ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мы рассмотрим законопроект, который он выставит на обсуждение, а затем перейдем к организационным вопросам.

Президент повысил голос, стараясь привлечь внимание заснувшего советника.

– В основном они касаются ужасного террористического акта, совершенного против капитана Вертигуса, и недавнего убийства бывшего руководителя службы протокола полиции Концерна Годсена Фрика. После этого мы утвердим назначение преемницы Фрика – Койны Хэнниш.

Лен вежливо кивнул в ее направлении.

– Как я уже сказал, капитан Вертигус воспользовался привилегией советника. Учитывая его многолетний стаж и героический труд на благо человечества, наш устав дает ему право на такое выступление. Остальные вопросы будут выдвигаться по мере оставшегося времени. Если у вас нет возражений, я попрошу капитана Вертигуса начать свою речь.

Вопрос о возражениях был обычной формальностью – одной из причуд служебного кодекса вежливости. Такие аспекты придавали централизованному управлению благопристойную иллюзию коллегиальности. Хэши даже удивился, когда Сен Абдулла вскочил на ноги и замахал рукой.

– Президент Лен, – с наигранной печалью заявил советник от Восточного союза. – Уважаемые коллеги.

Он подвывал, как засорившийся сервопривод.

– Я должен возразить против объявленной повестки заседания. При всем моем уважении к капитану Вертигусу я вынужден сказать, что нынешняя ситуация слишком сложна и чревата опасными последствиями, чтобы кто-то из нас отвлекал Совет от важных дел и использовал свои привилегии. Кадзе атаковали дворец Руководящего Совета и станцию полиции. Они убили Годсена Фрика. Все это произошло после проведенной нами конференции с главой полиции Концерна Уорденом Диосом и директором Бюро по сбору информации Хэши Лебуолом – конференции, которую лично я считаю провокацией.

Он демонстративно отвернулся от Хэши. Клитус Фейн рассматривал советника бесстрастным взглядом, который абсолютно ничего не выражал. Абдулла нервозно прочистил горло. Очевидно, равнодушие Фейна вызвало у него смущение.

– Президент Лен, уважаемые коллеги, мы поручили нашему особому советнику провести проверку заявлений о должностных преступлениях директора Диоса и руководителей полиции. Факты, раскрытые им в ходе служебного расследования, вызывают серьезную озабоченность. Недавно полиция провела рискованную операцию в запретном пространстве. В ней использовались люди с сомнительной репутацией. Директор Бюро по сбору информации признался в том, что отдал пиратам одного из лейтенантов подразделения спецназа, чем обрек несчастную женщину на жестокое сексуальное рабство. Известный нелегал капитан Термопайл бежал из командного пункта полиции Концерна в компании с предателем.

Рубящим жестом руки разгневанный советник указал на Лебуола.

– И вот перед нами сидит человек, который ужаснул нас чудовищной беспринципностью. Я говорю о директоре Бюро по сбору информации – ближайшем помощнике Уордена Диоса. Мы просто не исполним свой долг, если упустим такую возможность и не подвергнем его строжайшему допросу.

Сен Абдулла повысил голос до крика.

– Капитан Вертигус, я прошу вас отказаться от вашей привилегии. Я прошу вас предоставить форум для обсуждения фактов, выявленных в ходе служебного расследования нашим особым советником Игенсардом.

Максим привстал и склонился вперед. Ему не терпелось подняться на трибуну. Все присутствовавшие – в том числе и Хэши – повернулись к капитану Вертигусу. Просьба Абдуллы была неплохо мотивирована. Старому советнику потребовались бы веские причины для отказа По общему мнению, он должен был уступить – особенно в присутствии Клитуса Фейна. Однако капитан по-прежнему сидел с откинутой головой и закрытыми глазами. Внезапно из его приоткрытого рта вырвался приглушенный дребезжащий звук, похожий на храп.

– Капитан Вертигус!

Президенту Лену не нравилась грубость – не говоря уже о принуждении. В смущении он проявил себя чрезмерно властно.

– Мы просим вас ответить! Скажите, вы согласны отказаться от своей привилегии в пользу старшего советника Сена Абдуллы?

Старик вздрогнул. Его голова резко качнулась вниз. Он открыл глаза и затуманенным взором осмотрелся вокруг. Возможно, Шестнадцатый забыл, где находился.

