ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фартовый город
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Энциклопедия пыток и казней
Сантехник с пылу и с жаром
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Восемь обезьян

Сет принялся оттаскивать балку.

— Ноги! Вы можете ими двигать?

— Не будь идиотом! От следующего толчка здание рухнет! Беги, пока не поздно!

Сет напрягся и приподнял балку. Хендерсон попытался высвободиться, Сет был уже на пределе.

— Скорее. Я больше не могу… — Сет еще напрягся. Казалось, голова сейчас расколется.

— Все!

Сет выпустил балку.

Хендерсон с трудом поднялся и прижался к стене рядом с Сетом. Оба тяжело дышали. Наконец Хендерсон поднял голову и посмотрел Сету в глаза:

— Пошли отсюда!

* * *

Лорел проснулась от громкого сердитого цоканья. Она подумала, что, должно быть, умерла и попала в рай, населенный говорливыми белочками. Она медленно открыла глаза и осмотрелась. На поваленном дереве, лежавшем под углом к двум другим, стайка белочек громко выражала возмущение случившимся. Лорел осторожно села, каждая косточка в теле ныла. Наверное, весь мир перевернулся. И она чудом спаслась.

Воспоминания о прошедшей ночи казались кошмаром. Она решила идти пешком, ведя за собой кобылу. Лорел боялась, что лошадь вместе с ней провалится в яму или сломает ногу и придется бросить ее одну умирать. Было очень темно и пугающе тихо, лишь изредка земля вздрагивала, бросая Лорел навзничь и посыпая ветками и песком. Она сбилась с дороги. Наконец ей удалось вспомнить, что после сильного толчка она закрыла голову руками, сжалась в комок и решила, что больше не двинется с места. Так она и проспала до утра.

Лорел мучила жажда, все тело ныло, голова кружилась, но она осталась жива. Она услышала звон бубенчика и увидела свою лошадь, которая мирно пощипывала траву. Дорога, заваленная обломками деревьев, потрескавшаяся, развороченная, находилась всего в сотне футов.

Надо возвращаться в Чарлстон. В это тихое ясное утро трудно было поверить в случившееся. Птицы заново вили гнезда, белки искали пропитание. Но выстоял ли город? Постигло ли и его это страшное бедствие? Что стало с Кэролайн и Софи? Где Сет? Не случилось ли с ним беды?

Скорее бы добраться до Чарлстона.

Лорел поймала лошадь и, взяв ее под уздцы, дошла до дороги. Преодолев боль в теле, села в седло и, натянув поводья, повела кобылу осторожным шагом.

— Идем, девочка. Мы едем домой… Если только наш дом уцелел.

Глава 17

Утро было на исходе, когда Лорел добралась до городских окраин. Пронесшееся бедствие и здесь оставило свои следы. Лорел ехала мимо разрушенных зданий. Многие семьи расположились возле домов со всеми пожитками. Отовсюду неслись вопли отчаяния. Вслед за горем и смертью пришли их верные спутники — болезни и разруха. Лорел продиралась верхом на усталой лошади среди развалин, вспоминая с леденящим ужасом строки из Библии. Она думала о напастях, преследовавших Чарлстон: сначала война, в 1885-м — ураган, теперь еще и землетрясение.

Дважды она останавливалась, чтобы утолить жажду и напоить лошадь. Во второй раз владелец дома, у которого она остановилась, накормил ее кобылу, потом предложил Лорел подкрепиться кукурузным хлебом и ветчиной.

Когда Лорел, смутившись, отказалась, он сказал:

— В такое время надо делиться с ближним. Только так можно все это пережить.

Лорел моментально проглотила хлеб и ветчину. Почти сутки она ничего не ела. Мужчина улыбнулся ей и на прощание посоветовал не торопиться, что бы ни ждало впереди.

Когда Лорел спросила, как обстоят дела в окрестностях Брод-стрит и Митинг-стрит, старик покачал головой:

— Ничего не знаю. Новости доходят медленно. Говорят, везде плохо. Мы теперь спим на улице. Все боятся новых толчков.

— Молю Бога, чтобы это не повторилось, — сказала Лорел. — Уверена, все худшее позади.

— Одному Богу это известно. Но что бы ни случилось, мы выстоим. Чарлстон всегда умел выживать, мисс. Верно?

Лорел кивнула, села на лошадь и продолжила свой путь.

