ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Скрытая угроза
Подсознание может все!
Будда слушает
Так держать, подруга! (сборник)
Великие Спящие. Том 2. Свет против Света
Драма в кукольном доме
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?
Против всех
Содержание  
A
A

Через двадцать минут раздался сигнал интеркома. Дэйвис не успел и пальцем шевельнуть, как Энгус уже включил динамик.

– Это Вектор, – спокойным тоном объявил генетик. – Я в лазарете. Морн? Энгус? Вы меня слышите?

Его бесстрастный голос не давал никакой основы для догадок.

– Да, – быстро ответил Энгус.

– Твой лазарет просто чудо. Я не знал, что полиция Концерна обладает таким оборудованием. Тут имеются анализаторы, которым позавидовали бы многие госпитали. Будь эти системы чуть лучше, их бы использовал доктор Бекман.

Морн рывком обогнула кресло Дэйвиса и включила микрофон на пульте помощника.

– У тебя получилось? – настойчиво спросила она.

– Ах, Морн, извини, – ответил Вектор. – Я не хотел томить тебя ожиданием. Да, у нас все получилось. Я провел анализ крови и могу сказать, что вакцина действует.

– Слава Богу, – прошептал Сиб Макерн.

Энгус кивнул, но ничем не выдал своей реакции. Кожа Дэйвиса под амнионской тканью сочилась потом и походила на разогретый жир. Морн всхлипнула от облегчения и закрыла лицо руками. Это движение отправило ее в дрейф через мостик. Она отлетала от Дэйвиса, словно не хотела оставаться рядом с ним – словно больше не могла выносить его ярость и жажду мщения.

Глядя на кипение скал в котле астероидного роя, Дэйвис безмолвно молил: «Сорас, вернись! Попробуй взять меня. Оправдай те пилюли, которые амнионы дают тебе для сохранения человеческой внешности. Им нужен я. Амнионы хотят получить меня живым. Поверь, что диверсия Сиро удалась. Вернись к „Трубе“. Попробуй взять меня. Попробуй!»

После непродолжительной паузы Вектор спросил:

– Я могу узнать, что там у вас происходит?

– Нет, – грубо ответил Энгус.

Он настороженно следил за дрейфом Морн. Наверное, ему хотелось расстегнуть ремни и полететь за ней, но Термопайл боялся, что она не вынесет его прикосновения.

– Позаботься о Сиро. Убедись, что с ним все в порядке. Затем закончи свое сообщение. Мы начнем транслировать его на «Вэлдор», как только выберемся из этого чертового роя.

Энгюс отключил интерком и, не обращаясь ни к кому в частности, сказал:

– Мне бы еще узнать, в чью игру мы играем.

Коснувшись спиной переборки, Морн вытерла ладонями глаза и мокрые щеки. Затем она ухватилась за один из поручней – на тот случай, если корабль перейдет к очередному навигационному маневру.

– Если Ник прав… – смущенно начал Сиб.

Однако он не закончил эту фразу.

– Я одного не понимаю. Ну допустим, у «Трубы» отказали двигатели. И что от этого получит Чатлейн? «Планер» улетает из роя. Сорас даже не узнает, удалась ли Сиро диверсия или нет.

Он посмотрел на Саккорсо, ожидая объяснений. Но тот его не слышал. Ник сидел на полу, прислонившись к стене. Его голова поникла. Тело обвисло в путах. Похоже, он вновь блуждал в своих мечтах.

– Мы его не потеряем, – тихо сказал Энгус.

Дэйвис не знал, что он имел в виду: бегство «Потрошителя» или приступ безумия Ника.

Термопайл оказался прав.

Через пятнадцать минут Шейхид вернулся на мостик и доложил, что кровь Сиро очистилась от мутагена. Затем Вектор занял место у вспомогательного пульта и продолжил работу над составлением сообщения. Еще через полчаса показания универсального анализатора спектра подскочили вверх, заставив подпрыгнуть и сердце Дэйвиса. Всплеск сигналов с необычайно высокой амплитудой свидетельствовал о чрезвычайном происшествии вблизи корабля. Бортовые сенсоры, атакованные мощными субатомными энергиями, включили сигнал тревоги. Волна заряженных частиц была вызвана искусственным источником – случайные помехи статики не имели к ней никакого отношения.

– Черт! – воскликнул Дэйвис.

Его пальцы запорхали по клавишам, вводя команды для анализа данных. Но Энгус снова оказался быстрее. Пока Дэйвис составлял программу запроса, Термопайл уже вывел результаты на один из дисплеев.

