ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимик (сборник)
День Нордейла
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Мисс Магадан
Кровные узы
Время-судья
Зима Джульетты
Держать строй
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Содержание  
A
A

– Я слишком долго обитал в своем логове на станции полиции Концерна. Забыл стандартные детали путешествия.

Лицо Койны стало более серьезным. Пару секунд она мрачно рассматривала Хэши.

– Я жду ваших объяснений, директор Лебуол.

Она сохраняла нейтральный тон. В нем не было ни поощрения, ни настоятельности.

– Не волнуйтесь, – ответил он голосом лукавого гнома. – Просто ваш шаттл подходит мне по времени.

Словно услышав его слова, охранник набрал код на контрольной панели люка, и массивная пластина створа закрыла входной проем. Раздался щелчок замка. Взглянув на зеленый индикатор герметизации, охранник занял свое кресло. Через корпус начал проникать приглушенный грохот – слишком сильный для двигателя шаттла. Он частично исходил от пусковой установки, которую в народе называли «рогаткой». Она «выстреливала» шаттлы в темноту открытого космоса. Остальной шум представлял собой гул огромных моторов, открывавших створки дока.

Прозвучал сигнал интеркома, и голос пилота доложил:

– Старт через тридцать секунд. Приготовьтесь к ускорению в два g.

«Два, – с удивлением подумал Хэши. – Ой-ой-ой. Обычно „рогатка“ запускает судно более мягко – без ощутимых перегрузок. Очевидно, Койна спешит». Лебуол задумался на миг о своем здоровье – сумеет ли он выдержать такой рывок и нагрузку, равную его двойному весу. Затем он усмехнулся. Тревожиться было поздно. До старта оставалось лишь несколько секунд. Чтобы очки не слетели с лица, Хэши снял их и крепко сжал в ладонях.

Следуя его примеру, Койна прижала стопку документов к груди. Она не проявляла никакого беспокойства. Последовал рывок: «рогатка» запустила шаттл в полет. Затем сила тяжести исчезла: судно покинуло станцию полиции Концерна рудных компаний. Невесомость сжала живот Хэши и подтолкнула желудок к горлу – тошнотворное ощущение, которое вскоре прошло. Гравитация Земли заявила свои права на судно и пассажиров. Хэши поймал себя на том, что сдерживает дыхание. Он сделал медленный выдох. Быстрая оценка физического состояния показала, что все его «системы функционировали нормально». Водрузив очки на нос, он перевел внимание на руководителя службы протокола.

Койна смотрела на него, словно их беседа не прерывалась.

– Я жду, когда вы расскажете мне о причинах своего появления на этом шаттле, – спокойно повторила она.

Хэши одобрительно кивнул. Ему понравилась ее невозмутимость. Получив новую должность, она изменилась в лучшую сторону. За несколько этих дней ее самообладание окрепло. Она стала уверенной и сосредоточенной. При таких темпах Койна вскоре могла заменить целую дюжину Годсенов Фриков.

– Хорошо, – ответил он. – Я расскажу вам о причинах. Дело в том, что у меня появилась пара фактов, которые я хотел бы предложить вам на ваше рассмотрение. Кроме того, мое появление здесь…

Он упал на кресло.

– … вызвано надеждой, что вы проясните мне несколько вопросов.

Койна вопрошающе приподняла бровь, но ничего не сказала.

– Видите ли, я собираюсь присутствовать на внеочередном заседании нашего многоуважаемого Руководящего Совета Земли и Космоса, – продолжил Лебуол. – Возможно, почтенные советники пожелают задать мне вопросы.

Это была самая незначительная из всех причин, побудивших Хэши на полет к Земле, но он не хотел упоминать о других. Койна знала, что особый советник Максим Игенсард настойчиво требовал дать ему право и возможность допросить Лебуола.

– Вполне понятно, что мои ответы будут более точными – и даже, можно сказать, более выгодными для политики полиции, – если их должным образом подготовить. Я уверен, моя дорогая Койна, что вы способны подготовить меня наилучшим образом.

Сделав едва заметную паузу, он добавил:

– Если, конечно, захотите.

Неужели морщинки на лбу Койны свидетельствовали о том, что Хэнниш хмурится? Вряд ли. Хэши не обладал особым зрением Уордена и не мог анализировать эмоции людей по натяжению их подкожных мышц. Но он тут же почувствовал напряженность в ее следующем вопросе:

– Директор Диос знает о вашем полете?

