ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Энгус.

Пот усыпал блестками его затылок и обнаженную спину.

– Что случилось? Где мы? В нас попали?

Дэйвис быстро взглянул на нее.

– Морн! – в отчаянии крикнул он. – О Боже! Очевидно, он забыл о ее присутствии. Сын был слишком занят, чтобы замечать свою мать.

– Ты в порядке?

Несмотря на жуткую спешку, Энгус отвлекся от управления кораблем. Услышав голос Морн, он рывком развернул массивное кресло, едва не вырвав его из шарнирных гнезд. Лицо Термопайла пылало румянцем. Красные пятна покрывали лицо и шею. Под маской напряженной концентрации проступала истерия, вызванная принуждением зонных имплантатов.

– Я же просил тебя уйти с мостика! – крикнул он. – Черт бы тебя побрал, Морн! Что ты делаешь? Думаешь, мы без тебя не справимся? Думаешь, мы не сможем нажать на пару клавиш, если ты не скажешь нам, как это делать? Или тебе надоело жить? Захотелось поиграть в самоубийцу?

Вцепившись рукой в край консоли, он потянулся к ней.

– Неужели мы прошли через столько бед лишь для того, чтобы посмотреть, как ты теряешь рассудок? Это мой корабль! Если я приказываю тебе убраться с мостика, ты должна уйти отсюда без всяких разговоров!

Его свирепый взгляд обещал выпустить кровь. Но из-за остатков ясности, взрывавшихся в ее венах, она не испугалась. Морн уже кровоточила – удар о переборку поцарапал ее лоб. Морщась от боли, она прошептала:

– Похоже, это означает, что в нас еще не попали.

Энгус откинулся на спинку кресла. Реакция Морн пробила брешь в его обороне.

– Да, мы целы.

На его лице промелькнуло изумление. Цвет пятен на коже изменился.

– Этот мальчишка не потрудился прицелиться, когда открыл огонь по противнику. Однако он угадал с включением дисперсионного поля. Тот корабль стрелял в нас прямой наводкой, но мы не получили никаких повреждений.

Он смотрел на Морн, словно хотел проникнуть взором в ее голову.

– Что ты хочешь нам доказать? – с обидой спросил Дэйвис. – Почему не ушла? Неужели тебе не ясно, что тут опасно…

Его голос затих.

– Ты не в гравитационной болезни, – ошеломленно произнес Термопайл. – Либо ты успела выйти из нее, либо ускорение оказалось недостаточно сильным. Или ты воспользовалась чертовым имплантатом, чтобы сделать мозг нечувствительным к голосу Вселенной? Черт! Ты уже совсем…

Он так и не окончил фразу. Застонав от боли, Морн медленно села и прислонилась к креслу. Энгус был прав: гравитационная болезнь не овладела ею. Ускорение свело ее с ума и наполнило потоками грез. Морн помнила это. Возможно, приступу болезни помешала потеря сознания? Или она так долго пользовалась зонным имплантатом, что повредила нейроны мозга?

Как бы там ни было, кризис прошел. Вместе с облегчением Морн почувствовала намек на печаль, будто потеряла что-то ценное – словно ей не хватало ясных команд Вселенной. Она понимала, о чем говорил ей Дэйвис.

– Куда мы направляемся? – ощупывая ссадины, спросила она.

– Об этом спрашивай его, – с внезапной злостью ответил сын. – Со мной он разговаривать не хочет.

Взглянув на Дэйвиса, Термопайл произнес:

– Мы возвращаемся в рой.

Он недовольно поморщился и указал рукой на экраны.

– Неужели это надо объяснять?

Дэйвис выругался, но Энгус лишь пожал плечами.

– В отличие от вас я изучил карту Бекмана, – продолжил он. – Из нашего сектора роя имеется только один пригодный маршрут. Но именно там мы и встретили поджидавший нас корабль. В других местах нам пришлось бы продираться между скал и взрывать их пушкой. Короче, мы застряли между «Планером» и тем ублюдком. Я могу юлить и метаться какое-то время, но вскоре они отыщут нас. Нам надо вернуться назад и найти другую трассу. Будем сражаться с ними по одному. Если они атакуют разом, нас не спасет никакое дисперсионное поле. Поэтому сначала разберемся с «Планером». Посмотрим, что мы можем сделать. Во всяком случае, он знаком мне больше, чем второй противник.

