ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Привстав с кресла и склонившись над столом, как раздувшаяся жаба, Клитус пожирал глазами старого советника. Его голос стал резким. Слащавость превратилась в желчную язвительность.

– К тому же, капитан Вертигус, вы забыли сказать, что при переходе в ведение Совета эффективность и боеготовность полиции уменьшатся. В настоящий момент полиция и Концерн делятся друг с другом не только ресурсами и информацией, но также исследованиями, персоналом, станциями, ретрансляторами и прочим оборудованием. Взаимодействие двух служб строго регламентировано и находится под контролем Холта Фэснера. Несмотря на различные функции, оба подразделения подчиняются единому центру власти. При любой другой расстановке сил полиция станет менее информированной и менее мобильной. Спешу заметить, чо при отделении полиции мы по-прежнему будем оказывать ей содействие. Но Совет не сможет заменить Концерн, потому что в отличие от нас он не имеет развитой инфраструктуры в космосе.

Клитус Фейн осмотрел советников, приглашая их согласиться с его доводами. Однако Хэши потерял интерес к речи первого исполнительного помощника. В каком-то смысле он вообще перестал прислушиваться к словам. Охранник, прежде стоявший у двери, снова пришел в движение. Он сделал несколько шагов и остановился за свитой Вест Мартингейл. Еще одно перемещение в том же направлении привело бы его к Вертигусу Шестнадцатому или к Клитусу Фейну. Хэши пристально всматривался, пытаясь разглядеть его лицо.

Не дождавшись поддержки советников, Фейн продолжил свою речь:

– И наконец, капитан Вертигус, я вынужден заметить, что ваша ссылка на лучшую подотчетность полиции вводит нас в заблуждение. При всем моем уважении к членам Совета я должен напомнить, что отчет одному руководителю всегда более ясен и точен, чем отписки, направленные группе людей. В настоящий момент полиция Концерна отвечает за свои действия перед Холтом Фэснером. Его персональная забота о целостности и эффективности полиции защищает ее от любой коррупции.

Он сделал паузу, подчеркивая важность произнесенных слов. Фейн как бы спрашивал: «Есть ли здесь человек, который публично посмеет обвинить Холта Фэснера в бесчестности?» Конечно же, таких не оказалось. Клитус Фейн улыбнулся. Он мог позволить себе подобное великодушие.

– В данное время полиция Концерна переживает кризис, – добавил первый исполнительный помощник. – Но исходя из собственного многолетнего опыта, я могу заверить вас, что генеральный директор Концерна искоренит должностные преступления и покарает предателей лучше, чем любой особый советник Руководящего Совета. Несмотря на похвальное усердие, ни один из ваших служащих не может равняться с Холтом Фэснером в знании нужд полиции, в тонкостях ее финансового и материального обеспечения. Настаивая на отделении полиции от Концерна в такой критический момент, как этот, вы открываете простор для террористов-кадзе. Более того, вы ставите человеческий космос под удар! Лично я не сомневаюсь, что любое ослабление полиции даст нашим врагам сигнал для атаки.

Внезапно лицо охранника, за которым наблюдал Лебуол, попало в полоску света. Цитируя классика, Хэши изумленно прошептал:

– Вот те черты, которые впечатались мне в память. Натан Элт! Бывший капитан полицейского крейсера «Порыв», уволенный из рядов полиции Концерна за нарушение служебного долга! Офицер подразделения специального назначения, которого Мин Доннер предала военно-полевому суду! У Хэши не было сомнений. Он доверял своей феноменальной памяти. Но что, во имя Гейзенберга, Натан Элт делал в зале Совета? Да еще в форме простого охранника?

Директор Бюро повернулся к Крендеру – молодому лейтенанту, которого Индж выделил ему для эскорта. Схватив юношу за руку, Хэши прошептал:

– За мной! Живее!

Не ожидая ответа, он вскочил на ноги и начал пробираться мимо кресел к верхнему ярусу зала.

Вертигус Шестнадцатый был дряхлым стариком, которого никто не считал достойным противником. Он по-прежнему стоял с опущенной головой и опирался дрожащими руками на край полуовального стола. Тем не менее он был единственным членом Совета, который не побоялся ответить первому исполнительному помощнику.