Старик был прав. Чарлстон всегда выживал, но какой ценой? Что стало с теми, кто так дорог ей? Каково тем, кто нуждается и ждет помощи? И Сет… Лорел многого не успела ему сказать. Сколько всего произошло со вчерашнего утра, когда Лорел проснулась в его объятиях. Она думала, что самое страшное позади, но на них обрушились новые несчастья! Лорел не теряла надежды увидеть Сета. Даже когда Кэссиди наставил на нее пистолет. Лорел подумала, что золото приносило его обладателям одни несчастья. И вот теперь у нее отняли Сета, едва ли у него были шансы спастись.

Чем дальше Лорел ехала по улицам, тем чаще ей попадались следы катастрофы — разрушенные здания, упавшие с крыш дымовые трубы, повалившиеся заборы. Лорел приходилось пробираться дворами и закоулками. Она то и дело сбивалась с дороги, пытаясь отыскать знакомую улицу, которая вывела бы ее к дому. Возле церкви лежали разбитые колонны. Усыпавшие мостовую осколки стекла сверкали и переливались под палящими лучами солнца, словно драгоценные камни. Огромный колокол лежал среди улицы, расколотый на части, на обочине валялись обломки креста.

Ниже, на Митинг-стрит, возвышалось здание Ирландского клуба. Оно уцелело, хотя мраморная облицовка обвалилась, засыпав дорогу. Это был прекрасный образец архитектурного стиля Древней Греции. Для Лорел этот дом оставался символом родного города. При виде озаренных солнцем колонн в душе Лорел шевельнулась надежда, что ее родные целы и невредимы. Церковь Святого Михаила почти не пострадала, и это укрепило ее надежду. Старик был прав — Чарлстон выстоял и сумеет восстать из пепла.

Через полквартала Лорел пришлось спешиться. Она повела лошадь за собой, протискиваясь сквозь толпу. Улицы кишели людьми. Полицейские, рабочие, пожарные, солдаты — все кричали и отдавали приказы. Ратуша и здание городского суда почти не пострадали.

Вся дрожа, Лорел быстро прошла мимо станции, полицейского участка и тюрьмы. Именно там теперь должен находиться Сет, если остался жив после землетрясения. А может быть, ему удалось бежать? Она не знала, что лучше, о чем молить Бога. Но когда увидела, в каком состоянии постройка, решила, что лучше бы он сбежал.

Гранитные блоки раскрошились, и в стенах зияли огромные провалы. Как после пушечного сражения. Не осталось ни одного стекла, крыша покосилась.

— О Боже, — прошептала Лорел, и по спине у нее побежали мурашки. — Сет… Может, кто-нибудь все-таки остался внутри?

Лорел направилась к развалинам. Охранник загородил ей дорогу:

— Извините, мэм, туда нельзя.

— Но… мой муж находился в тюрьме. Мне необходимо его увидеть.

Полицейский покачал головой:

— Здесь вы его не найдете, мэм. Заключенных перевели в другое место.

— Перевели? — В душе Лорел затеплилась надежда. — А те, кто оставался внутри, в порядке? Уцелели? Где их разместили?

Он остановил на ней печальный, сочувственный взгляд. Лицо его было перемазано грязью, глаза потускнели от усталости, волосы спутались. От него пахло потом, форма была изорвана. Однако он ни на минуту не забывал о своих обязанностях.

— Должен сообщить вам, мэм, — сказал он, — некоторые погибли. Но мы надеемся, что большинству все же удалось спастись.

Лорел побелела как полотно.

— Вам известны имена тех, кто остался в живых?

— Нет, мэм, мы не имеем об этом ни малейшего представления. Пока не имеем. Приходите через день или два.

У Лорел подогнулись колени, и она покачнулась. Охранник быстро подошел к ней, подхватил под руку.

— Вы в порядке, мэм? У вас кружится голова? Может присядете?

— Нет, — прошептала Лорел. — Нет. Через секунду она пришла в себя.

— Благодарю вас, мне уже лучше. — Она вздохнула. — А где начальник полиции? Могу я поговорить с ним?

— Он руководит спасательными работами, мэм. Я не видел его с прошлой ночи.

— Но с ним ничего не случилось?

— Нет, хотя землетрясение прошло совсем близко, — ответил он и, кашлянув, спросил: — Вам действительно не нужна помощь? Может, принести воды? Вы ужасно бледны.

— Нет, со мной все в порядке. — Лорел повернулась к лошади. — Мне надо домой. — Она внутренне содрогнулась. — Если, конечно, мой дом уцелел. Вы слышали что-нибудь о Лэмбол-стрит.

49
{"b":"4739","o":1}