ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Отличный сигнал, капитан, – ответил офицер. – На таком расстоянии мы отфильтруем статику в два счета. Но затем нам придется взломать коды Бекмана.

– С этим возникнут проблемы? – спросил Скройл, хотя уже знал ответ.

Системотехник сардонически рассмеялся.

– Проблемы? Для меня? Ну что вы!

Если бы его самомнение не подтверждалось делом, он был бы невыносимым.

– К тому времени, когда наши ребята вернутся в шлюз, вы узнаете все секреты Динера Бекмана.

– Хорошо, – ответил капитан и склонился к микрофону. – Пейн, мы принимаем данные. Возвращайтесь на борт. И побыстрее, а то меня уже мутит от кружения этих скал.

– Есть, капитан, – раздалось в динамике.

Через некоторое время трое разведчиков активировали маневренные сопла и направились к «Завтраку налегке». Их полет отмечался выхлопами сжатого газа.

Олеша бросила мрачный взгляд на Дарина. Как и все офицеры дежурной смены, она использовала ремни безопасности. Судно дрейфовало без внутреннего вращения – центробежное ускорение сделало бы «Завтрак налегке» слишком неуклюжим для перемещений в рое. Олеше пришлось изогнуться, чтобы посмотреть на капитана.

– Ты уверен, что они не обнаружили нашего присутствия?

– О ком ты говоришь? О Саккорсо и Термопайле?

Его внимание было приковано к Пейн и ее группе. Он сначала даже не понял вопроса Олеши. Но затем смысл ее слов дошел до него.

– А-а, ты имеешь в виду диспетчерский центр лаборатории.

Она кивнула. Дарин покачал головой.

– И да, и нет. Если я ошибся в расчетах или если они переместили свое оборудование, то им уже известно о нас. Но в любом случае диспетчерский центр не засечет наше подключение. Передатчик ведет пассивную трансляцию – то есть ничего не добавляет и не отнимает, ничего не прерывает и не искажает. Он просто считывает сигналы, проходящие через фидер ретранслятора, и отсылает их к нам. Так что наше внедрение останется незамеченным – по крайней мере на какое-то время.

Видеокамеры следили за перемещением разведчиков, пока они не достигли «Завтрака налегке». Изменившаяся фокусировка объективов замутила образ астероида. Чтобы обмануть желудок и тошноту, Дарин продолжил объяснения, в которых никто не нуждался – особенно стрелок Олеша.

– Когда данные будут декодированы, мы увидим все корабли, находящиеся в пределах сканерной сети лаборатории. Мы услышим каждое сообщение, которое будет исходить из диспетчерского центра или поступать туда. Нам станет известно местоположение «Трубы». Если она покинула станцию, мы получим ее курс. Если кто-то гонится за ней, у нас появятся сведения о преследователях.

Ему пришла в голову еще одна возможность.

– Нас действительно могут засечь. Но тогда мы взорвем передатчик и перелетим в другое место. Утратив ретранслятор, станция Бекмана потеряет контроль над этим участком роя.

– Звучит неплохо, – вызывающим тоном ответила Олеша. – Все так надежно и просто. Но если кража данных настолько легка, то почему бы и «Трубе» не последовать нашему примеру? Или «Карателю»? Или тому кораблю, который летит за Саккорсо от самого запретного пространства?

– Они тоже могут сделать это.

По мере приближения разведчиков его тошнота теряла остроту и интенсивность.

– Однако «Труба» не станет тратить время на подключение к сети. Она спешит покинуть рой. А «Карателя» здесь нет.

Его пальцы перешли на грудь. Он мог чесать ее сколько угодно, так как ткань костюма служила хорошей защитой.

– Насчет другого судна мне ничего неизвестно. Возможно, его тоже нет в системе. Но если оно проникло в рой, то, наверное, уже затаилось в засаде, поджидая «Трубу». Из-за него я и решил взломать сеть Бекмана. Нам нужно понять, с кем мы имеем дело.

Олеша кивнула головой.

– Все ясно. Я просто хотела убедиться, что ты владеешь ситуацией.

