ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэссиди криво усмехнулся:

— Вы забыли упомянуть того, у кого они украли золото. В ту ночь я был на дежурстве в охране. Я никогда не прекращал поисков. Я был всего лишь рядовым и, несмотря на военное время, несмотря на то что в поезде не осталось ни одного живого человека, испытывал стыд, что меня одолели двое конфедератов, и не доложил о случившемся. Я чувствовал себя виноватым. — В голосе его прозвучала горечь. — Они угрожали мне оружием, а я перепугался как идиот и все отдал. Мне было восемнадцать. Я дезертировал и поклялся себе убить их. С тех пор я преследую человека по имени полковник Айк, исковеркавшего мою жизнь. — Его взгляд, будто вернувшийся издалека, остановился на Лорел. — Это золото принадлежит не Пичу Брейди, не вам, а мне. Только мне. Я ищу его всю жизнь. — Он криво усмехнулся. — Но это правда, что я детектив. Мне нужно было на что-то жить, гоняясь за мечтой. Пинкертон помог совместить и то и другое. Копайте, копайте…

— Темно. Ничего не видно.

Шел уже десятый час, тени сгустились. Кэссиди встревожился.

— Видеть не обязательно. Копайте! — приказал он.

— Здесь ничего нет. Наверное, я ошиблась.

— У вас было больше уверенности, когда вы надеялись вызволить своего ненаглядного из-за решетки.

Лорел поняла — это шанс.

— Здесь нет никакого золота! — всхлипнула она. — И никогда не было. Все это ложь, грязная, мерзкая ложь… — Она взмахнула лопатой, будто намереваясь вонзить ее в землю, и когда замахнулась на Кэссиди, на лице его появилась растерянность. В ту же секунду он выстрелил.

Лорел упала и в следующий миг услышала страшный грохот и раскатистый гул. Деревья пригнулись к земле. Потом Лорел поняла, что не ранена, потому что Кэссиди лежал рядом. Она попыталась подняться, но не смогла. Земля уходила из-под ног.

Мир словно обезумел. Лорел ухватилась за ствол дуба и встала на колени. Тут она услышала испуганное ржание лошади. Кэссиди поднялся, размахивая руками, стараясь сохранить равновесие. Лорел видела собственными глазами, как земля вздувается и бугрится под ним. Она закричала и крепко прижалась к спасительному дереву. Трещина ползла подобно гигантской змее, разрезая пробудившуюся твердь. Кэссиди долго смотрел как зачарованный. А когда бросился бежать, было уже слишком поздно. Земля разверзлась и поглотила его. Потом выровнялась, словно ничего и не было. Осталась только трещина.

Лорел слышала собственный вопль. Она кричала и кричала, пока совсем не охрипла и из горла вылетали лишь тихие вздохи. Дерево, к которому прислонилась Лорел, закачалось, оттолкнув ее от себя и наклоняясь все ниже и ниже. Она отскочила от дуба в самый последний момент и бросилась бежать. Двухсотлетний дуб, вырывая из земли корни, рухнул с оглушительным треском на землю. Лорел упала ничком и стала молиться.

Сколько это продолжалось? Минуту? Час? Целую вечность? Когда все наконец стихло. Лорел открыла глаза. Даже мрак не смог скрыть разрушений. Кэссиди был заживо погребен вместе с золотом. Шрамы и рытвины избороздили землю, деревья были выкорчеваны с корнями, лошади…

Лорел медленно поднялась и огляделась, пытаясь сориентироваться в темноте. Надо было как-то добраться домой. Уехать куда-нибудь в безопасное место, подальше отсюда…

Лорел побрела, находя дорогу на ощупь, дрожа от страха при мысли, что и ее, как и Кэссиди, поглотит земля. Это Судный день, думала Лорел, Судный день для каждого из них. Как жаль, что она не доверилась Сету, не осталась с ним.

Лорел продиралась сквозь аллею, заваленную искореженными стволами. Ей приходилось перелезать через груды ветвей, обдирая лицо и руки, или обходить завалы за десятки футов. Казалось, этому не будет конца. Так ей ни за что не добраться до города. Темно, все приметы исчезли. Но она должна вернуться. Она обязана быть с Сетом и сказать ему…

Неожиданно Л орел услышала тихое ржание.

— Только бы… — прошептала она, замерев.

Шорох в зарослях. У Лорел упало сердце. Она закрыла глаза и облегченно вздохнула. Она пошла на звук, пока в темноте не различила силуэт своей гнедой лошади, стоявшей под деревьями.