Койна имела в виду другое: «Он одобрил ваше начинание? Это он направил вас?»

– Увы, нет, – безмятежно ответил Лебуол. – В данное время он слишком занят, чтобы беседовать со мной.

Хэши тут же поправился:

– То есть я предполагаю, что это так. Его секретариат выполняет свои функции в обычном режиме. Мне трудно утверждать, насколько занят Уорден Диос, но я могу точно сказать, что он не выражал желания говорить со мной.

До сих пор он опирался только на факты. Ему не хотелось давать Койне причины для сомнений.

– И тем не менее вы все равно полетели? – спросила она.

– Моя дорогая Койна…

Его улыбка стала шире. Он пользовался ею, как реостатом для изменения интенсивности слов.

– Я не соответствовал бы моей должности, если бы не умел проявлять инициативу и брать на себя ответственность.

Хэнниш медленно кивнула. Она и сама замечала, что в последнее время Уорден сторонился подчиненных. После его недавнего визита в домашний офис Холта Фэснера, он, по сути, перестал общаться с руководителями Бюро по сбору информации, подразделения специального назначения и службы протокола. С некоторых пор приказы Диоса поступали к ним только через секретариат. У Хэши сложилось впечатление, что Уорден прятался и держал свои тревоги при себе. Казалось, он ожидал каких-то разоблачений или событий, которые могли определить его тайную игру на благо – или против – Дракона.

Эта догадка еще больше усилила досаду Лебуола, вызванную тем, что его контакт с «Завтраком налегке» нанес Уордену вред, – досаду, что он, не уловив интриги игры, непреднамеренно оказал Диосу «медвежью услугу» С его точки зрения, он всегда поддерживал директора Но Уорден помогал Морн Хайленд. А между тем Хэши не раз говорил ему о том, что она могла быть биологическим кадзе.

Лебуол не хотел признавать, что ум какого-то другого человека мог работать лучше, чем его собственный. Эта идея тревожила Хэши. Он чувствовал гнетущую потребность доказать свое интеллектуальное равенство с Уорденом. Вот почему он находился здесь – и вот что было реальной причиной его появления на шаттле Хэнниш.

Однако Койна ничего не знала о личных проблемах Лебуола.

– Тем не менее я не думаю, что смогу подготовить вас к вопросам советников, – произнесла она. – В любом случае я не подхожу для такой задачи.

Ее слова «в любом случае» были тонким намеком на то, что в недалеком прошлом она делилась с ним фактами и секретами службы протокола.

– Если бы директор Диос хотел, чтобы вы присутствовали на заседании Совета, он бы сам подготовил вас.

Хэши беззаботно отмахнулся рукой, словно ее сомнения ничего для него не значили.

– Дорогая Койна, я абсолютно доверяю вашим суждениям. Чтобы доказать мои честные намерения, я расскажу вам о некоторых фактах, которые покойный Год-сен назвал бы «неподтасованными». Выслушайте их, а затем решите, стоит ли вам взамен отвечать на мои вопросы.

Он бы не обиделся, если бы Койна спросила: «Вы не боитесь, что нас подслушают?» Однако Хэнниш была знакома с ним давно и понимала, что он выбрал это место для встречи не случайно. Скорее всего, ее тревожил вопрос о продолжении их прежних отношений – причем уже на ином, «публичном» уровне.

– Я слушаю вас, – прошептала она и, ожидая ответа, откинулась на спинку кресла.

– Вы знакомы с Лейн Харбингер? – спросил Лебуол.

Койна покачала головой.

– Я слышала о ней. Она внучка Малькольма Харбингера Но лично я с ней незнакома.

– Жаль, – вполне убедительно заметил Хэши. – У вас много общего.

Он тут же пресек зарождавшийся смех. Нервная и подвижная Лейн была полной противоположностью Койны. Однако Лебуол решил, что с Хэнниш ему лучше придерживаться точных фактов.

– Хотя речь пойдет не о ней, а о той работе, которую она недавно завершила. Во имя чести Бюро по сбору по информации Лейн проводила экспертизу улик, собранных нами на месте убийства несчастного Годсена Фрика.

103
{"b":"474","o":1}