1
2
3
...
51
52
53

Какое счастье! Сет жив. Сет любит ее. Вздох облегчения вырвался из груди Лорел.

— Питер! — Она поднялась. — Я должна его разыскать!

— Понимаю. Будь я в состоянии, помог бы тебе. Она быстро шла между рядами больничных кроватей.

— Мисс? Постойте, мисс!

Лорел обернулась и увидела того самого полицейского, которого встретила утром. В руках у него была пачка листов.

— Это не вы разыскивали своего мужа?

— Я. — Лорел поспешила ему навстречу. — Вы узнали что-нибудь?

— Мы только начали составлять списки погибших, — сказал он. — Пытаемся установить местонахождение заключенных. Проверяем больницы и дома, но полные списки появятся через день или два, не раньше. Заключенных было человек тридцать, нам удалось узнать судьбу едва ли половины. Вот, пожалуйста, взгляните.

Лорел уже просматривала списки. Сердце ее бешено колотилось. Без вести пропали более десяти человек. Ни Брейди, ли Тейт в этом списке не значились.

Вне себя от волнения, она продолжала просматривать списки и вдруг наткнулась на знакомое имя. Среди погибших значился… Брейди Пич.

— Власти отпустили всех заключенных, и общество должно принять это, — продолжал полицейский. — Мы не могли держать их взаперти во время землетрясения. Все камеры были открыты, и большинству удалось спастись. Разумеется, мы не в ответе за то, что они совершили, оказавшись на свободе.

Лорел выронила листы бумаги, и они посыпались на землю.

— Брейди Пич.

— Мэм! Что-то случилось? Прошу прощения, мэм. Я могу чем-то помочь?

Лорел медленно пошла прочь. Кто-то дотронулся до ее руки. Ее пытались остановить, но она вырвалась и выскочила из палатки. Она шла и шла по набережной, по разрушенным улицам. Шла не останавливаясь, куда глаза глядят.

Глава 18

Заголовок на первой полосе гласил: «Земля покачнулась. Чарлстон в опасности». Внизу стояла подпись: Питер Бартон.

На соседней странице была помещена еще одна его статья. Чуть более мелким шрифтом было напечатано: «Печально знаменитый бандит — жертва стихии».

"Пич Брейди, известный бандит с Запада, был обнаружен полицией в четверг и перевезен в городскую тюрьму для передачи властям штата Вайоминг. Этого преступника там давно разыскивали за дерзкие ограбления банков, поездов и случаи конокрадства. Когда около четверти десятого вечера произошел первый подземный толчок, стены старой тюрьмы стали рушиться, часть здания обвалилась. Многие заключенные сумели бежать, среди них был и Брейди. Однако его неожиданная свобода оказалась очень недолгой. Позже подтвердились слухи о том, что Брейди был придавлен упавшей стеной на Митинг-стрит. Его погребли в общей могиле на окраине города. На момент землетрясения в тюрьме содержалось более тридцати преступников. Трое погибли, придавленные каменными глыбами. Вместе с Пичем Брейди жертвами стихии стали четверо.

В сумерках Лорел сидела на веранде. На коленях у нее лежала раскрытая газета. Света не хватало, чтобы читать дальше, но ей было все равно.

Со дня землетрясения прошла целая неделя, однако газеты вышли только сегодня. Для большинства жителей рассказ Питера будет первой новостью о трагических событиях, потрясших весь город.

Жизнь постепенно входила в колею. Тетя Софи наняла парней, которые расчистили завалы во дворе, поставили опоры, и дом снова стал пригодным для жилья, если не считать, что крыша текла и во время ливня залило гостиную, а в окнах вместо стекол была промасленная бумага. Все это предстояло отремонтировать.

Лорел, однако, не чувствовала себя как дома. Она и не была у себя.

Кэролайн и Софи больше в ней не нуждались, возможно, не нуждались и прежде. Прошлая неделя показала, что в случае необходимости они могли сами за себя постоять. Кэролайн сутками оставалась в госпитале. Софи собирала пожертвования для тех, кто оказался без крова, одежды и пищи. Она позаботилась о том, чтобы починить крышу, после чего можно было спокойно жить в доме. Лорел ничего не делала. Целыми днями сидела в кресле-качалке, предаваясь воспоминаниям.

