ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список ненависти
Клинки кардинала
Другая Элис
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Пропавшие девочки
Когда ты ушла
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
Ветер на пороге
Здесь и сейчас
Содержание  
A
A

Корабль пролетит мимо, и он останется один в кромешной темноте.

Нет! Его ботинки могли генерировать магнитное поле! Любой скафандр был оборудован такими устройствами, потому что они считались важным элементом стратегии выживания в открытом космосе. Сиб щелкнул переключателем и сделал кувырок. Ботинки коснулись металла и удержали его на корпусе.

Он снова мог дышать. На мгновение, которое показалось вечностью, у Сиба потемнело в глазах от радости и недостатка кислорода. Он не мог сфокусировать взгляд. Но это были пустяки. Он находился на «Планере». Здесь и сейчас. И больше никаких колебаний. Никакого паралича. Пришло время нанести удар. Он сделал энергичный вдох и поморгал, прочищая глаза.

Его лазер был слишком маломощным. Он не мог прорезать отверстия в корпусе или нанести ущерб орудиям. Но рядом имелись другие цели. Сиб осмотрел поверхность корабля, озаренную светом ходовых огней. Он выискивал анализаторы эмиссии, видеокамеры и приемные антенны различных систем.

Вот! Одна из нескольких видеокамер. Он нацелил лазер и нажал на пусковую кнопку. Первый красный луч прошел мимо. Второй вырвал видеокамеру с шарниров стойки. Реальный ущерб! Сиб оскалил зубы. Пусть небольшой удар, но все же… И он никогда не делал такого прежде. Ему захотелось закричать от радости, чтобы отголоски старых воплей превратились в восторженный клич вызова и победы.

Саккорсо испортил все. Он оборвал его ликование.

– Я предупреждал тебя.

Сиб обернулся к Нику.

– Сорас моя.

В его голосе чувствовалась безжалостность убийцы. Оцепенев от изумления, Макерн увидел, как Саккорсо навел на него лазерное ружье. Вспышка когерентного света избавила Сиба от боли и мук.

Сорас

«Планер» оседлал взрывную волну. Капитан Чатлейн уничтожила Динера Бекмана и сотни колонистов лаборатории. Выстрел протонной пушки и детонация генератора отозвались эхом в ее сердце. Внутри Сорас зажглась такая же убийственная и всепожирающая цепная реакция, как та, что осталась позади корабля. Но взрыв стал движущим импульсом. Он помчал ее вперед. Действия Сорас напоминали расщепленные атомы, которые неслись от одного насилия к другому насилию.

Когда взрывная волна угасла на скалах астероидного роя, «Планер» замедлил полет и начал искать эмиссионный след «Трубы». Эту работу Сорас доверила штурману. В любом случае она ничем не могла ей помочь. Присматривая за работой дежурной смены и мутантом, который стоял рядом с пультом, она занялась решением других вопросов.

От одного насилия к еще большему насилию…

Будь у нее выбор между убийством Саккорсо и Тэвернера, она остановилась бы на последнем. Сорас считала Ника тривиальным человеком. Когда годы назад она порезала его мордашку и оставила лежать в луже крови, ее нисколько не заботило, выживет он или нет. Это не волновало Сорас и сейчас. С другой стороны, мысль об убийстве амниона заставляла ее трепетать от жгучего желания. И не только потому, что он обозлил ее своей тупостью и критикой, что от него зависела оценка действий «Планера» и последующая реакция амнионов. Нет, она хотела убить его, потому что он заставил ее разрушить станцию. Даже в кошмарах – в ее единственных снах – Сорас не могла вообразить такое преступление. Майлс вынудил ее убить людей, которых она знала и уважала, – таких же нелегалов, как она.

Сколько убийств! Сердце содрогалось от внутренней цепной реакции. Сорас тошнило от собственной жизни, и только насилие поддерживало ее. Но надеяться было не на что. Ей полагалось захватить «Трубу». Приказ Тэвернера не подлежал обсуждению. Амнионов не устроил бы другой результат. К сожалению, она не верила, что все пойдет по плану. Несмотря на ловкий ход с Сиро Васак, она не ожидала от будущего ничего другого, кроме смерти.

