ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Позвоните Мэндишу, Форрест, – спокойно сказала она. – Я не знаю, чем встревожен директор Лебуол, но мне кажется, что он имеет для этого важные причины. Мы ничего не потеряем, если его опасения окажутся напрасными.

Помощник шефа откинулся на спинку кресла, подумал несколько секунд, а затем дал указание связисту. Хэши подавил свой гнев. Ему хотелось обругать Мин Доннер и всех ее дебилов, но он повернулся к Койне и скромно улыбнулся. Тихо, чтобы Индж не подслушал его, Лебуол прошептал:

– Спасибо, директор Хэнниш.

Его благодарность была реальной, хотя и не лишенной некоторого притворства. Койна хмуро посмотрела на него.

– Хэши, – спросила она таким же тихим шепотом, – почему у меня такое чувство, что все, к чему я готовилась.

Она кивнула на стопку страниц.

– … мне уже не пригодится?

Его улыбка стала шире.

– Моя дорогая девушка, это чувство рано или поздно овладевает каждым из нас. Знание бытия мешает осознанию движения, так же как осознание движения мешает знанию бытия. Тем не менее первое не может существовать без второго, а второе ничего не значит без первого.

Хэнниш еще больше нахмурила брови. Лебуолу показалось, что ее резервы терпения вот-вот закончатся и она укусит его. Однако Койна нашла в себе силы выдержать паузу и холодно спросить:

– Что вы имеете в виду?

Хэши пожал плечами и поправил ремень безопасности. Его самообладание ускользало, в то время как Койна сохраняла контроль над собой.

– Я ничего не ожидаю.

В его голосе по-прежнему звучал дребезжащий скрежет.

– Но я хочу быть готовым ко всему. Впрочем, вы это уже слышали.

Хэнниш продолжала смотреть на него, пока он не отвел взгляда в сторону. Затем она рассеянно сказала:

– Ну что же, это честно. Я ведь тоже не ответила на ваш вопрос.

Подровняв стопку документов, Койна начала складывать их в папку и готовиться к выходу. Хэши хотелось крикнуть: «Да! Вы действительно мне не ответили! Спасибо за напоминание!» Однако его раздражение быстро угасло. Оно не имело под собой основания. Истина заключалась в том, что у него не было ответа на ее вопрос. На его пути стояла неопределенность.

Уорден Диос уже переиграл его однажды. «По крайней мере, однажды», – поправился он. Если Хэши не повысит уровня своей игры, вскоре и другие люди будут делать то же самое.

Сорас

Пока «Планер» возвращался в астероидный рой – к сердцу владений Бекмана, – связистка открыла канал с лабораторией и сообщила службе безопасности, что капитан Сорас Чатлейн хотела бы поговорить с шефом Ретледжем.

Траектория «Планера» напоминала вытянутую подкову. В данный момент корабль летел параллельно собственному эмиссионному следу. Сорас знала, что Саккорсо погонится за ней. На тот случай, если Ретледж откажет в помощи, она предприняла обходной маневр, который должен был пустить «Трубу» по заранее определенному курсу до границы астероидного роя. Но даже если бы здравый ум взял вверх и Саккорсо решил не рисковать крейсером, он все равно последовал бы за ней. Чтобы уйти от погони, он должен был понять, в каком направлении двигался «Планер». Для этой цели она оставила ему четкий след, затем сделала петлю и вернулась назад, планируя зайти «Трубе» в тыл, когда та начнет полет от станции. Впрочем, Ретледж мог обеспечить Сорас чем-то более конкретным.

На ее счастье, Тэвернер больше не задавал дурацких вопросов. Он стоял рядом с командным пультом и безмолвно наблюдал за тем, что происходило на мостике. Майлс держал свои мысли при себе. Чем бы ни закончилась ее беседа с Ретледжем, амнион уже отдал ей приказ. Сорас могла выполнить его, только вернувшись к лаборатории.

Она узнала голос шефа еще до того, как тот представился.

– Капитан Чатлейн? Это шеф Ретледж. Вот так сюрприз! Я думал, что вы уже на другом краю Вселенной. Разве вы не обещали мне воздержаться от стычки с капитаном Саккорсо?

Сорас взяла секундную паузу, проверяя свои истощившиеся резервы. Команда «Планера» была напугана. Чатлейн видела это. Ее люди боялись. Они имели тот же страх, которым она наделила Сиро Васак. И теперь, более чем когда-либо, ей требовалась безупречная уверенность в том, что она делала.