– Что? – спросил он.

Почувствовав неладное, Вертигус тут же поправился:

– А-а! Да-да, хорошо.

Его голос дрожал. Хэши заметил, как плечи Койны приподнялись и напряглись Несколько советников, прикрыв руками лица, прятали насмешки.

– Я с радостью передам слово моему уважаемому коллеге, – сказал капитан Вертигус.

Игенсард встал и оправил полы костюма. Клитус Фейн едва заметно кивнул головой.

– Как только закончу свою речь, – добавил Шестнадцатый.

Зал всколыхнулся и зашумел. Хэши позволил себе улыбнуться. Лицо Игенсарда исказилось от злобы. Абдулла с трудом удержался от гневных протестов.

– Прекрасно сыграно, капитан, – с невольным уважением признался он.

Вертигуса так долго считали немощным и выжившим из ума стариком, что многие уже забыли о его несгибаемой храбрости.

Койна сохраняла невозмутимый вид. Она вела себя исключительно хорошо и ничем не выдавала своей осведомленности в планах старого советника.

Лен поспешил замять конфликт:

– Может быть, вы передумаете, капитан? Когда особый советник Игенсард закончит свой доклад, я обещаю предоставить вам слово.

– Нет! – сурово ответил Вертигус и поднялся на ноги. – Я не передумаю. Мой вопрос слишком важен.

Старик оперся руками о край стола.

– И он более уместен, чем те провокационные темы, о которых говорил мой уважаемый коллега. Не волнуйтесь, Эбрим. Я не займу много времени.

– Хорошо, капитан Вертигус, – со вздохом ответил Лен.

Похлопав Сена по плечу, он заставил старшего советника от Восточного союза сесть в кресло.

– Мы слушаем вас.

Президент с поклоном занял свое место.

– Лучше бы он согласился, – довольно громко прошептала Сигард Карсин.

Она была младшим коллегой Вертигуса, но никогда не скрывала своего презрительного превосходства к человеку, которого считала дряхлым стариком.

– Лучше бы согласился? – повторил капитан и, склонив голову, посмотрел на Карсин. – Нет! Время «соглашательств» прошло. Однако если вы не будете прерывать меня бестолковыми репликами, я предложу вам вариант оздоровления той ситуации, которую мы имеем на данный момент.

Карсин фыркнула, но ничего не сказала. Вертигус поднял голову, повел сутулыми плечами и обратился к залу:

– Конечно, вы правы. Я подвергся атаке кадзе. Несчастный Годсен Фрик был убит. После той сумбурной конференции Уорден Диос и Хэши Лебуол вызывают у нас отвращение – вернее, у некоторых из нас. Капитан Термопайл убежал, а операция Бюро по сбору информации в запретном пространстве была проведена с очевидными нарушениями кодекса полиции. События происходят настолько быстро, что мы больше не можем контролировать их. Не удивительно, что особый советник заподозрил руководителей полиции в совершении должностных преступлений.

Старческий голос советника постепенно терял силу, но Хэши слушал его с таким вниманием, словно был введен в транс. Вертигус обладал редким качеством, превосходящим настойчивость и красноречие, – он имел житейскую мудрость, которая выкристаллизовалась из долгих лет доблести и служения людям. Он заслужил свое право на доверие.

– Лично я поддерживаю полицию Концерна рудных компаний, – продолжил Вертигус– Я ее всегда поддерживал, так как знаю ту работу, которую им полагается делать. Нынешняя ситуация вызывает у меня еще большее отвращение, чем у остальных из вас. Я хочу отреагировать на перечисленные вами безобразия, а также на те интриги, с которыми Хэши Лебуол еще не ознакомил нас. Я желаю убрать все препоны на пути особого советника, чтобы он мог закончить свое служебное расследование.

Капитан повысил голос. Хэши начал побаиваться, что советник может не вынести такого напряжения. К счастью, тот пока держался.

– Когда до нас дошли сведения о неприятностях в полиции, я знал, как помочь силам правопорядка. Я уже работал над соответствующим законопроектом. Вам осталось только проголосовать за него, и ситуация пойдет на поправку.

126
{"b":"474","o":1}