ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не жизнь, а сказка
Мальчик из джунглей
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Снеговик
Сука
Карильское проклятие. Возмездие
Отшельник
Билет в любовь
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Содержание  
A
A

Хэнниш решила не вставать. Да этого и не требовалось – взгляды всех присутствующих были устремлены на нее. В зале воцарилась тишина.

– Вы не правы, мистер Фейн, – ответила Койна. – Мы много раз обсуждали этот закон.

Эмоциональный тон ее голоса указывал на то, что она понимала серьезность данной ситуации.

– Конечно, я не имею в виду проект капитана Вертигуса. Мы просто не знали о нем. Но я и мои коллеги часто спорили о гипотетическом законе, который отделил бы нас от Концерна. Мы говорили о его достоинствах и недостатках, поэтому мне не нужно советоваться с главой полиции, чтобы информировать вас о нашем мнении.

– Прошу вас, директор Хэнниш, – вставил Лен. – Продолжайте.

Это была его попытка восстановить контроль над ведением собрания. Клитус Фейн мрачно кивнул, как бы подчеркивая свое ожидание. Его тело вновь зловеще раздулось. Вертигус намеренно отвернулся от Койны. Судя по всему, он уже смирился с поражением.

– Спасибо, президент Лен, – с показным спокойствием сказала Койна. – Мистер Фейн, капитан Вертигус, уважаемые члены Совета. Наша позиция заключается в том, что полиция будет оставаться нейтральной в этом вопросе.

Вздрогнув, Фейн хотел выразить протест. Но Койна не позволила ему перебить себя.

– Другими словами, мы снимаем с себя ответственность за решение Совета, – пояснила она. – Эта ответственность ваша и только ваша. Нашей функцией является служение человечеству с соблюдением правил уголовного кодекса и устава полиции. Если мы начнем определять эти правила и придумывать себе устав, то неизбежно превратимся в силу тирании. Ответственность за принятие законов должна возлагаться на вас. При возникновении нашей организации вы определили ее как подразделение Концерна. С тех пор мы выполняли поставленные перед нами задачи. Если теперь вы решите, что настало время менять наш устав, мы без возражений подчинимся. Естественно, каждый полицейский имеет свои убеждения и личные мнения. Но будучи руководителем службы протокола, я не согласна с мистером Фейном. Я считаю – и думаю, директор Диос согласится со мной, – что это решение является прерогативой Совета. Полиция примет его, как выражение воли народных избранников. В ином случае мы бы предали ваше доверие и стали помехой для всего человечества.

Склонив голову, Койна закончила:

– Спасибо вам за предоставленное слово.

Это был еще один сюрприз для Совета. Все собравшиеся в зале ошеломленно смотрели на Хэнниш. Клитус Фейн потерял свое сходство с Санта-Клаусом, и в его глазах появился убийственный блеск. Сигард Карсин напоминала девочку, увидевшую чудо. Эбриму Лену удалось закрыть рот, но его нижняя челюсть тут же снова отвисла вниз. Максим Игенсард ерзал в кресле, изнывая от желания выразить свое мнение. Капитан Вертигус медленно поднял голову и посмотрел на Койну. В его глазах мерцали слезы.

Хэши был доволен. Он испытал несказанное облегчение. По крайней мере, он не ошибся в оценке своего начальника. «Полиция примет ваше решение как выражение воли народных избранников». Игра Уордена велась против Холта Фэснера – что, в свою очередь, упрощало для Хэши сложный вопрос о лояльности Диосу.

Лебуол взглянул на лейтенанта Крендера. Тот побледнел, словно находился на грани обморока. Хэши понял, что юноша вник в суть борьбы, которая происходила в зале. Он был юным, но не глупым.

Однако времени на размышление не осталось. Уловив боковым зрением какое-то движение, Лебуол повернулся к Натану Элту. Тот приближался к нему. Теперь он находил позади капитана Вертигуса.

– Мое мнение остается прежним, – мрачно произнес Клитус Фейн.

Он говорил негромко, но в его словах угадывался крик отчаяния.

– Если Совет примет закон, ослабляющий полицию, – причем в такое сложное время, когда у человечества появился мощный и безжалостный враг, – мы позже все пожалеем об этом.

Моля Господа Бога и Гейзенберга о том, чтобы лейтенант оказался достаточно умным и расторопным, но не слишком трусливым, Хэши перешел на быстрый шаг. Он хотел поравняться с Элтом до того, как тот заметит его. Президент Лен начал призывать советников к порядку, однако Хэши уже не обращал на него внимания.

