ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что бы там ни случилось, Морн должна преодолеть гравитационную болезнь. Ей требовалось абсолютное здравомыслие. Как только она нажмет на клавишу старта, ее мозг может стать ужасной угрозой для крейсера. Если Вселенная заговорит с ней опять, Морн подчинится ее приказам. С командным пультом под руками она направит «Трубу» на один из кораблей или врежется в скалу. Или нырнет в черную дыру, которую создаст Термопайл.

Как она справилась с приступом в прошлый раз? Гравитационная болезнь овладела ее сознанием, когда она ударилась о переборку. Морн почувствовала, как мозг наполнился кристальным пониманием истин. А затем ясность поблекла и угасла в венах и нервных узлах. Почему? Что нужно сделать для повторения этого эффекта? Она вспомнила удар, стук черепа о прорезиненный пластик и скольжение на спине по полу. Раны еще ныли. Но она знала, что этой боли было недостаточно.

– Я вижу гранату, – прокричал Дэйвис.

Он задыхался так же, как его отец.

– Энгус запустил ее в «Завтрак налегке». Вполне разумно. «Завтрак» ближе. Я не понимаю, как это ему удалось.

Несмотря на затрудненное дыхание, в его голосе чувствовалось восхищенное удивление.

– Возможно, он спятил, но его расчет траектории безупречен. Граната летит прямо к цели.

Если сенсоры «Трубы» опознали сингулярную гранату, то это могли сделать и приборы «Завтрака налегке». Но тот был занят сражением. Морн вдруг поняла еще одну деталь хитроумного плана Энгуса.

– Боже! – воскликнула она. – Так вот почему он взял с собой плазменную пушку. Чтобы произвести детонацию гранаты!

Детонация взрывом плазменного снаряда обеспечила бы гранату необходимой дополнительной энергией.

– Разве это возможно? – полюбопытствовал Дэйвис.

Морн не знала.

– А мы можем выстрелить по ней из пушки? – спросила она. – Взорвать ее, когда она приблизится к «Завтраку налегке»?

– Почти никаких шансов на успех, – ответил Дэйвис– Все находится в движении. Слишком много искажений. Кроме того, холодный старт не позволит нам сохранить стабильное ускорение. Мы помчимся с сумасшедшими рывками. При таких условиях я не попаду в гранату даже с пятидесяти метров. Здесь потребовалось бы чертовское везение.

А на что же тогда надеялся Энгус? Впрочем, он был киборгом – человеком-машиной. Возможно, его глазомер, компьютер и зонные имплантаты действовали лучше, чем электронный прицел.

«Завтрак налегке» еще раз выстрелил в «Планер». Тот ответил залпом из всех орудий. Огневая мощь, которую они посылали друг в друга, могла бы разорвать на части любой незащищенный корабль. Если взрыв детонирует гранату на подлете… Нет, она пока не достигла линии огня. Семя смерти продолжало дрейфовать к своей цели.

Работа сканера снова нарушилась. На таком расстоянии квантовые разряды в комбинации с эмиссией частиц из магнитных ловушек создавали мощные помехи на всех диапазонах волн. Ну что же, это давало «Трубе» еще несколько секунд форы.

– Старт!

Голос Энгуса наполнил мостик криком.

– Действуй немедленно! Ключ на старт!

Сделав быстрый вдох, Морн подчинилась приказу. В то же мгновение Дэйвис активировал пушки и поставил их на подзарядку от двигателя. Дрожь прокатилась по корпусу корабля, словно он получил сокрушительный толчок. Морн затряслась в ремнях безопасности, как тряпичная кукла. В холодных дюзах заклокотала неудержимая энергия. Наверное, с позиций «Планера» и «Завтрака налегке» крейсер выглядел разбившимся судном, но он лишь оседлал скалу. Камни проскрипели корпусу прощальную песню, металл отозвался нервозным визгом, и «Труба» взлетела с астероида.

Давление впилось в кости Морн – результат разгона и бокового ускорения. Корабль начал выходить на расчетную траекторию, разворачиваясь к краю роя. Его путь пролегал рядом с целью Энгуса – рядом с «Завтраком налегке». Корпус судна снова содрогнулся. Опоры дюз и полимеризованная керамика меняли конфигурацию, подстраиваясь под экстремальный режим полета. Им приходилось поглощать слишком много жара за короткий срок. Голова Морн уткнулась в подушку. Плечи погрузились в раздувшуюся спинку кресла.