Перед ее мысленным взором вставала Чайнатри за день до землетрясения, поглотившего плантацию. Сет почти все расчистил. Уже можно было себе представить, как много лет назад выглядел сад… Еще она вспомнила, как однажды Сет говорил, ч го отстроил бы плантацию заново и разводил бы там лошадей. Тогда Лорел лишь посмеялась над ним. А теперь поняла, что у них был шанс начать все сначала. Они могли восстановить Чайнатри и жить там долго и счастливо. Но она боялась отказаться от прошлого и не верила в будущее! Не верила, пока оно не прошло мимо, так и не наступив.

— Лорел, дорогая! — В дверях стояла Софи. — Тебе надо немного поесть.

— Спасибо, тетя. Я не голодна, — тихо ответила Лорел.

— Но ты ничего не ела, а сидишь здесь уже несколько часов. — Встревоженная, Софи прошла на веранду. — Мистер Сет не одобрил бы твоего поведения.

Лорел с трудом сдержала улыбку.

— Это верно. г

Она понимала, что тетя права. Глупо мечтать о том, что могло бы быть. Нельзя жить в сослагательном наклонении. Но ни на что другое у Лорел не осталось сил. Еще очень долго она не сможет стать прежней.

Стук колес по мостовой заставил женщин обернуться. Улицы только-только расчистили от заторов и завалов. Редко можно было услышать стук колес экипажа.

— Кто бы это мог быть? — спросила Софи, когда экипаж остановился у ворот. — И как раз к ужину. Как всегда, правда? Лорел, кто из наших знакомых может ездить в таком экипаже?

Лорел нахмурилась. Все окна роскошного экипажа были наглухо занавешены. Странно. У кого в городе есть такой? Только у одного человека.

Она неохотно поднялась и, когда дверца экипажа распахнулась, впервые за последнюю неделю искренне удивилась. С подножки спрыгнул Питер. Он уже выздоровел, только рука все еще была на перевязи. Питер направился к Лорел и Софи.

— Ах, дорогая, — шепнула Софи. — Пойду-ка я поставлю еще один прибор. — И она, что-то бормоча себе под нос, удалилась в дом.

— Питер, — произнесла Лорел, — это же коляска мисс Элси, не так ли? Что ты делаешь в коляске этой особы?

Питер пожал ей руку и, наклонившись, поцеловал в щеку.

— Она позволила нам воспользоваться ею, Лорел.

— Нам? С тобой кто-то еще? Чего ради тебе понадобилось одалживаться у мадам?

Лорел увидела, как из экипажа выходят люди.

— Есть желающие с тобой повидаться, Лорел, — сказал Питер.

Лицо его буквально светилось радостью.

— О нет, Питер. Я никого не хочу видеть. Не надо было привозить гостей без предупреждения. — Прежде чем уйти в дом, Лорел сказала: — Если они останутся на ужин, предупреди тетю. Передай всем мои извинения и сожаления. Можешь сказать, что у меня мигрень.

Питер ласково взял ее за руку.

— Не думаю, что ты действительно этого хочешь. — Он повернул Лорел к себе лицом. В его тоне она уловила загадочные нотки и заколебалась.

Начальник полиции Хендерсон обошел коляску, помогая идти человеку на костылях. Тот с трудом передвигался, обходя каждый острый булыжник на мостовой. Лицо мужчины скрывала борода, светлые волосы спутались. Рваная одежда была с чужого плеча. Мужчина поднял голову, и их глаза встретились.

Сердце у Лорел остановилось. Крик, рвавшийся из горла, замер на губах. Она бросилась вниз по ступенькам и побежала, протянув вперед руки.

Один костыль упал на землю, когда Сет прижал Лорел к себе. Он похудел и побледнел, но был так же силен. На голове белела повязка. Но главное — он был жив.

— Сет, — выдохнула Лорел.

Она обхватила ладонями его заросшее лицо, потом зарылась пальцами в густые волосы. Она плакала от радости, покрывая его поцелуями, прижимала к себе, шептала ласковые слова. Он отвечал ей такими же бурными ласками.

Наконец Лорел отступила на шаг.

— Твоя нога? — только и могла она произнести.

— Все в порядке. Врач наложил гипс.

Лорел коснулась повязки у него на голове, провела рукой по щеке.

52
{"b":"4739","o":1}