К тому времени Натан Элт оказался за спиной Вертигуса Шестнадцатого. Он двигался по проходу верхнего яруса в направлении Клитуса Фейна. Между Хэши и бывшем капитаном подразделения специального назначения осталось не больше трех метров. Лебуол уже видел нашивку на его форменном кителе и бланк удостоверения, прикрепленный к нагрудному карману. Надпись на бланке гласила: «Сержант службы безопасности Руководящего Совета Земли и Космоса Клей Импос».

Хэши замер на месте. Попав в вихрь субатомных возможностей, он с изумлением рассматривал охранника. Тот не обращал на него внимания. Блуждающий взгляд Элта/Импоса выражал рассеянную тупость. Зрачки были неестественно расширены. Мертвенно-бледная кожа дрябло собралась складками под темными глазами. Хэши знал эти признаки. Он часто работал с такими людьми и не сомневался в правоте своей догадки. Натан Элт находился в состоянии наркогипноза. Походкой зомби он продолжал идти в направлении Клитуса Фейна.

Поздно. Слишком поздно. Хэши боялся, что уже опоздал. Он промедлил, пересекая черту, которая разделяла неопределенное предчувствие и безошибочную уверенность. Только ступор Элта спасал его от роковой неудачи.

Повернувшись к Крендеру, Лебуол закричал:

– Арестуйте этого человека! Немедленно! Уберите его отсюда! Живо!

Лейтенант оцепенел от страха. Его подвела неопытность. Вместо того чтобы предпринять какие-то действия, он стоял с открытым ртом, ошалев от приказа директора Бюро по сбору информации.

– Это кадзе! – взревел Хэши. – Выведите его вон!

Затем он сам метнулся к Натану. Не замечая возникшую панику, крики помощников и секретарей, Лебуол сорвал с формы одурманенного кадзе пластиковый бланк удостоверения. То же самое он проделал и с идентификатором, свирепым рывком разорвав цепочку на шее Элта.

В тот же миг Крендер отшвырнул Натана в сторону. Испуганно вскрикнув и едва не упав от толчка лейтенанта, кадзе помчался к двери. К счастью, Форрест Индж уже отдавал приказы. Двое охранников бросились на помощь молодому Крендеру. Они прижали Элта к стене, скрутили ему руки и быстро повели кадзе по проходу верхнего яруса. На другой стороне зала Индж предупреждал по рации наружную охрану и рапортовал о ситуации шефу Мэндишу.

Одурманенный наркотиками, Элт почти не сопротивлялся. Скорее всего, он не понимал, что происходит. Тем не менее его заряд мог взорваться в любой момент. Состояние гипноза и полное отсутствие воли предполагало, что бомба внутри него управлялась какими-то другими способами: внутренним таймером или внешним сигналом.

Предпринимая возможные меры предосторожности, Хэши побежал по ступеням вниз к ужасной толчее – к смешению тел и кресел. Он сжимал в кулаках удостоверение и идентификатор Импоса/Элта, словно эти бесценные предметы могли избавить от беды все человечество.

Охранники наводили порядок: одни из них успокаивали вопящую толпу, другие открывали двери, третьи помогали сопровождать Импоса. Эбрим Лен визгливо кричал, призывая советников покинуть зал. Если бы те подчинились его требованиям, давка помешала бы вывести кадзе. Прибывшее подкрепление охранников оттеснило советников и их штат на нижний ярус.

Лейтенант Крендер и несколько его коллег удалили Импоса/Элта из помещения. По приказу Мэндиша массивные двери снова закрылись. Испуганные люди, оставшиеся внутри, не знали, что делать. Хэши толкали из стороны в сторону. Кто-то сбил его на пол, и он получил несколько болезненных ударов по бокам.

Сквозь рев обезумевшей толпы донесся крик Инджа:

– Всем сесть! Всем сесть, я сказал! Пригнитесь и приготовьтесь к взрыву!

Его свирепый приказ вызвал миг леденящей тишины. Но прежде чем кто-то успел подчиниться, зал содрогнулся от мощного грохота. Взрыв произошел неподалеку от двери. Одна из створок треснула сверху донизу. Пол и стены затряслись. Несколько человек упали на пол. От ударной волны воздух наполнился пылью. На головы людей посыпались куски штукатурки и мелкое крошево бетона. Затем все закончилось.

129
{"b":"474","o":1}