Насколько она помнила, от приступа гравитационной болезни ее спасли удар о переборку и дополнительный вес тела. Она не могла парить, и у нее болели спина, голова и плечо.

Кренясь то в одну, то в другую сторону, «Труба» вылетела на линию огня. Она могла бы двигаться с еще большим ускорением, но холодный старт сопровождался нестабильными импульсными полями. Они не позволяли запустить двигатель на полную мощь до тех пор, пока не прогреются дюзы. К тому же часть энергии шла на подзарядку оружия. Скорость корабля была слишком медленной, чтобы в голове Морн открылась Вселенная. Но при таком ускорении «Труба» почти ничем не отличалась от стационарной цели. «Планер» и «Завтрак налегке» могли попасть в нее с первого выстрела.

Емкости энергетических ячеек не хватало для заряда плазменной пушки. Но ее было достаточно для создания дисперсионного поля. Если Дэйвис верно рассчитает момент включения, он отразит возможный удар противников. А затем двигатель стабилизируется, и они полетят с ускорением, которое введет Морн в безумие приступа…

Даже если «Труба» отразит атаку двух кораблей, Энгус не выживет в алом шторме квантовых разрядов. Они выведут из строя его имплантаты и аппаратуру. Возможно, он ослепнет от вспышек эмиссионного хаоса.

Казалось, что мигающие точки на экранах сканера диктовали шифровку смертельного послания. Крейсер приближался к линии огня. Через несколько секунд он должен был пройти перед пушками «Завтрака налегке». Сенсоры предупреждали о том, что «Планер» и его противник заряжали плазменные пушки. Оба корабля получили значительные повреждения. Их магнитные ловушки завывали от жесткого излучения. На корпусах виднелись царапины и вмятины. Многие оружейные порты и антенны были разбиты. Энергетические профили систем давали утечки в местах коротких замыканий. Однако «Планер» понес больший ущерб – старые раны сделали его уязвимым для ударов «Завтрака».

– «Планер» хочет выстрелить в нас, – процедил сквозь зубы Дэйвис. – Но «Завтрак налегке» по-прежнему ведет его на прицеле.

Голос Дэйвиса дрожал от волнения. Глаза были прищурены от концентрации внимания. Корабль Сорас разворачивал пушки в направлении «Трубы». Очевидно, Чатлейн посчитала уничтожение крейсера более важной задачей, чем защиту «Планера».

В нижней части экрана замелькали цифры эмиссионного потока. Дэйвис тут же нажал на несколько клавиш, создавая вокруг судна кокон дисперсионного поля. Морн почувствовала сотрясение от удара. В «Трубу» попали…

Сканер в третий раз отключился. Мощные помехи захватили власть на всех диапазонах частот.

… Нет, не попали! Сотрясение было вызвано очередным рывком непрогретого импульсного двигателя. В коридорах завыли тревожные сирены. Но ни одна из них не предупреждала о прямом попадании или пробоине в корпусе.

В следующую секунду работа импульсного двигателя стабилизировалась. Энергетическая дуга набрала необходимую мощность. Ускорение возросло, вжав Морн в спинку кресла. Кровь прилила к ушам, кожа на скулах натянулась. Сердце тревожно забилось в груди.

Сейчас или никогда! Если гравитационная болезнь овладеет ею, она так и не узнает о том, что случилось дальше. Впрочем, надеяться было не на что. В этот миг Морн была уверена в одном: сканеры «Планера» и «Завтрака налегке» ослепли от алого шторма плазменной дисперсии. Если «Трубе» грозила скорая гибель, она могла произойти по трем причинам: из-за столкновения с каким-нибудь астероидом, из-за атаки «Завтрака налегке», мимо которого пролетал крейсер, или оттого, что с Морн заговорила Вселенная.

Со странной печалью она подумала о том, что безумство Энгуса скорее всего окажется напрасным. И ей уже не узнать, насколько оправданным был ее собственный риск. Хотя почему? Она должна была узнать! Она могла избежать приступа гравитационной болезни, потому что ускорение «Трубы» внезапно уменьшилось в два раза – или даже в три…

146
{"b":"474","o":1}