– Это все отговорки, мистер Фейн, – возразил капитан Вертигус.

Несмотря на старческую слабость, его голос был четким и ясным.

– Ваши слова субъективны. Даже если бы Холт Фэснер продался амнионам, вы говорили бы нам то же самое и с таким же убеждением.

По залу пронесся шелест потрясенных вздохов. Эбрим Лен повернулся к Вертигусу и с ужасом уставился на старшего советника от Объединенного западного блока. Никто и никогда не произносил в Руководящем Совете подобных крамольных речей.

Хэши понравился ответ Вертигуса, но он не стал останавливаться. Поднявшись на верхний ярус, он еще раз схватил лейтенанта за рукав.

– Держитесь рядом, – велел он тихим шепотом. – И приготовьтесь действовать.

Хэши не хотел, чтобы его слова услышали ближайшие охранники. Шаркая незашнурованными туфлями, он без спешки пошел вдоль стены. Лебуол планировал приблизиться к Натану Элту и выяснить причину его появления в зале. Лейтенант Крендер послушно следовал за ним.

Ниже – за столом Совета – Клитус Фейн взмахнул бородой и сердито огрызнулся:

– На первый раз я оставлю ваше оскорбление без внимания. Но скажите нам на милость, капитан Вертигус, что же тогда не «отговорки»?

Старый советник вздохнул и пожал плечами. Собравшись с силами, он рассудительно возразил:

– Вы продолжаете твердить о практическом применении власти. Вы говорите, что «несмотря на похвальное усердие, ни один из служащих Совета не может равняться с Холтом Фэснером». Конечно, не может. Но суть закона не в этом. Мой проект связан с этикой, мистер Фейн, с этикой и ответственностью. Мы – избранные представители человечества. Холт Фэснер таковым не является. Ответственность за руководство и контроль над действиями полиции должна принадлежать Совету, а не вашему хозяину.

«Браво, капитан», – подумал Хэши Он по-прежнему шагал вдоль стены. Своей походкой и смущенными ужимками Лебуол старался создать впечатление, что он ищет проход в туалет. Он хотел, чтобы охранники наблюдали не за ним, а за советниками.

Первый исполнительный помощник Концерна расправил упругие усы. Возможно, отвага и хладнокровие Вертигуса удивили его, но Фейн был опытным политиком Он знал, как пользоваться авторитетом Фэснера.

– А давайте послушаем мнение полиции, – с сарказмом ответил он. – Я думаю, оценка специалиста не будет такой оптимистичной, как ваша Мне кажется, что новый руководитель службы протокола полиции Концерна рудных компаний назовет данный проект непродуманным и абсурдным. Мне также хотелось бы, чтобы она высказалась по поводу вашего нелепого утверждения о том, что Холту Фэснеру нельзя доверять контроль над полицией. Кроме того, я нисколько не сомневаюсь, что Уорден Диос денонсировал бы ваш закон по тем же самым причинам, которые были представлены мною. Зная его отношение к дискуссиям об «этике и ответственности», я представляю, что он сказал бы по этому вопросу.

Фейн повернулся к Койне.

– Директор Хэнниш?

Его борода нацелилась на нее, как физическое воплощение категорического требования.

– Я знаю, у вас не было возможности обсудить эту тему с директором Диосом. Но не могли бы вы изложить нам позицию полиции?

Хэши находился почти напротив Койны. Ее маска спокойствия была безукоризненной. Она использовала свою красоту как мощный щит. Но зоркий взгляд Лебуола отметил, что Хэнниш слишком напряженно сжимала пальцами край стола. Клитус настаивал, чтобы она провозгласила верность полиции своему сюзерену – Концерну рудных компаний. Фейн хотел, чтобы Койна подтвердила свою преданность – и преданность Диоса – могущественному Холту Фэснеру. В империи Дракона ни один подчиненный не мог отклонить такую просьбу.

Сердце Хэши заныло от напряженности момента. Он настоял на том, чтобы Койна рассказала Уордену о законопроекте Вертигуса, но позже она отказалась сообщить ему о реакции Диоса на эту информацию. Боясь пропустить ответ, Лебуол остановился у парапета.

128
{"b":"474","o":1}