За эти несколько лет она много раз говорила Дарину – иногда с очевидным раздражением, – что он обладает уникальным даром брать под контроль любые и самые невероятные ситуации. К счастью, теперь в ее голосе не было досады. Она отложила в сторону тревоги и сконцентрировалась на настоящем – на выполнении обязанностей, от которых зависел успех их авантюры.

Видеокамеры отслеживали путь троих разведчиков, карабкавшихся по царапанному боку корабля. Системотехник набрал последнюю командную строку и с гордостью сказал:

– Готово, капитан.

Он не скрывал самодовольства.

– Отправляю данные связисту и штурману.

– Выглядит впечатляюще, – заметил штурман. – Капитан, если вы закончили наблюдать за разведгруппой, я могу вывести схему на большой экран.

Пейн, держась за скобу внешнего люка, пропускала своих спутников в шлюз. Дарин был уверен, что с ними не случится ничего плохого. Он облегченно вздохнул и сказал системотехнику:

– Молодец. Отличная работа.

Затем капитан обратился к штурману:

– Переключай.

Образ на дисплее, замигав, исчез, и на его месте появилась трехмерная схема сканерной сети. Лабиринт синих точек отмечал расположение скал. Зеленые метки указывали на координаты сканеров и ретрансляторов, желтые – на местоположение орудийных установок. Пустота, заполнявшая один угол схемы, соответствовала чистому пространству около лаборатории. Образ слегка подрагивал: сеть Бекмана непрерывно подстраивалась под изменения в диспозиции астероидов. Две красные точки среди лабиринта скал обозначали корабли.

Они распознавались на схеме кодами, а не названиями. Однако Дарин быстро сообразил, что его судно осталось незамеченным. Красные точки находились в отдалении от ретрансляторов. Кроме того, они двигались. «Завтрак налегке» был надежно скрыт от сканерной сети. А значит, о нем не знали ни диспетчеры станции, ни капитаны двух кораблей. Первое судно направлялось к границе роя и в данный момент располагалось в центре схемы. Второе приближалось к чистому пространству, которое контролировалось лабораторией.

Через некоторое время штурман добавил к схеме желтую точку – позицию «Завтрака налегке». От первого судна в центре экрана ее отделяло не более двух тысяч километров.

– Вы провели идентификацию кораблей? – спросил Дарин.

– Я устанавливаю соотношения, – ответил связист.

Информационный обмен между кораблями и станцией осуществлялся в других диапазонах. Но его быстрое сравнение с данными сканерной сети позволило связисту уточнить адресацию сообщений. Через пять секунд над красной точкой в центре экрана появилось название: «Труба»! Крейсер двигался к границе роя. Он находился всего лишь в двух тысячах километров от «Завтрака налегке».

– Цель взята, – объявила Олеша.

На этой дистанции и с таким обилием пролетавших скал она не попала бы в «Трубу», даже если бы стреляла весь день. Крейсер был недоступен для их бортового сканера. Тем не менее слова Олеши пробудили азарт в груди Дарина. Возбужденное напряжение подстегнуло дежурную смену. Штурман спроецировал курс «Трубы», рассчитал траекторию перехвата и наложил ее на основную схему.

«Завтрак налегке» мог нагнать крейсер через три часа. Дарин хотел объявить боевую тревогу, но в этот момент связист определил второй корабль. Информация настолько удивила капитана, что он промолчал. Вторым судном оказался «Планер».

– Черт возьми! – громко выругалась Олеша, словно обращалась ко всему экипажу. – Сорас была на Малом Танатосе. Что она здесь делает?

Дарин знал ответ. Ему не требовалась интуиция. Логика совпадений была очевидной. По достоверным сведениям, «Планер» работал на Билла и иногда на амнионов.

– Вот кто следовал за «Трубой» из запретного пространства.

Он не сомневался в этом.

– Народ, у нас проблемы, – заявила Олеша.

Ее опыт и любовные отношения с Дарином позволяли ей говорить подобные вещи.

– Ситуация осложнилась. Будьте начеку.

Скройл прочистил горло и сосредоточился, словно расставил мысли по полочкам.

– Если Сорас знает, где «Труба», – задумчиво сказал он, – то мы можем считать, что у нас появился соперник.

112
{"b":"474","o":1}