— Хорошая моя, — шептала Лорел, хватаясь за уздечку. — Хорошая. Красавица.

Земля опять пришла в движение. Лошадь взбрыкнула и попыталась убежать, но Лорел крепко ее держала. От ужаса она не могла сдвинуться с места. Ей хотелось кричать, но не хватало дыхания. Оставалось только одно — готовиться к смерти.

Но все быстро закончилось. Земля снова успокоилась. Гнедая кобыла дрожала и рвалась на свободу. Поводья так туго стянули пальцы Лорел, что на них выступили капельки крови.

Лорел уткнулась лицом в пушистую гриву лошади и заплакала.

* * *

Придя в себя, Сет подумал, что он мертв и уже в аду. Он слышал стоны грешников и чувствовал запах дыма и гари. Сет ничего не видел и решил, что ослеп или вокруг темно. Когда он провел рукой по глазам, пальцы оказались мокрыми и липкими. Сет понял, что лицо его залито кровью. Отвалившийся кусок стены поранил его. Крови было много, но рана оказалась не смертельной. Сет осторожно сел, отбрасывая осколки каменных плит, пощупал руки и ноги. Закружилась голова, и он почувствовал ужасную слабость, но это скоро прошло. Постепенно глаза стали что-то различать в темноте.

Он увидел оранжевый свет, дым и столб пыли и понял, что в огне не тюрьма, а город за ее пределами, видимый сквозь дыры в стенах. Сет поднялся и стал пробираться по завалам, доходившим иногда до пояса. Вдруг он наткнулся на чье-то тело и подумал, что это мертвец, но человек издал стон и встал на колени. Это был тот самый здоровяк, с которым Сет уже разговаривал. Он был контужен. Сет помог ему встать и смотрел, как тот продирается сквозь обломки стены на улицу, где все было перевернуто, как и в жизни Сета.

Сету удалось отыскать еще троих сокамерников. Остальные либо убежали, либо были погребены под стенами. Из других частей здания доносились крики. Откуда-то издалека, будто из другого мира, доносился звон пожарного колокола. Сет в нерешительности прислонился к покосившейся кладке. Он пытался восстановить дыхание и сосредоточиться. Лорел. Надо найти Лорел, мисс Софи, Кэролайн… мир сошел с ума. Люди кричали, молили о помощи, стонали в предсмертных муках. Сет оттолкнулся от стенки, на которую опирался, и, спотыкаясь, пошел внутрь здания.

Дверь камеры едва держалась на петлях, и Сет легко открыл ее. Один конец коридора завалило так, что пройти было невозможно, зато с другой стороны в стене зиял провал, сквозь который свободно проехал бы фургон. Сет пролез через него, и ему открылся еще больший хаос.

Соседняя камера была полна тех, кому повезло гораздо меньше. Некоторых зажало под кроватями и завалило осколками, других ранило. Они колотили в решетку окна деревянными ножками от кроватей. Увидев Сета, стали громко кричать, протягивали к нему руки сквозь решетку, хватали за края одежды, когда он проходил мимо. Сет вырвался и направился дальше. Услышав сдавленный стон, пошел на звук. На полу, придавленный огромной балкой от дверного косяка, лежал мужчина. Сет опустился рядом с ним на колени.

Это оказался начальник полиции Хендерсон. Его побледневшее лицо было искажено болью. Он узнал Сета.

— В кармане, — шептал он, — ключи от камер. Возьми.

Сет бросился оттаскивать бревно, прижавшее Хендерсона к полу.

— Нет! — Хендерсон схватил его за руку. — Слушай меня, здание может обрушиться в любую минуту. Заключенные в ловушке. Возьми эти чертовы ключи.

Сет колебался, земля снова дрогнула под ногами. Он склонился над Хендерсоном, с потолка сыпалась штукатурка. Несущие балки угрожающе скрипели. Гул голосов затих, лишь изредка из камер доносились возгласы ужаса. Сет еще раз взглянул на Хендерсона и обыскал его карманы. Найдя ключи, пошел отпирать камеры.

Он не знал, удастся ли кому-нибудь спастись в такой панике, если будет еще один толчок и здание рухнет. Сам он, идя наперерез толпе, бросился назад, к Хендерсону.

— Ты сумасшедший. Проваливай отсюда! — захрипел тот.

48
{"b":"4739","o":1}