– Господи! – выкрикнул Сиб, когда цифры и графики замелькали на экране. – Неужели в нас попали?

Интенсивные пики в спектре принятых сигналов могли предполагать залп плазменных пушек.

– Нет, – продолжая работать, ответил Энгус. – К нам приближается взрывная волна.

Сенсоры зафиксировали мощную термоядерную вспышку. На диаграмме принятых сигналов за первым неистовством узкополосных пиков следовал чудовищный всплеск запредельных амплитуд. Морн вцепилась в поручень обеими руками. Она не смотрела на экраны – даже на Дэйвиса. Ее взгляд остановился на Энгусе.

– Волна не дойдет до нас, – добавил Термопайл. – Здесь слишком много скал.

– Но что случилось? – с изумлением спросил Сиб.

Желая привлечь внимание матери, Дэйвис указал на экран.

– Ты знаешь, что это такое?

Он сам мог ответить на поставленный вопрос. Ему требовалось не пояснение, а утвердительный взгляд. Он помнил, что Морн, обучаясь в Академии, увлекалась подобными явлениями. Но мать покачала головой, как будто не могла отвести глаз от Энгуса.

– Что? – отозвался Сиб.

Вектор изогнулся в ремнях безопасности и посмотрел на экран.

– Какое-то лучевое оружие, – авторитетно заметил он. – Хотя спектр мне не известен. Слишком много искажений. Похоже на излучение генератора, чья термоядерная реакция вышла из-под контроля.

– Чертовски верно, – согласил Дэйвис. – Это генератор лаборатории. Он только что взорвался.

– Его взорвали сверхсветовым протонным лучом, – добавил Энгус. – Значит, «Планер» вернулся к станции.

Морн вздрогнула, словно ее ужалила оса.

– Ты хочешь сказать, что Чатлейн разрушила колонию? – возмутился Сиб. – После того как она воспользовалась ее гостеприимством?

Злобно усмехнувшись, Дэйвис повернулся к Нику.

– Она проглотила его наживку. Ник подставил не только ее. Он подставил и станцию Бекмана. Саккорсо знал, что Сорас работала на амнионов. Она прилетела сюда для того, чтобы сохранить секрет иммунного лекарства.

«Морн, посмотри на меня!»

– Как только Ник обратился за помощью к Бекману, лаборатория была обречена.

Естественно, Саккорсо не предупредил об этом Ретледжа.

– Наверное, охранники доверяли Сорас. Они пропустили ее за линию обороны. А затем колонисты беспомощно наблюдали, как она расстреливала их из сверхсветовой протонной пушки.

Даже «Непримиримый» едва уцелел.

– Боже мой! – прошептала Морн. – Там было столько людей!

Она съежилась от страха и потрясения.

– Ник, что же ты наделал?

Саккорсо открыл глаза, медленно поднял голову и тихо засмеялся.

– Мне известно только одно человеческое судно с таким оружием, – рассудительно заметил Энгус. – Это «Планер». И он находится позади «Трубы».

Киборг бесстрастно пожал плечами.

– Если бы Сиро испортил двигатели, она бы без труда догнала нас.

Сиб пожевал белесый ус.

– Что будем делать?

По телу Ника пробежала дрожь.

– Развяжите меня, – велел он.

Вполне возможно, что его услышал только Дэйвис. Остальные вели себя так, словно он не произнес ни слова.

– Знаете, что больше всего меня удивляет в нелегалах? – с печальной усмешкой сказал Вектор. – Наше умение находить проблемы и погружаться в них с головой. Мы в этом просто гениальны.

Отключив пульт, он расстегнул ремни и взмыл вверх, затем оттолкнулся ногой от спинки кресла и направился к Термопайлу. В его голосе появился оттенок грусти.

– Доктор Бекман был славным человеком. Немного одержимым, на мой взгляд, но романтичным и славным. Его персонал состоял из умных, одаренных и перспективных людей. И вот теперь они…

Ком в горле не позволил ему закончить фразу. Он выпятил грудь и приподнял подбородок, словно им овладели давно забытые эмоции. Синие глаза заблестели от набежавших слез.

– Развяжите меня, – повторил Саккорсо.

Его тон намекал на подступавшую истерию.

– Я с ней разберусь.

Подлетев к Энгусу, Вектор ухватился за подлокотник кресла. Возможно, он, как и Дэйвис, хотел привлечь внимание Морн, но та по-прежнему смотрела на Термопайла, словно киборг был единственным, кто мог решить ее проблемы.

115
{"b":"474","o":1}