Впрочем, какое бы недовольство ни испытывали амнионы, они не станут лишать ее человеческого вида. Она была им нужна. Она приносила им огромную пользу. А значит, появятся другие варианты. И если ей удастся отложить на время свою гибель…

– Есть, капитан, – доложила штурман. – Эмиссионный след «Трубы». Ошибка исключается.

– Хорошо, – ответила Сорас, хотя почти не уделяла внимание тому, что происходило на мостике. – Сравни курс «Трубы» с траекторией, которую дал Ретледж. Если имеются расхождения, выведи их на экран – посмотрим, в чем дело. Пилот, пришла пора заняться перехватом.

Приказы были необязательными. Ее люди знали, что делать. Она говорила с дежурной сменой только для того, чтобы показать Тэвернеру, как четко и усердно выполнялись его инструкции.

– Штурман дала оценку скорости. Нам нужно лететь быстрее. Мы одолели большую часть дистанции. Осталось совсем немного. Если Сиро Васак выполнит мой приказ, мы узнаем об этом по спектру эмиссионного следа.

«Если все пойдет как надо». Сорас мрачно посмотрела на Тэвернера. «Как бы я хотела, чтобы ты проиграл, – подумала она. – Амнионское чудовище».

Два часа назад он принес на мостик странную коробку, большую и плоскую – похожую на пульт. На ней имелись сенсорные клавиши и несколько индикаторов, о назначении которых можно было только догадываться. Майлс носил коробку на ремне, переброшенном через шею. Он то и дело вводил в устройство какую-то информацию и получал ответы с «Затишья». Вес пульта при нулевом g не имел никакого значения.

Хотя Сорас ни о чем не спрашивала, он сказал, что это был его передатчик – устройство мгновенного контакта с «Затишьем». По мнению Майлса, двум кораблям требовалась слаженная работа без задержек в общении и возможного прослушивания. Очевидно, он говорил ей правду. И наверное, эта коробка действительно действовала. «Затишье» приблизилось к рою и приготовилось к перехвату «Трубы».

Сорас попыталась представить другой вариант. Куда пропало боевое судно полиции Концерна рудных компаний, которое она видела у пояса Рудной станции? Ведь оно поджидало «Трубу». Сканеры «Планера» не замечали присутствия полицейского крейсера, но Сорас верила, что копы находились где-то рядом.

Если Тэвернер говорил ей правду, то «Затишье» совершило акт вторжения. Боевой корабль полиции должен был засечь амнионский сторожевик и вступить с ним в бой. Это давало Сорас надежду – единственную надежду, которая у нее оставалась. Она представила, как сторожевик и крейсер взрывают друг друга. Она представила себя стреляющей в Майлса – точно между глаз – до того, как он распылит мутаген, спрятанный в фильтрах воздушных очистителей. В крайнем случае, она сама откроет огонь по «Затишью» и добьет амнионский корабль. А затем они заберут из остова сторожевика бесценные трофеи – противоядие, которое сохраняло ее человеческий вид. Такой огромный запас таблеток, что их хватит до конца ее жизни. И если все пойдет как надо, она станет свободной. Она и ее команда…

Цепная реакция несла ее к новому насилию. Она была неудержима. Чатлейн знала, что судьбу уже не изменить. Протонная пушка превратила лабораторию в маленькое солнце. Теперь Сорас хотела вернуть свою свободу – рискуя кораблем и собственной жизнью. Но сначала ей следовало уничтожить «Трубу».

Она понимала, что перед ней стояла нелегкая задача. Ник Саккорсо и Энгус Термопайл имели репутацию удачливых авантюристов. Кроме того, Термопайл был киборгом полиции. Он обладал ресурсами, о которых не знал даже Майлс Тэвернер. «Труба» тоже не раз удивляла своими секретами. А игра с Сиро Васак могла оказаться «пустышкой».

Тем не менее Чатлейн хотела уничтожить гравитационный крейсер. Этим новым насилием она могла задобрить своих хозяев и отвлечь их внимание, чтобы затем нанести решающий удар.

На мостике царило напряжение. Присутствие амниона смущало дежурную смену. Всех одолевали мрачные предчувствия. Люди склонялись над пультами и раздраженно выполняли свои обязанности. Сорас понимала их чувства. Однако эта нервозность тревожила ее. Человек с натянутыми нервами мог совершить нелепую ошибку…

– Капитан! – дрожащим голосом окликнула ее связистка. – Я получила сообщение.

121
{"b":"474","o":1}