Ретледж знал ее голос, поэтому Сорас не тратила время на формальное приветствие.

– Да, я обещала это, – ответила она. – Мне не нужны проблемы – особенно в районе вашей станции. Помимо других причин я не хочу оказаться для вас нежелательной гостьей, когда в следующий раз соберусь нанести вам визит.

Она непроизвольно посмотрела на Майлса, но лицо амниона осталось безучастным. Он по-прежнему носил накладные ресницы, которые дала ему Сорас. Забыл снять? Нет, амнионы ничего не забывали. Хотя если бы он снял их, то его округлое лицо и узкие прорези глаз все равно утаили бы чувства и мысли. Цена убийства больше не имела для него значения.

– Кроме того, я сказала вам, что совершила большую ошибку, оставив его живым, – продолжила Чатлейн.

Сделав паузу и печально вздохнув, она добавила:

– Я хочу, чтобы вы помогли мне исправить ее.

Слова вошли в микрофон, пронеслись через дюжину реле и достигли Ретледжа. Расстояние и статические помехи смягчили его ответ.

– Каким образом?

– Дайте мне разрешение на посадку, – быстро сказала она – И ответьте на мои вопросы.

Из космической тьмы донесся настороженный голос Ретледжа:

– Что за вопросы?

– Саккорсо уже улетел? Как давно? И какой курс он взял при старте?

Где точно в этом смятении обреченных скал находилась «Труба»? Сколько времени осталось у Сорас, чтобы выполнить требование амниона?

– Капитан Чатлейн…

Взрыв статических помех исказил тон шефа службы безопасности.

– Вы знаете, что мы не предоставляем такой информации Наша станция является неподвижной целью. Пушки дают нам небольшую защиту, но для полной безопасности их недостаточно. По этой причине мы делаем все возможное, чтобы оставаться в добрых отношениях с кораблями, навещающими нас. Даже если они не дружат друг с другом.

Неужели он рассердился? Странно. На всякий случай Сорас попыталась успокоить его.

– Я понимаю вас, шеф Ретледж. К сожалению, это не решает моей проблемы. Саккорсо обязательно погонится за мной. Он будет угрозой для меня до конца своей жизни.

Она еще раз вздохнула и мягко произнесла:

– Мне действительно нужна ваша помощь. Что я могла бы предложить вам взамен?

Майлс смотрел на нее с невозмутимым видом глухонемого слепца.

– Капитан Чатлейн, – ответил шеф Ретледж, – если вы действительно хотите вернуться, то пожалуйста, я не против. Траектория сближения и протоколы стыковки поступят к вам через пару секунд.

Штурман взглянула на экран и прошептала:

– Капитан, я начала получать коды курса.

Очевидно, Ретледж не сердился. Тем не менее он не удержался от предупреждения.

– Если вы задумали что-то против Саккорсо, то не теряйте время на возвращение. Мы не потерпим ваших разборок на станции. Лучше улетайте и оставьте нас в покое. До встречи.

Связь с диспетчерским центром оборвалась.

«Ах ты, самодовольный сукин сын, – подумала Сорас. – Черт бы тебя побрал! Неужели ты не понимаешь, что я в отчаянном положении? Неужели ты думаешь, что я пошла бы на это, будь у меня какой-то выбор? Ты уже мертв! Тебе ничего не стоило помочь мне в моей проблеме. Ну и ладно! Катись тогда в ад!»

Через миг боль в фалангах пальцев заставила ее разжать побелевшие кулаки. Сделав глубокий вздох, она велела пилоту:

– Веди нас в рой. Придерживайся максимальной скорости, которую позволяют нам протоколы. Но будь внимателен.

Больше для себя, чем для пилота, она добавила:

– Если бы «Труба» находилась в доке, Ретледж сказал бы об этом. Нам надо спешить.

Она повернулась к Майлсу.

– Похоже, нам придется действовать самостоятельно. В голосе Сорас прозвучали нотки усталости. Близость амниона истощала ее силы.

– Я не люблю скоропалительных решений. Вы даете мне противоречивые приказы. Если я начну выполнять первый, то не справлюсь со вторым. Вы сказали, что можете вызвать помощь.

106
{"b":"474","o":1}