Немного помолчав, Термопайл со злостью добавил:

– Есть шанс, что капитан Траходав нанес ему какой-то вред. Это могло бы помочь. Кроме того, я распознал второе судно. Мы встречались с ним прежде.

Он сделал паузу, глотая гнев и отчаяние.

– Корабль называется «Завтрак налегке». Я видел его на Малом Танатосе. Он стартовал раньше нас на пару часов. Мы слышали его переговоры с Башней «Купюры». Сканер отметил и записал эмиссионный спектр. Вам нужно объяснять, что это значит?

Морн покачала головой, но Энгус не умолк.

– Он знает нас по Малому Танатосу. И «Планер» ему тоже знаком. Он прилетел сюда не случайно. Его засада – не простое совпадение.

– Он помогает Сорас, – согласилась Морн.

«О Господи! Сколько врагов! И сколько союзников у Чатлейн!»

– Если мы будем сражаться с ними одновременно, нам конец, – добавил Энгус.

Он пожал плечами, словно с трудом удержался от желания ударить кулаком по пульту. Его голос снова стал спокойным.

– Заодно вернем Сиба. Если Сорас или капитан Траходав не убили Макерна, мы отыщем его. Главное, чтобы он не затерялся в обломках, когда начнется сражение с «Планером». И было бы здорово, если бы «Завтрак налегке» не догнал нас слишком быстро…

Слова Энгуса угасли в вое двигателя, шепоте воздушных очистителей и тихом гудении плазменной пушки.

Мысль о Макерне, одиноко парящем в громадной мясорубке роя, наполнили Морн печалью. Она представила себе, как Сиб задыхался в скафандре; как он ждал возвращения «Трубы». Сердце заныло от острой тоски. Возможно, он сейчас молил о том, чтобы Ник и Сорас убили его. После всех страданий, потерь и страхов он заслуживал честного отношения и уважения своих товарищей.

Как долго он кричал, корчась от недостатка кислорода? И сколько союзников имела Сорас Чатлейн? Морн встряхнула головой, отметая эти вопросы. Обращаясь больше к Дэйвису, чем к Энгусу, она тихо спросила:

– Значит, бой больше не будет местью? Мы полетим навстречу «Планеру», потому что это лучшая из альтернатив?

Дэйвис оставил свои возражения при себе. Он нуждался в мести к «Потрошителю» и Чатлейн. Морн понимала это. Стремление к возмездию защищало его от глубинных страхов и безумия. В нем скрывалась особая гравитационная болезнь – ужасающая пропасть, которая отделяла его воспоминания от того, каким человеком он был на самом деле. Если Дэйвису не удастся отстоять свою индивидуальность, он исчезнет в бездонном провале между собственным и внедренным сознанием.

Желая помочь ему, она спросила у Энгуса:

– Как ты думаешь справиться с «Планером»?

Какое-то время Термопайл не отвечал – возможно, консультировался с базами данных. Затем он рассудительно сказал:

– Все зависит от того, на каком расстоянии мы его обнаружим. И сколько крупных астероидов будет между нами. Я не уверен, что мы получим возможность для прямой и внезапной атаки.

Повернувшись к Дэйвису, он грозно предупредил:

– На этот раз не спеши жать на кнопки. Прицелься как следует!

Несмотря на грубый тон, Морн услышала в нем нечто большее, чем презрение. Возможно, признание?

– Сражаться против протонной пушки можно только одним-единственным способом – взорвав ее излучатель до того, как она выстрелит. Иногда, если корабли находятся далеко друг от друга, щиты выдерживают протонный луч. И иногда, если стрелок везучий как черт, он попадает плазменным зарядом в основание излучателя. Это разрушает пушку. Возможно, наши щиты и выдержат. Но на везение рассчитывать нечего. Так что не стреляй по скалам. Хладнокровно прицелься. Если у нас появится обзор, сканер покажет тебе, где находится излучатель протонной пушки.

Смущенно взглянув на мать, словно присутствие Морн мешало его концентрации, Дэйвис вывел на один из экранов конфигурацию и эмиссионный спектр сверхсветовой протонной пушки.

Задержав дыхание, чтобы приглушить шум крови в голове, Морн поднялась на ноги и потянулась к поручню. Маневренный рывок толкнул ее к переборке, но на этот раз столкновение было легким. Морн пристегнула пояс к поручню. Конечно, она могла покинуть мостик, но ей хотелось остаться в центре событий.

138
{"b":"474","o":1}