровати, задрожал пол, железные прутья скрипели и ломались. Неожиданный сильный толчок отбросил Сета в сторону, но ему удалось сохранить равновесие. Сержант рухнул навзничь и лежал, будто прижатый к полу невидимой рукой. Он выронил ружье, которое сначала откатилось к двери камеры, а потом отлетело обратно. Раздавались крики, слышался скрежет металла. Вдалеке что-то грохотало. Сет обернулся. Его сокамерники попадали на пол. Сет попытался выбраться из-за решетки, но пол проваливался под ногами. Вопли не умолкали. Сет заслонил лицо рукой, когда увидел огромную трещину на стене перед собой. Сверху сыпались штукатурка и камни.

* * *

Твердую сухую землю было тяжело копать. У Лорел болели руки и спина, но она не останавливалась. И не потому, что Кэссиди наставил на нее пистолет. Она решила, выбрав подходящий момент, опустить лопату, а потом развернуться и ударить Кэссиди в грудь, а если повезет — по голове.

Лорел откинула с лица выбившиеся пряди волос и обтерла пот рукавом, оставив на лбу грязную полосу.

— Вы солгали, — сказала она. — Вы не из агентства Пинкертона. Я должна была догадаться. И догадалась бы, если бы не думала совсем о другом. Агенту Пинкертона ничего не известно о золоте так же, как и правительству. О нем знали только мой отец, полковник Айк и те, кому они доверяли.

47
{"b":"4739","o":1}